«Очень быстро вырос рынок, 4 месяца назад такого не было»

Глава Disney в России рассказала «Газете.Ru» о новых проектах

Марина Жигалова-Озкан, гендиректор российского офиса Disney, рассказала «Газете.Ru» о планах нового российского телеканала, отношениях с структурами Алишера Усманова, влиянии Apple на медийный рынок и способе победить пиратов.

— Какие инвестиционные приоритеты у Disney в 2012 году?

— В первую очередь мы развиваем все, что связано с кино. Сами распространяем, сами производим. Важные направления работы — это медиасети: в этом направлении мы развиваем цифровую дистрибуцию контента, а также собственный эфирный канал Disney, который запустили 31 декабря. Еще одно важное для нас направление — это лицензирование потребительских товаров. Как вы понимаете, в каждом из сегментов есть определенные инвестиционные приоритеты.

Если говорить о локальном производстве, то для нас очень важен проект «После школы», который мы делаем совместно с Первым каналом. Собираемся продолжать съемки мини-сериала «Приколы на переменке», который, как мы уже видим, нравится российским школьникам.

Если говорить о кинопрокате, то мы готовимся представить фильм «Джон Картер», следом нас ждет премьера блокбастера «Мстители» по комиксу Marvel — речь идет о спасении мира от катастрофы, картина выходит в прокат в мае, а летом мы представим анимационный фильм Disney/Pixar «Храбрая сердцем».

Если говорить о новых направлениях, то очень интересным сегментом становятся интерактивные медиа. Мы занимаемся производством и созданием игр для социальных сетей в России.

Важно всегда быть на пике инноваций, поэтому Disney два года назад приобрела контрольных пакет акций разработчика игр для соцсетей Playdom. Сейчас это подразделение занимается созданием социальных игр, их поддержкой и обслуживанием. Мы одна из первых территорий, локализовавших и запустивших игру «Тайные Сады Времени». Кроме того, несколько игр, разработанных локально, готовятся к выпуску в самое ближайшее время. Мы смотрим, как быстро развивается рынок различных программ и приложений для устройств на базе iOS и Android, наш главный хит — игра «Крокодильчик Свомпи», которая в оригинальной версии называется «Where's My Water?».
Поэтому мы с большим интересом смотрим на производство локальных приложений для AppStore и Android Market: пользователей много — контент востребован.

— Какой процент выручки приходится на Россию?

— В России получился сбалансированный бизнес. Одна треть — это кино, вторая — потребительские товары, и последняя — медиадистрибуция. Очень быстро растут интерактивные медиа. Есть сегменты, которые растут по 50%, по 60% в год.

— Тема слияний и поглощений в России после покупки «Семерки» закрыта?

— Я бы ответила афоризмом: «Никогда не говори никогда». На сегодняшний день наша основная задача — вместе с партнерами помочь развиться каналу. Мы тратим много усилий на то, чтобы канал показывал отличные результаты, и для нас очень важно изучить, как и что смотрит наша аудитория. Могу сказать, что в данный момент наша самая крупная сделка уже состоялась. Однако сложно говорить, что будет через 10—15 лет. Для Disney Россия — стратегический рынок, поэтому мы здесь очень надолго.

— Ребрендинг канала отразился на доле?

— Канал смотрит существенная доля зрителей в возрасте от 6 до 44 лет. Хорошие показатели, рекламодатели поверили. Все основные бренды, которые присутствуют в рекламном пространстве на российском телевидении, пришли к нам. Помимо этого есть бренды, которые до этого не очень много тратили средств на телевизионную рекламу. Но у нас очень понятная аудитория, отсюда и приток рекламодателей.

— Сколько планируете вложить в телеканал в ближайшей перспективе, возможно ли увеличение доли в капитале, если российское законодательство перестанет этому препятствовать?

— Вполне комфортно с 49% акций. У нас сложились конструктивные взаимоотношения с основным акционером — компанией ЮТВ: совместно решаем все вопросы. Мы будем вместе вкладывать в локальное производство, это часть согласованного бюджета. Конечно, планируются инвестиции и в дистрибуцию, и в продвижение канала.

— Объем инвестпрограммы определен?

— Мы считаем, что в программной сетке должен присутствовать российский контент. Мы анализируем данные, которые получаем от нашей аудитории: как они смотрят, когда они смотрят. Естественно, нам хотелось бы предложить тот контент, который, мы считаем, будет наиболее востребован нашей аудиторией.

