Подпишитесь на оповещения
от Газеты.Ru
Дополнительно подписаться
на сообщения раздела СПОРТ
Отклонить
Подписаться
Получать сообщения
раздела Спорт

С Максима Ноготкова потребовали долг

НПФ «Благосостояние» пытается вернуть 2,5 млрд рублей

Ирина Быстрицкая 28.04.2016, 15:48
Президент группы компаний «Связной» Максим Ноготков на пресс-конференции, посвященной... Станислав Красильников/ТАСС
Президент группы компаний «Связной» Максим Ноготков на пресс-конференции, посвященной старту проекта «Связной банк» в 2010 году

Бизнесмен Максим Ноготков уехал в США, но его российские кредиторы не намерены сдаваться. НПФ «Благосостояние» пытается через московский суд вернуть задолженность по кредиту в 2,5 млрд руб. Заем был выдан в 2012 году структурам «Связного» под личное поручительство Ноготкова.

Компания «Финансовые инвестиции», аффилированная с НПФ «Благосостояние», подала в Хамовнический суд Москвы иск о взыскании с Максима Ноготкова 2,5 млрд руб. в счет погашения задолженности по договору 2012 года. В иске (копия есть у «Газеты.Ru») истец утверждает, что компания Kamestra, которой выдавался кредит, «находилась под фактическим контролем Ноготкова и была интегрирована в группу компаний «Связной», чьим владельцем являлся поручитель».

В общей сложности «Финансовые инвестиции» выделили бизнесмену 3 млрд руб. В качестве залога по кредиту были оформлены 15% акций голландского офшора Svyaznoy N.V., через который Ноготков владел «Связным», и 35% акций Связного банка (в конце ноября 2015 года Центробанк лишил его лицензии, а в января 2016 года банк по решению Арбитражного суда был признан банкротом).

Также Ноготков дал личное поручительство по этому кредиту.

В конце декабря 2014 года Kamestra уведомила «Финансовые инвестиции» о невозможности выплаты долга в 3,5 млрд руб. В связи с неисполнением компанией своих обязательств кредитор реализовал свое право на взыскание 15% акций Svyaznoy N.V. В январе 2015 года в Голландии состоялся аукцион — доля была выкуплена за 19,7 млн евро (почти 1,5 млрд руб. по тогдашнему курсу ЦБ). Таким образом, сумма непогашенной задолженности с учетом процентов (за период с сентября 2012 по марта 2016 года) составила 2,5 млрд руб.

В Solvers (сейчас контролирует «Связной» и компанию Trellas, объединявшую проекты Ноготкова) в комментариях СМИ заявили, что Kamestra являлась офшорной компанией и никогда не была интегрирована в группу «Связной». Кроме того, «при разбирательстве в английском суде в 2015 году Максим Ноготков заявил, что он никогда не владел и не контролировал компанию Kamestra». Компания записана на Дмитрия Родионова, который, как рассказывал сам Ноготков в интервью РБК, был его давним партнером по вопросам юридического характера.

В «Тринфико» считают, что Kamestra сейчас принадлежит Малису. «Мы получили выписку по компании, из которой видно, что ее директором и секретарем стал Георгий Азаров, юридический консультант, партнер Малиса и член наблюдательного совета Svyaznoy N.V. от Trellas. Интересы компании в Голландии представляют те же юристы, что сейчас работают с Малисом. То есть как минимум два обстоятельства свидетельствуют о том, что Kamestra контролируется Малисом», — отмечают в «Тринфико».

В Solvers обращают внимание на своеобразное использование денег пенсионеров в финансировании «непрозрачной сделки с офшорной Kamestra, единственным активом которой были 15% Svyaznoy N.V.».

В УК «Тринфико», которая управляет средствами НПФ «Благосостояние», считают обвинения необоснованными — на момент предоставления кредита Максим Ноготков воспринимался рынком как надежный заемщик, а его бизнес процветал (кредиты ему охотно выдали Сбербанк, Промсвязьбанк и «Глобэкс»). «Это была рыночная компания, и риски, связанные с инвестициями в нее, были минимальными. По поводу использования пенсионных денег — оно целиком укладывалось в нормальную практику кредитования под качественное обеспечение. Нам дали три таких обеспечения (15% акций Svyaznoy N.V, 35% акций Связного банка, чей чистый капитал составлял порядка $200 млн по курсу 2012 года, а также поручительство Ноготкова), и каждый из описанных способов мог нам гарантировать возврат денег», — заключили в компании.

В феврале 2015 года в интервью «Коммерсанту» Олег Малис (его компания Solvers выкупила у ОНЭКСИМа права требования долга к Trellas в конце 2014 года) обвинил кредиторов в сговоре. «Финансовые инвестиции» были единственным участником голландского аукциона. Это был междусобойчик. Хороший вопрос, почему «Благосостояние» дало в долг 3,5 млрд руб. офшорной компании, чьим формальным бенефициаром является тот же самый Дмитрий Родионов».

В «Тринфико» пояснили, что использование кипрской компании Kamestra никак не повлияло на качество сделки, поскольку все процессы происходили согласно распространенной мировой практике. «Традиционно для подобного финансирования создается компания специального назначения (SPV), не обремененная кредитной историей и долгами. Из нее средства передаются на определенные цели, в данном случае заем был на развитие бизнесов господина Ноготкова», — отметили в «Тринфико».

В декабрьском интервью российским СМИ риторика Малиса смягчилась: «Мы считаем, что акции, которые «Благосостояние» таким образом (через аукцион 2015 года) себе присвоило, стоили дороже. Но в целом нам понятно, что «Благосостояние» когда-то давало деньги и претендует на их возвращение».

Согласно стоимостному анализу, подготовленному одной из компаний «большой четверки», на момент проведения аукциона, то есть в январе 2015 года, диапазон стоимости 15% обыкновенных акций Svyaznoy N.V. составлял от 1,4 млрд до 2,0 млрд руб.

«По нашим оценкам, цена на тот момент была даже завышена, поэтому для нас аукцион был тяжелым решением — речь шла о покупке актива за 1,5 млрд руб., а ведь «Связной» был в предбанкротном состоянии — поставщики требовали гарантий на свои отсрочки, банки закрывали кредитные линии», — заявил представитель «Тринфико».

«Финансовые инвестиции» расценивают свою долю в 15% Svyaznoy N.V. как непривлекательный с точки зрения рынка актив, который тем не менее «сохраняет возможность диалога со структурами Олега Малиса для возврата займа». По данным миноритария, по предварительным результатам 2015 года, стоимость сети упала и дивиденды не были распределены. В первом полугодии 2015 года был получен убыток в 1,2 млрд руб., а выручка упала по сравнению с показателями 2014 года.