Пенсионный советник

На покупку Сбербанка конфет не хватило

Сделка по продаже «дочки» Сбербанка на Украине сорвалась

,
Valentyn Ogirenko/Reuters

Сделка по продаже Сбербанка на Украине сорвалась. По информации СМИ, исходно обсуждалась цена в $680 млн, но украинская сторона попыталась сделать частью сделки продажу Липецкой кондитерской фабрики (ЛКФ) холдинга Roshen президента страны Петра Порошенко. Российская сторона надеется, что на Украину можно будет надавить с помощью западных партнеров.

Сделка по продаже украинской «дочки» Сбербанка сорвалась, поскольку была заблокирована на «президентском уровне». Об этом сообщил в пятницу «Коммерсантъ» со ссылкой на свои источники.

Как писала ранее «Газета.Ru», основными претендентами на покупку Сбербанка были два местных бизнесмена — глава правления ТАСкомбанка Сергей Тигипко и бывший совладелец Укрсиббанка Александр Ярославский.

По данным «Коммерсанта», переговоры о покупке Сбербанка вел Александр Ярославский вместе с управляющим директором инвестгруппы ICU Макаром Пасенюком. ICU — консультант Roshen по покупке и продаже активов. Источник газеты сообщил, что в конце января Пасенюк предложил сделать частью сделки «понятийное соглашение», которое также включало бы продажу Липецкой конфетной фабрики (ЛКФ) Roshen.

Roshen — один из основных бизнес-активов действующего президента Украины Петра Порошенко, и потеря ЛФК из-за геополитики была весьма чувствительна для президента.

«Исходно было предложено $680 млн, но после озвученной стоимости ЛКФ в $250 млн при реальной не более $120–140 млн переговоры потеряли всякий смысл для российской стороны», — сказал источник издания.

Глава Сбербанка Герман Греф не раз заявлял о том, что банк хочет уйти с украинского рынка. Это произошло после введенных в марте на Украине санкций в адрес банков с российским государственным капиталом, а также многочисленных акций различных политических движений, из-за которых банки вынуждены были не раз приостанавливать свою работу.

Например, центральное отделение дочернего банка российского Сбербанка в Киеве 13 марта приостановило работу из-за блокады участниками националистического батальона «Азов» и организации «Правый сектор» (организация запрещена в России). Позднее банк из-за испорченных банкоматов даже ввел лимит на снятие наличных.

Введенные на Украине санкции сроком на год в Киеве объясняли тем, что российские банки начали работать с гражданами с паспортами ДНР и ЛНР.

В частности, кредитным организациям запретили предоставление межбанковских кредитов, депозитов, приобретение ценных бумаг, размещение средств на корсчетах, выплату процентов, распределение прибыли и капитала. Украинские чиновники даже открыто заявляли, что надеются на цивилизованный уход банков с российским госкапиталом с рынка, например через продажу бизнеса.

При этом еще до введения на Украине санкций деятельность российских банков была там не слишком успешной. По информации НБУ, в 2016 году совокупный убыток российских банков на Украине составил 29,5 млрд грн (61,7 млрд руб.), притом что за два года российские банки завели в страну 73 млрд грн (175 млрд руб.). Например, по данным МСФО Сбербанка за 2016 год, банк получил на Украине в прошлом году убыток в 7,5 млрд руб.

Однако уйти с украинского рынка в данный момент не так просто. Учитывая ситуацию, эксперты предполагали, что размер дисконта при покупке банков с российским капиталом на Украине может быть значительным.

Как комментировали источники «Газеты.Ru», учитывая ситуацию, дисконт может быть даже больше 50%.

«На данный момент на Украине выставлено на продажу довольно много коммерческих банков, владельцы которых не могут их продать уже на протяжении двух лет, поэтому продать российские банки тоже особо некому. Купить эти банки могут украинские олигархи, причем с очень большим дисконтом по ценам гораздо ниже, чем рыночная стоимость этих банков», — комментировал ранее «Газете.Ru» руководитель Центра политического и экономического анализа (Киев), эксперт в вопросах экономического состояния Украины, транспорта и политики Александр Кава.

Начальник аналитического управления банка БКФ Максим Осадчий удивляется приведенным в материалах СМИ параметрам сделки. «Мне известны только два украинских актива Сбербанка — Сбербанк (Украина) и ВиЕс банк. Совокупный капитал этих двух «дочек» — около $170 млн. Основной актив — Сбербанк (Украина) — убыточен. Убыток за 2016 год составил около $100 млн. Прибыль второй «дочки» — ВиЕс банка — минимальна: около $2 млн. С учетом убыточности украинской группы ее можно оценить максимум в $85 млн. Цена $680 млн — это 4 капитала. Такой коэффициент был на рынке до кризиса 2008–2009 годов. $680 млн — фантастически высокая цена даже с учетом вхождения в контур сделки завода в Липецке. Понятно, почему сделка расстроилась», — комментирует эксперт.

При этом депутат Госдумы Анатолий Аксаков все же надеется, что найдется «приемлемое решение». «Я даже рассчитываю на то, что с помощью наших западных партнеров мы сможем подтолкнуть Украину. Понятно, что покупатели хотят сейчас сбить цену, но опять же с помощью западных партнеров, я надеюсь, благоразумие на Украине восторжествует, порядок наведут, а действия националистов не будут влиять на результат сделки», — сказал он «Газете.Ru».