Нас смотрят целый день. Особой популярностью пользуются утренние программы, когда школьники ушли, а младшие дети и родители остались дома. Сильно возрастает женская аудитория в первой половине дня: вместе со своими детьми образовательные программы смотрят и мамы. Значительную долю занимает «совместное смотрение», то есть нас смотрят всей семьей. Это видно по динамике аудитории. Вечером остается, естественно, больше взрослых. В прайм-тайм юное поколение уходит спать, а родители остаются и смотрят сериалы.

— Возникают ли у вас разногласия со структурами Алишера Усманова по вопросам управления каналом?

— Нет, мы сотрудничаем и с большим уважением относимся к опыту, который есть у команды ЮТВ по управлению медиаактивами, а у нас есть опыт и понимание бренда. Получился великолепный творческий союз.

— Прибыльный ли в России бизнес у Disney?

— Да.

— Думаете ли о диверсификации источников доходов? Какие новые направления бизнеса интересны компании?

— У нас около 15 различных направлений деятельности в России. Совместное предприятие по театральному прокату — № 1 в стране по кассовым сборам. Киносага «Пираты Карибского моря» стала одним из самых успешных проектов за историю российского проката. Помимо этого мы лицензируем контент студий Disney, ABC, ESPN и Marvel российским телеканалам. Таким образом, наш бизнес высоко диверсифицирован.

Активно растет новое направление: у нас сейчас много интересных сделок по цифровой дистрибуции контента в сети.

Другая большая часть бизнеса — это лицензирование потребительских товаров. Здесь мы работаем с производственными компаниями в России: продаем лицензии, вместе с ними работаем по продвижению, взаимодействуем с торговыми сетями. Сотрудничество предполагает лицензионные выплаты со стороны партнеров. Абсолютно другой рынок, абсолютно другая динамика, опять же диверсификация доходов.

Социальные медиа: здесь, являясь издателем социальных игр, мы, естественно, их монетизируем, и статья доходов — это платежи игроков.

Канал Disney: здесь мы в основном получаем доходы за счет рекламы.

Таким образом, у нас очень диверсифицированы доходы, мы не зависим от одного какого-то рынка. Конечно, при этом мы должны очень мудро распределять ресурсы и свое управленческое время, и свои риски.

— Они специфические на российском рынке?

— Это вопрос не рисков именно российского рынка, а вопрос рисков определенных отраслевых рынков, потому что все они развиваются в соответствии с разными тенденциями. Очень быстро развивается рынок цифровой дистрибуции, а также рынок социальных медиа и социальных игр.

С другой стороны, ни для кого не секрет, что рынок DVD и упакованных игр имеет негативную тенденцию. Она же действует и на рынке книг, где мы тоже являемся игроком.

Но существует тенденция увеличения спроса на электронные книги и развитие электронного издательского бизнеса. Если, например, люди меньше покупают упакованные игры в магазинах, то они больше их скачивают. И мы, зная это, предлагаем наши игры на тех сайтах, где можно их скачать легально.

Всё заключается в понимании законов рынков, на которых мы работаем. И если говорить о российском рынке в принципе, то он очень динамично развивается.
С точки зрения макроэкономических рисков, наоборот, Россия показывает очень стабильные результаты роста.

— А кризис почувствовали?

— Не могу так сказать. За долгие годы экономических рецессий и подъемов ученые-экономисты вычислили сегменты бизнеса, наименее подверженные спаду во время глобальных кризисов. И это именно индустрия развлечений. Если вы вспомните, времена Великой экономической депрессии в США пришлись на расцвет и становление студий-мейджоров. Это происходит потому, что люди в сложных жизненных условиях хотят отвлечься и провести несколько приятных часов или минут: ходят в кино, смотрят позитивные фильмы и больше времени проводят с семьей. Поэтому с точки зрения нашего бренда мы как раз, наоборот, даем возможность нашим потребителям получить положительные эмоции. Но сейчас мы видим рост показателей потребления в России: оно действительно очень сильно увеличивается, расширяется средний класс.

— Действительно ли вы вернулись к проработке темы строительства Disneyland в Москве?

— Нет. В России по-прежнему холодно, поэтому парку в этих условиях достаточно сложно существовать. Парк должен работать круглый год, это открытая концепция — такие концепции существуют в Америке, в Париже, в Гонконге и в Токио. Поэтому нет, мы не планируем строительство парка в России.

— В ближайшее время готовите новые релизы?

