Еврокомиссия вливается в «Северный поток»

Еврокомиссия получила мандат на переговоры с РФ по «Северному потоку – 2''

Shutterstock

Еврокомиссия получила мандат на ведение переговоров с Россией по строительству второй ветки газопровода «Северный поток» в специальном режиме. В Минэнерго России документ еще не видели, но уже готовы продолжить переговоры с ЕК в августе-сентябре.

Еврокомиссия получила мандат на ведение переговоров с Россией по строительству второй ветки газопровода «Северный поток» в специальном режиме, сообщил журналистам замглавы Еврокомиссии по делам Энергосоюза Марош Шефчович после министерской конференции по устойчивому развитию энергетики в Астане.

Реклама

«Комиссия одобрила мандат, и сегодня мы должны представить его странам-участницам. У нас есть право не только участвовать в дебатах, но и предлагать добавки в текст. Я поддерживаю позицию министра Новака о том, что им (России. — «Газета.Ru») нужно внимательно изучить мандат, надеюсь, мы и дальше будем обсуждать этот вопрос — наверное, уже в сентябре», — сказал он.

В свою очередь, министр энергетики РФ Александр Новак признал, что в Минэнерго этот документ еще не видели.

«Мы должны будем его изучить. Наша позиция заключается в том, что строительство этого инфраструктурного проекта осуществляется коммерческими компаниями. Это коммерческий проект», — сказал он.

Стороны заверили, что намерены продолжить консультации в конце августа – начале сентября.

«Северный поток – 2» — вторая ветка трубопровода по дну Балтийского моря от российского побережья до побережья Германии. Пропускная способность каждой из двух ниток — 27,5 млрд куб. м в год. Новый газопровод удвоит мощности действующего «Северного потока», который позволяет поставлять газ в Европу в обход украинского транзита.

Единственным акционером проектной компании Nord Stream 2 AG будет российский «Газпром», финансовое участие в проекте примут пять европейских компаний: французская Engie, австрийская OMV, британо-нидерландская Royal Dutch Shell и германские Uniper и Wintershall. Они предоставят €4,75 млрд на реализацию проекта «Северный поток – 2», по $950 млн каждая. Таким образом, западные партнеры «Газпрома» обеспечат 50% финансирования проекта. Информация о второй половине финансирования новой трубы пока не раскрывается.

СП-2 в первую очередь нужен для снижения зависимости от транзита российского газа через украинскую территорию. Как ранее заявлял Киев, активно выступающий против проекта, его запуск лишит Украину около $2 млрд транзитных доходов в год.

Первоначально пять европейских компаний должны были стать акционерами, и в сентябре 2015 года было подписано акционерное соглашение, по которому «Газпром» получал 51% проекта, Engie — 9%, остальные участники — по 10%.

Но против такой модели выступило антимонопольное ведомство Польши, заявив, что сделка может нести угрозу польским потребителям. Партнеры по СП-2 отказались от создания совместного предприятия, но не от проекта.

Польша остается последовательным противником новой трубы для поставок российского газа. Недавно председатель Европейского совета Дональд Туск выступил за жесткое регулирование строительства газопровода «Северный поток – 2».

С проектом также связаны определенные риски, вызванные неприятием проекта несколькими странами ЕС и опять-таки Украиной. Глава «Газпрома» Алексей Миллер в апреле заявил, что холдинг готов рассмотреть возможность сохранения транзита газа через Украину после 2019 года до 15 млрд куб. м, то есть сократив его более чем в пять раз. Формально таким образом Россия выполнит условие, выдвинутое ЕК для одобрения проекта «Северный поток – 2». Но, по словам украинских экспертов, такой объем транзита будет означать фактическую смерть газотранспортной системы Украины.

Противники СП-2 считают, что новый газопровод угрожает энергетической безопасности Европы и противоречит стратегии, предполагающей диверсификацию поставок энергоресурсов и снижение зависимости от «Газпрома».

Основные опасения вызваны возможностью запрета со стороны Еврокомиссии на прокладку дополнительной сухопутной инфраструктуры, необходимой для полноценной работы второго «Северного потока».

Аналогичные проблемы, кстати, существуют у СП-1, которому европейская администрация то разрешает использовать дополнительные мощности газопровода OPAL (сухопутное продолжение первого «Северного потока»), то снова запрещает.

В 2012-м ЕК начала антимонопольное расследование в отношении «Газпрома», хотя следственные действия (обыски в офисах европейских «дочек» компании) начались еще в предшествующем году. «Газпром» обвиняли в разделении рынков путем затруднения свободных поставок газа в страны ЕС, создании помех диверсификации поставок и навязывании несправедливых цен путем привязки цены газа к нефтяным котировкам.

Еврокомиссия угрожала «Газпрому» штрафами в размере 10–30% (последнее — в случае систематических нарушений в течение нескольких лет) от оборотов на тех рынках, где были выявлены нарушения.

В 2013 году Брюссель заявлял, что сумма штрафов может составить $15 млрд.

Но в середине марта 2017-го Еврокомиссия сообщила, что «Газпром» выразил готовность пойти на компромиссы со своими контрагентами и предоставил свои предложения по этому поводу.

Во-первых, российская компания пообещала больше не препятствовать реэкспорту своего газа между европейскими клиентами (хотя эксперты рынка называли эту уступку чисто формальной, так как «Газпром» и без того давно не препятствует реэкспорту). Во-вторых, холдинг отказался от претензий к Болгарии за срыв газопроводного проекта «Южный поток».

Но главное, что «Газпром» уже выразил готовность пересмотреть ценообразование для Польши, Болгарии, Эстонии, Латвии и Литвы, привязав его к ценам западноевропейских газовых хабов.

Цена европейских хабов — это фактически и есть цена спотовых, то есть разовых, краткосрочных контрактов. Вопрос в том, какой уровень спотовой привязки готов дать «Газпром». За последние годы компания не только ввела в свою формулу цены спотовую составляющую (ранее долгосрочные контракты ее не учитывали), но и изменяла ее для отдельных партнеров.

По словам главы Фонда национальной энергетической безопасности (ФНЭБ) Константина Симонова, сейчас доля спота в формуле «Газпрома» в среднем составляет 15–20%. До какого уровня компания готова ее поднять, не раскрывается, но Симонов полагает, что привязка к споту может превысить 50%.

На этой неделе глава СВР Сергей Нарышкин предупредил, что США намерены расширять антироссийские санкции и фактически ставят своим приоритетом экономическую войну против России. В частности, речь идет о попытке отсечь Европу от российских энергоресурсов. По словам экспертов, США руководствуются политическими мотивами и преследуют цель ослабить энергетические связи РФ и ЕС, а заодно поддержать Украину.