Пенсионный советник

Британия счет не заказывала

Великобритания и ЕС спорят о размере «отступных»

Steve Bell/belltoons.co.uk

Европейские чиновники и власти Великобритании ждут, когда премьер-министр Тереза Мэй объявит о начале двухлетнего процесса переговоров по выходу страны из Евросоюза. ЕС больше всего волнует, какую сумму Соединенное Королевство должно заплатить перед уходом, в то время как британские министры считают, что никакого «счета» стране предъявлять не должны.

25 марта лидеры 27 стран — членов Европейского союза подписали Римскую декларацию, где постарались определить будущее Европы после Brexit.

В преддверии же 60-летия подписания Римского договора (одного из наиболее важных для создания Евросоюза документов) Великобритания и ЕС вновь заговорили о размере суммы, которую Соединенное Королевство должно будет выплатить, покидая союз.

24 марта глава Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер заявил, что «счет» составит около £50 млрд ($62 млрд). Глава Еврокомиссии отметил, что правительство Терезы Мэй знает, что страна должна «заплатить долг», сообщает Bloomberg.

По словам Юнкера, у ЕС нет желания «наказать» кого-то, блок лишь хочет предотвратить появление «последователей». «Мы хотим поддерживать дружеские отношения с Великобританией. Но я не хочу, чтобы другие страны пошли по тому же пути. Просто представьте: еще одна, за ней вторая, третья, четвертая, пятая. Это станет началом конца», — добавил Юнкер.

Тереза Мэй планирует запустить двухлетний процесс переговоров путем активации 50-й статьи Лиссабонского договора 29 марта. И размер «отступных» (которые будут направлены на содержание европейских чиновников, инфраструктурные проекты и экономическую помощь Ирландии) наверняка станет одной из главных тем для обсуждения, поскольку британские министры дают понять, что не верят, что Великобритания должна заплатить столь существенную сумму.

Слова Юнкера подтверждают расчеты, приведенные ранее канцлером Австрии Кристианом Керном.

Главный переговорщик со стороны Евросоюза Мишель Барнье уверен в том, что эта сумма должна быть определена до всего остального, прежде, чем стороны перейдут к обсуждению условий новых торговых отношений и вопросов безопасности. Однако Великобритания хочет, чтобы переговоры шли параллельно — и недавно в поддержку этой позиции выступило правительство Италии, заявив, что переговоры могут в какой-то степени «наложиться» друг на друга.

Юнкер заявил, что Тереза Мэй симпатична ему как человек и он не будет ощущать неловкости из-за ее отсутствия на праздничных мероприятиях в Риме.

«Нам не будет казаться, что в комнате есть слон [о котором никто не говорит]. Тереза Мэй — не слон», — сказал Юнкер.

Ранее британское правительство даже сообщало о намерении покинуть Европейский союз вообще без каких-либо дополнительных выплат, и Лайам Фокс, один из главных советников Мэй, назвал требование выплатить £50 млрд «абсурдным».

Помимо выплат, Еврокомиссию волнуют права европейцев, проживающих на территории Великобритании, и граждан Соединенного Королевства, живущих в Европе. «В этом случае речь идет не о торге, а об уважении человеческого достоинства», — отметил Юнкер. В свою очередь Тереза Мэй пообещала начать работу над соглашением в этой области как можно раньше, чтобы миллионы людей «перестали бояться и думать, когда их начнут выгонять из Великобритании».

Президент Литвы Даля Грибаускайте заявила, что члены ЕС найдут способ расстаться с Великобританией «спокойно, дружелюбно и взаимовыгодно». «Конечно, переговоры будут непростыми, ведь мы теряем одного из членов. Но Соединенное Королевство останется нашим партнером, эта страна никогда не будет врагом для нас», — заявила Грибаускайте в интервью телеканалу LRT.

Немаловажно, что Европейский центральный банк (ЕЦБ) в недавнем прогнозе сообщил о снижении рисков для финансовой стабильности еврозоны из-за выхода Великобритании из ЕС. Однако риски из-за возможной невыплаты, напротив, увеличились. «Кризис научил нас справляться с опасными ситуациями. Но меня волнует, во что 27 странам ЕС — и прежде всего Великобритании — обойдется ее уход», — заявил член исполнительного совета ЕЦБ Питер Прэт.