— Начну в хронологическом порядке. «Джон Картер» — это фантастический фильм! Там совершенно потрясающие спецэффекты, абсолютное погружение в другой мир на другой планете. Следующий фильм — «Мстители» — абсолютно иная история, очень мощный блокбастер, с отличным юмором. Летом ждем выхода анимационного фильма Disney/Pixar «Храбрая сердцем» о шотландской принцессе. Вообще все фильмы Disney/Pixar очень трогательные, если вы помните: «Вверх», «ВАЛЛ-И», «Тачки», «Корпорация монстров» — там всегда помимо юмора и оригинальных историй есть глубина, которая абсолютно уникальна для анимационных фильмов, и мы этим очень гордимся.

— Ведутся ли переговоры Disney с Rovio по покупке доли в капитале разработчика AngryBirds?

— Честно говоря, не слышала об этом. Мы разрабатываем свои игры.

— Планируется ли вывести детскую социальную сеть Togetherville на российский рынок? Может ли она снизить риски просмотра вредоносного контента?

— Пока нет. Но есть планы по локализации других виртуальных миров семейства Disney, которые обладают признаками социальных медиа, и коммуникация участников в этих мирах происходит в очень безопасном режиме.
Есть планы по локализации игр, просто мы пока не определились со сроками запуска. Локализация — это очень большая работа. Она требует как минимум год-полтора подготовки, потому что должно быть абсолютное погружение — это сложно.

— Будет ли развиваться в дальнейшем сотрудничество Apple и Disney, может быть, и с Android у вас есть проекты?

— С Apple мы очень внимательно смотрим на возможности сотрудничества именно в России, потому что глобально оно уже давно существует — в AppStore есть огромное количество приложений Disney. Совсем недавно мы объявили о выходе абсолютно нового приложения — «Лучшие фильмы Disney» эксклюзивно для iPad, iPhone и iPod touch, с помощью которого российские зрители могут приобретать фильмы в постоянное владение для просмотра в любом месте и в любое время.

Другой хит AppStore — «Крокодильчик Свомпи», он до сих пор держится в топах по количеству скачиваний и по тому количеству, как люди добавляют себе новые уровни.

Очень быстро вырос рынок, еще четыре месяца назад такого не было.

С Android то же самое. Бренд Disney не эксклюзивен. Мы всегда предлагаем контент максимальному количеству партнеров. Мы стараемся учитывать интересы партнеров и не создавать избыточную конкуренцию. Для нас важно выстраивать отношения, в которых выигрывают все стороны.

— А с кем интереснее работать — с Apple или Google?

— Со всеми интересно работать. С Facebook еще очень интересно работать, и с Odnoklassniki, и еще много с кем.

— На каком этапе совместный проект Disney и YouTube по созданию контент-сервиса? Когда стоит ожидать запуска? Будет ли он доступен для российских пользователей?

— У меня нет деталей этих переговорам. В России мы очень плотно сотрудничаем с RuTube, с другими большими интернет-порталами. Наши фильмы есть и в каталоге Omlet, и на Ivi.ru, и на Tvigle, и на YotaPlay, и на Now.ru, и на «БилайнТВ» — то есть на всех легальных порталах. И на disney.ru, кстати, тоже.

— Вы согласны с утверждением, что кинобизнес уходит из кинотеатров в интернет? Как адаптируетесь?

— Позволю с вами не согласиться. Во-первых, последние показатели развития рынка кинопоказа говорят о том, что зрители с удовольствием ходят смотреть хорошее, зрелищное кино в кинотеатры.

Мне кажется, говорить об уходе кинофильмов из кинотеатров в интернет не совсем правильно. Есть разное кино, которое хочется посмотреть при разных обстоятельствах. Поэтому я считаю, что с развитием IMAX и 3D зрелищные фильмы-блокбастеры востребованы и зрители с удовольствием смотрят их на больших экранах

Если говорить о более камерных фильмах, которые хочется посмотреть дома в тишине и покое, — наверное, такие фильмы будут более востребованы через цифровые продажи, может быть, DVD и т. д.

Но сейчас без цифрового пространства запуск кино невозможен, потому что зрители смотрят трейлеры онлайн, ориентируются на мнение своих друзей по социальным сетям. Поэтому интернет играет очень важную роль, просто не все фильмы имеет смысл смотреть на небольшом экране. Помните, как говорили, что телевизор заменит театр?

— Какие разрабатываются игры для социальных сетей? Какая сейчас аудитория игры «Тайные Сады Времени»?

