«Это как оружие»: почему Запад не отменяет санкции

В Евросоюзе назвали санкции «геополитическим оружием»

Санкции используются вместо оружия и как оружие, признают европейские политики. И некоторые из них, включая лидеров европейских государств, ставят вопрос о смягчении ограничений против России, исходя из соображений экономической целесообразности. Но санкции не отменят, потому что это дело принципа, а торг в таких делах не уместен.

В современном мире политические деятели используют санкции как оружие. Об этом заявил возможный преемник Федерики Могерини на посту верховного представителя Евросоюза по иностранным делам и политике безопасности Жозеп Боррель.

Геополитические конфликты происходят сейчас не на поле боя, а в киберпространстве и областях, связанных с торговлей, экономикой и доступом к сырьевым ресурсам, считает Боррель.

«В качестве оружия используются санкции, пошлины, девальвация валют и принудительная передача технологий»,

— цитирует европейского политика РИА «Новости».

Он не уточнил, о санкциях против каких стран идет речь, но самые жесткие санкции Запад, прежде всего США и Евросоюз, применяют к Ирану, Кубе и, конечно, к России.

А от тарифной войны между США и Китаем, и вовсе трясет весь мир. Это и неудивительно, учитывая, что примерно из $80 трлн номинального мирового ВВП на долю США приходится порядка $20 трлн, на Китай — $13 трлн.

Шапкозакидательство — дорогое удовольствие

Никто из политиков в последнее время не отрицает негативного влияния санкций на экономическое развитие. Хотя российские власти в первые годы после их введения делали бодрые заявления в том духе, что мы-то уж не пропадем и заменим весь импорт на отечественную продукцию.

Сейчас шапкозакидательских заявлений не слышно и официальная Москва предпочитает соревноваться в цифрах ущерба, нанесенного рестрикциями Запада и ответным эмбарго со стороны России. В ходе «прямой линии» с россиянами 20 июня Путин обозначил масштаб ущерба.

Потери России с момента введения против нее санкций в 2014 году (после присоединения Крыма к России) составили $50 млрд.

А Евросоюз потерял от разрыва отношений с Россией порядка $240 млрд. Как производился подсчет не было указано.

Сама еврокомиссар Могерини, оценивая противостояние ЕС и России, отрицала значительный ущерб, нанесенный российскими контрсанкциями экономике Европы. «Несмотря на трудности, вызванные российским эмбарго, агропродовольственный сектор ЕС продемонстрировал выдающуюся устойчивость, и большинство затронутых секторов смогли найти альтернативные рынки», — говорила Могерини, но размер ущерба не обозначила.

Эталонные годы: 1913 и 2013.

В России из-за санкций обвалился рубль и из-за разрыва налаженных экономических связей пошли в рост цены. Тогдашний вице-премьер и куратор АПК Аркадий Дворкович успокаивал в сентябре 2014 года: цены на потребительском рынке не выйдут из-под контроля. Дворковича в правительстве нет, а цены так и не вышли на уровень 2013 года.

А сам 2013 год стал эталонным, точкой отсчета, пунктом относительного благополучия, от которого можно мерить текущие проблемы. Во времена СССР таким годом считался 1913-й, самый успешный год Российской империи, перед начало Первой мировой войны и последующих революционных потрясений.

Хотя проблема санкционного давления не решена, она по крайней мере перестала быть табу для институтов власти, для экспертного сообщества, санкции и ответное эмбарго анализируют, есть попытки найти компромисс. В Кремле по прежнему считают неприемлемым санкционное давление на Россию, но уверены в адекватности ответного эмбарго на ввоз импортной продукции. Президент Владимир Путин, комментируя итоги саммита БРИКС-2016, заявил, что нет необходимости отменять контрсанкции.

Теперь же изматывающее давление Запада на экономику понуждает российское правительство найти компромисс в санкционном противостоянии. Отмена эмбарго обсуждалась как часть антикризисного плана правительства в 2018 году, правда, так ею и не стала.

Роспотребнадзор однажды осмелился предложить правительству запретить уничтожение пригодных в пищу продуктов.

Эту инициативу одобрял и вице-премьер и куратор агросектора Алексей Гордеев. «Мне кажется, продукты питания уничтожать — это в принципе неправильно»», — сказал Гордеев.

Впрочем, ничего не изменилось, если не считать, что санкции и контрсанкции в итоге добавили к росту цен на продовольствие в России как минимум 1 процентный пункт. Подсчет сделан по итогам 2018 года Центробанком РФ.

«Как выйти из взаимной блокады?»

Из европейских стран — Франции, Австрии, Италии, Венгрии — время от времени тоже слышны предложения найти компромисс в санкционной бойне. На этой неделе в немецком парламенте представители сразу нескольких фракций выступили за ослабление санкций против России. Об этом депутаты заявили в ходе конференции «Пять лет санкций против России — как выйти из взаимной блокады?»

Политики напомнили об убытках немецкой экономике от рестрикций и заявили о намерении вынести вопрос о смягчении санкций против России на уровень Евросоюза.

Смягчать готовы, но при условии выполнения Минских соглашений, касающихся урегулирования в Донбассе.

Москва в ответ говорит традиционное: а мы тут причем? Россия не является стороной конфликта на юго-востоке Украины, минские соглашения касаются Киева и двух отколовшихся от Украины республик — ДНР и ЛНР. Эта классика жанра звучит всякий раз, когда речь заходит о примирении в конфликте.

Позиция Украины по поводу санкций и после недавней смены власти не поменялась: да, санкции наносят ущерб экономике по обе стороны баррикад. Но они — дело принципа и торг тут не уместен. Глава МИД Украины Вадим Пристайко в интервью немецкой газете Welt отмечал, что Западу действительно становится сложнее придерживаться антироссийских санкций. Дальше следовало «но».

«Даже если западные санкции не идеальны и для наших западных партнеров все сложнее поддерживать их — они наносят вред российской экономике. И это побуждает россиян двигаться в правильном направлении», — заявил он (цитата по ТАСС).

Ранее Комитет постоянных представителей стран Евросоюза без обсуждения утвердил продление до 15 марта очередных санкций против российских граждан и компаний, «подрывающих» суверенитет» Украины. Европа, напомним, продлевает санкции каждые полгода.

Для вступления очередных рестрикций в силу их должен одобрить Совет ЕС. Но разве у кого-то есть сомнения, что санкции одобрят? Представитель МИД России Мария Захарова на полях Восточного экономического форума назвала санкционные меры ЕС «заезженной пластинкой». Музыка надоела, но пластинку никто не снимает.