Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Палыч с мигалкой

22.01.2001, 11:30

Привычка ездить на красный свет страшно развращает. И даже трудно порой уловить момент, когда овладевает человеком этот разврат. Вот он проскочил на мигающий зеленый. Вот не стал тормозить на желтый. Ну, а там уже и до красного недалеко. Впрочем, весь секрет такого водительского нахальства заключается вовсе не благоприобретенном дальтонизме или постепенной порче характера индивида по мере неуклонно надвигающейся на него старости. Отнюдь. Секрет вообще лежит вне телесной оболочки конкретного водилы, — он обретается непосредственно в самодвижущемся экипаже.

Впрочем, если мы хотим поставить свои опыты на научную основу, то должны прежде всего обратить внимание на марку экипажа, после чего уже нетрудно будет умозаключить: чем экипаж наворотистее, тем он наглее себя ведет по отношению к прочим участникам дорожного движения. Признаком самого крутого ездока (пальцы веером, всем торчать по обочинам, стоять, бояться) является увеличенный против обычного триколор (то есть высочайше утвержденный государственный символ нашей славной Родины) на номерном знаке, отягощенный благородным черным окрасом самого корпуса экипажа, озаряемого попутно проблесковым маячком. При наличии этих признаков становится совершенно ясно, что по дороге и вообще по жизни мчит явный и полный отморозок. Причем скорее всего приобретший свою крутизну в результате народного (т.е. нашего с вами) волеизъявления.

Беда Пал Палыча Бородина, стремившегося на званый обед, но попавшего в бруклинский застенок, заключалась всего лишь в том, что он просто уже давно забыл, как надо ездить на зеленый свет. То есть чисто конкретно расслабился. Причем мы ведь не будет тут клеймить и обвинять Пал Палыча. Да боже упаси. Не наше это собачье дело. Ему и так сейчас тошно. С ним скорее всего и женевский кантонально-кальвинистский суд ничегошеньки поделать не сможет и отпустит с миром, помурыжив да выплатив компенсацию за нанесенный Палычу ущерб. Но ведь вот какая загадка тут: зачем же он туда поперся? Палыч ведь совершенно точно знал, что ему горит «красный». Что еще в январе 2000 года злобные швейцарские зануды-юристы, обломавшиеся уже и на Михасе, и на “Мабетексе”, и на ельцинских-дьяченковских кредитках, а оттого особенно отчаянные в своих домогательствах, выписали на его честное благородное имя ордер. И вывесили сей ордер в Интерполе. Знал, но не боялся. И адвокаты его знали. И тоже не боялись.

И полетел Палыч на бал со свечами в эту треклятую Америку, аки мотылек на предательское пламя. А все потому, что привыкли наши палычи ездить на красный свет. Ведь когда настолько привыкаешь на него ездить, то тебе и в голову не может прийти, что во время твоего триумфального, стремительного рассекания презренного пространства кто-то может взять да и наехать на тебя. Опустить. Надеть наручники. Наплевать прямо в диппаспорт, как в душу. Тем более, что он и выдан-то несуществующим государством Руссобелией. Это же просто не укладывается в голове, как не укладываются в ней же некие общие для всех правила и нормы поведения. Хотя бы предосторожность. Ну как же. Мы ж крутые. Мол, не может быть у нас общих норм и правил. Мол, красный, желтый, зеленый – это ведь для них, для быдла. А у нас – пальцы веером – и вперед, заре навстречу.

Похоже, что и адвокаты у Палыча – тоже того, с веером, будь они трижды Падва. Бойко говорить перед телекамерами о политической мотивации ареста подзащитного они уже научились. А международное право (по крайней мере в части, касающейся иммунитета, а также американо-швейцарской практики выдачи арестованных) подзабыли, похоже. А может, они его и вовсе не знали. Потому как никакие они не Шапиро и не футболиста-убийцу Симпсона защищают за 500 баксов в час, а приблатненные при, с позволения сказать, новорусской элите служащие, а потому про общечеловеческое запрещение ездить на красный свет знать не обязаны. Хотя те же 500 баксов за тот же час, уж будьте любезны, всенепременно востребуют.

Да что там адвокаты – у нас и МИД под стать таким ездокам на красный. Сначала в бруклинский застенок заслали чрезвычайного и полномочного посла. Пришел посол к копам и, видимо, попытался их взять нахрапом. Да вы что, мол, пацаны, с дуба рухнули? Мол, уважаемый человек приехал к самому президенту Бушу на праздник, а вы его – в кутузку. Да бросьте дурака валять, отпустите, пусть он на бал едет, а потом, уж так и быть, на ваши дурацкие вопросы ответит — зуб даю. То есть, в переводе: ну, на красный проскочил, так что с того, — он же, во-первых, к Самому летел, а во-вторых, уважаемый, то есть авторитет.

Но нахрапом бруклинских копов не возьмешь. Видно, они по нашим меркам совсем тупые. Тогда иностранного министра Иванова задействовали. Тот кинулся звонить в эту треклятую Швейцарию: да порвите вы, говорит, свой «протокол» на нашего Палыча, договоримся по-хорошему, по понятиям то есть. Те, натурально, не понимают. Ни того, как можно протоколы рвать, ни про какие-то особые понятия, отличные от всех общечеловеческих. Ну полные ж козлы. Хорошо еще у Иванова ума хватило денег им не совать по факсу. А то бы они смекнули запротоколировать его посулы да потом арестовать прямо на переговорах по какому-нибудь ближневосточному урегулированию.

Эдак мы и вовсе без правителей останемся. Всех посадят. Причем всех – за границей. Больно строгие у них там правила движения дорожного. Мы-то не звери, понимаем: если большой человек, то надо его пропустить, пусть себе едет и на красный, и по встречной. А мы уж как-нибудь тихонечко — по обочине, по обочине. Да за столько лет-то привыкли уж. Трясет вот только там очень – колдобина на колдобине.