- «Тайные Сады Времени» мы запустили несколько месяцев назад. На данный момент, более 800 тысяч игроков принимают участие в игре ежемесячно, а всего зарегистрированных более пяти миллионов. В настоящее время в процессе разработки находятся несколько российских социальных игр. Одна из них — уникальный для нас проект. Это игра по мотивам телесериала «Касл». Первый опыт и для студии ABC, которая входит в состав компании Disney. Игра сейчас находится в режиме бета-версии. Как говорят наши специалисты, «докручиваем» и в ближайшее время будем запускать. Другой проект — российская социальная игра, которая называется «Киностудия». Игроки смогут снимать свои фильмы, приглашать друзей и проводить кастинги.

— Насколько масштабна в России проблема контрафактной продукции и пиратства по сравнению с другими странами СНГ? Существует ли напряженность в отношениях с соцсетью «ВКонтакте»? Как, на ваш взгляд, можно минимизировать потери от нелегального распространения контента, чтобы баланс был сохранен?

— Проблема пиратства существует не только в России — это, в принципе, глобальная проблема. Выделять Россию неправильно. Мы считаем, что нужно предложить легальный контент для того, чтобы зрители могли выбрать. Именно поэтому мы активно сотрудничаем с игроками рынка цифровой дистрибуции.

В первую очередь нужно предложить качественный контент, на удобном носителе, по приемлемой цене, в правильном канале сбыта. Тогда процесс замещения проходит достаточно естественно. Это мы видим по рынку DVD, когда мы предлагаем контент по доступной цене, люди не покупают пиратские DVD.

За прошедшие годы дистрибуция DVD и Blu-ray Disney растет, несмотря на то что рынок имеет тенденцию к снижению. Мы проанализировали, что необходимо российским потребителям, и предложили продукт, который будет востребованным. Во всех регионах, в любом небольшом магазине можно купить легальный контент Disney за 79 рублей. Какой смысл покупать пиратский?

То же самое если говорить об упакованных товарах. При существующем развитии массовых ритейлеров рынки, на которых в основном продается контрафактный продукт, «уходят». Мы видим очень четкую тенденцию в России: доля неорганизованной торговли в общем ритейле уменьшается.

— Вы замечете изменение инвестклимата в России или пока это остается политической декларацией?

— Инвестиционный климат меняется ежедневно и меняется в лучшую сторону. Нам приятно ощущать причастность к этим позитивным изменениям, ведь наш пример с запуском канала — это лучшее подтверждение того, что Россия является одним из самых инвестиционно привлекательных государств. Для успеха нужно всего несколько вещей: сильная команда, продуманная локально ориентированная стратегия, готовность взять на себя ответственность.

— Рассчитываете ли вы на снятие законодательных ограничений на иностранные инвестиции в российские медийные активы?

— Подобные ограничения существуют практически во всех странах. В этом нет ничего удивительного. Есть определенные правила игры. Мне кажется, что, наоборот, в таких больших проектах, как тот же телеканал, гораздо комфортнее компаниям, как наша, сотрудничать с сильными российскими партнерами.

— Рассчитываете ли вы, что в России появится некое антипиратское законодательство по аналогии того, которое сейчас разрабатывается в Америке? Насколько оно может быть эффективно?

— Идет горячее обсуждение этого вопроса. Есть много коалиций, которые разрабатывают и анализируют законопроекты. В наших интересах, чтобы были максимально защищены интересы правообладателей. Причем, это касается всех производителей — и российских, и глобальных, и европейских. Здесь мы все «в одной лодке».

— Россия создала концепцию конвенции ООН об обеспечении международной информационной безопасности. Как вы к ней относитесь?

— Скажу как глава компании Disney и как мама. Для меня очень волнительно, когда мой сын выходит в интернет и самостоятельно изучает различные сайты. Поэтому, конечно, определенные ограничения должны быть. Вопрос, как сделать это мудро — так, чтобы не пострадала так называемая свобода интернет-пространства. Я этого не знаю, но, надеюсь, конвенция ООН поможет решить этот вопрос.

Потому что очень хочется оградить наше подрастающее поколение от преждевременного опыта, который может оказаться для них страшным и травмирующим.

С другой стороны, интернет — это великая сила и большие возможности. И я каждый раз в этом убеждаюсь, когда вижу, как мой восьмилетний сын, смотрит на земной шар в Googlemaps и моментально одним движением пальцев попадает в любую столицу мира. Он прекрасно ориентируется в Америке, Азии и Африке, и для него весь мир такой маленький и доступный — он буквально чувствует его пальцами.