Государственные стимулы: за счет чего развивается Saudi Aramco

Правительство Саудовской Аравии не стесняется компенсировать потери самой прибыльной компании мира

Ahmed Jadallah/Reuters
Единственный нефтедобытчик Саудовской Аравии Saudi Aramco, во многом формирующий бюджет страны, впервые опубликовал отчетность. Прибыль — $111 млрд – оказалась больше, чем у Apple и Google. Как выясняется, с помощью льгот и компенсаций государство настроило экономику компании ради дальнейшего развития – не только ее самой, но и целых отраслей производства. Инвесторы в намерения компании и государства верят – спрос на дебютный выпуск международных облигаций оказался ажиотажным.

Саудовская Аравия – крупнейший и ключевой игрок среди стран-членов ОПЕК, экономика которой опирается преимущественно на доходы от нефти. В ближайшие годы страна, которая обычно славится закрытостью, поставила цель провести реформы, направленные на диверсификацию экономики. Один из самых амбициозных проектов – строительство мегаполиса за $500 млрд, все сервисы и процессы в котором будут полностью автоматизированы. Этот и другие амбициозные проекты должны вывести экономику на новый уровень. При этом отказываться от нефтедобычи и нефтепереработки страна не намерена – эти отрасли способны генерировать технологические новации.

Опора государства – и в прямом, и в переносном смысле – государственная нефтяная компания Saudi Aramco. Резервы компании оцениваются в 227 млрд баррелей нефти, а общие резервы – 257 млрд баррелей нефтяного эквивалента, что соответствует запасам на 52 года.

В начале апреля она впервые опубликовала отчетность и произвела настоящую сенсацию на рынке, показав прибыль в 2018 году на уровне $111 млрд. Это выше прибыли Apple и Google вместе взятых. Отчетность опубликована на Лондонской бирже в рамках проспекта размещения бондов и призвана повысить привлекательность компании для иностранных инвесторов. Спрос на дебютный выпуск превысил предложение в 8 раз, сообщило агентство Reuters 9 апреля. При объеме размещения в $12 млрд инвесторы подали заявки на $100 млпд. Это рекорд на развивающихся рынках.

Впрочем, само государство, получающее 63% доходов от Saudi Aramco и заинтересованное в диверсификации работы компании и усилении ее позиций на мировых рынках, как оказалось, не просто качает нефтедоллары из корпорации.

Еще в 2017 году, когда вовсю шли разговоры о возможности IPO Saudi Aramco, правительство распорядилось снизить корпоративный налог для компании, в результате налоговая нагрузка снизилась с 85% до 50%. Аналитики расценили такой шаг, немыслимый для России, где налоговая нагрузка на нефтянку постоянно только повышается, позитивным. Кроме того, государство ввело компенсации компании – в том числе за поставки нефтепродуктов на внутренний рынок. Как следует из отчетности, в 2018 году сумма возмещений из бюджета составила рекордные $41 млрд. Кроме того, до 2017 года Saudi Aramco поставляла нефть и газ государственному монополисту в сфере генерации и передачи электроэнергии Saudi Electricity Company – бесплатно. В 2016 году, как писал Forbes, объем поставленных ресурсов оценивался в $3 млрд, но в 2017 и 2018 году компания стала получать часть компенсации за эту «государственную» функцию. В дальнейшем она рассчитывает на полный расчет.

«У нас есть наш замечательный партнер по соглашению ОПЕК+, крупнейший экспортер нефти и нефтепродуктов после нас. Мы самые большие, а они – саудиты — чуть-чуть от нас отстают. Саудовская Аравия поддерживает на внутреннем рынке низкие цены на бензин и дизельное топливо, реально низкие. Эти цены достигаются за счет того, что бюджет напрямую дотирует снижение цен компании Saudi Aramco. Причем размеры платежей из бюджета они, надо сказать, потрясают воображение. Если чистая прибыль Saudi Aramco за прошлый год составила 111 миллиардов долларов, то деньги, которые они получили в качестве компенсации от государства, — это 41 миллиард долларов», — поясняет гендиректор компании «Инфотэк-терминал» Рустам Танкаев.

Вместе с тем компенсации не означают дыры в бюджете – с укреплением денежного потока повышается устойчивость компании, то есть всей нефтедобывающей отрасли Саудовской Аравии. Такая устойчивость позволяет государству рассчитывать на дальнейшие прибыли: при этом надо учитывать, что Saudi Aramco платит не только роялти и корпоративный налог, а еще НДС, лицензионные и рентные платежи, тарифы и так далее. Одних дивидендов, по расчетам Moody's, в 2018 году компания заплатила в объеме $58,2 млрд. То есть бюджет компания наполняет, но при этом получает от правительства справедливые компенсации за поставки нефтепродуктов на внутренний рынок, цены на котором как и в России регулируются в ручном режиме.

Денежный поток позволяет Saudi Aramco не только наращивать добычные мощности (цель – поддержка мощностей на уровне 12 млн баррелей), но и развивать высокомаржинальные сегменты, в том числе нефтехимию. Размещение бондов направлено, например, на финансирование сделки по приобретению крупнейшей на Ближнем Востоке нефтехимической компании Sabic, которая куплена за $69 млрд. Компания вообще рассчитывает стать глобальной нефтехимической компанией. Как заявил в конце прошлого года глава компании Амин Нассер, в ближайшие 10 лет Saudi Aramco намерена инвестировать $100 млрд в нефтехимические проекты. Такая стратегия оправдана: согласно прогнозам Международного энергетического агентства, нефтехимическая отрасль в ближайшие годы будет расти темпами выше, нежели любой сегмент нефтяной отрасли.

Очевидно, что при этом государство, перед которым, как и перед Россией, стоит задача наполнения бюджета, свободный денежный поток, напротив, не урезает. Наряду с развитием смежных с нефтедобычей отраслей, которые «тянет» Saudi Aramco, она вкладывается и в другие отрасли.

«Новые данные по Саудовской Аравии раскрывают интересный стратегический план развития всей экономики. В России же действует налоговый маневр и договоренности о сдерживании цен на топливо на внутреннем рынке. Нефтяники оправданно жалуются на недополученную прибыль, но даже не это главное – пошли слухи об обсуждении возможного роста нагрузки на нефтянку. То есть фактически нефтяные компании окажутся в позиции, когда расходы на стабилизацию рынка топлива придется компенсировать, не государству, как это происходит в Саудовской Аравии, а им самим», — указывает Танкаев.

При этом, эксперты убеждены, что стимулирование со стороны государства позволяет сохранять высокий уровень капитальных затрат. И это доказывает опыт Саудовской Аравии. В 2017 году Saudi Aramco объявила о планах в течение 10 лет ежегодно инвестировать около $40 млрд. Согласно расчетам Fitch, в конце 2018 года у компании было около $49 млрд свободных средств, что позволяет выполнять этот долгосрочный план.