Подпишитесь на оповещения
от Газеты.Ru
Дополнительно подписаться
на сообщения раздела СПОРТ
Отклонить
Подписаться
Получать сообщения
раздела Спорт

«Дела в экономике идут не так хорошо, как мы ожидали»

Интервью с Рэнди Тинсетом, вице-президентом Boeing

Анастасия Матвеева, Владислав Новый 16.08.2011, 20:51

Полет на МАКС-2011 в Жуковском стал последним испытательным полетом для Boeing 787 Dreamliner. В сентябре он поступит в эксплуатацию. О новом самолете, перспективах российского рынка и планах Boeing «Газете.Ru» рассказал вице-президент корпорации Рэнди Тинсет.

— Поставки Boeing 787 Dreamliner откладывались с 2009 года. Когда он поступит в эксплуатацию?

— Мы признаем некоторые проблемы с графиком запуска 787. Были сложности, касающиеся дизайна самолета, поставок комплектующих. Но мы верим, что эти вопросы решены. Хорошая новость в том, что мы завершаем летные испытания. Dreamliner будет проходить сертификацию в конце августа. И мы планируем поставить первый 787 компании ANA в сентябре этого года.

— Это окончательная версия самолета или будут ли какие-то дополнительные изменения?

— Нет, этот самолет сделан. Может, будут некоторые изменения в дизайне, когда самолет будет выходить на рынок. Это сказочный самолет — его полюбят покупатели. У нас есть более 800 заказов от более чем 50 покупателей по всему миру. Этот самолет позволит авиакомпаниям открывать новые рынки, получая доход. Его экономичность позволит им снизить расходы. Он экологичный, тихий. Пассажиры его оценят, особенно после долгого перелета.

— А вы принимали участие в летных испытаниях Dreamliner?

— К сожалению, нет. Хотя я начинал карьеру инженером летных испытаний, правда по другой программе. Зато у меня была возможность пообщаться с некоторыми заказчиками нашего самолета. Dreamliner, в котором мы находимся, первый из этой серии, который поднялся в воздух. Он налетал более 1300 часов.

— Чем отличается 787 от других самолетов Boeing и от аналогичных самолетов других компаний?

— Во-первых, этот самолет очень экономичный. По сравнению с теми самолетами, на замену которым он приходит, 787 потребляет топлива на 20% меньше. Во-вторых, эксплуатационные расходы ниже — улучшение измеряется двузначным числом. А по своему дизайну он выпадает из соревнования, потому что он особенный. Большие окна, новые материалы во внутренней отделке, изоляция, светильники, измененное расположение кабины (она ниже).

— Сейчас в портфеле заказов 800 Dreamliner. Какой план продаж 787 на будущее? Ведете ли вы переговоры с компаниями, которые уже заказали эти самолеты, о поставке новых 787?

— Мы считаем, что потенциал поставок Dreamliner на рынок — более трёх тысяч самолетов. Но сейчас мы думаем о том, чтобы завершить летные испытания, пройти сертификацию, поставить самолеты первым заказчикам и со временем увеличить объемы производства.

— Какие компании могут стать потенциальным заказчиком Dreamliner?

— Он может подойти авиакомпаниям, работающим в разных регионах по разным бизнес-моделям.

— А кому он подойдет в России?

— «Аэрофлот» уже заказал 22 Dreamliner. Они обращали внимание на размер самолета, условия для пассажиров. Со временем мы будем привлекательны и для других авиакомпаний в России.

— «Аэрофлот» планирует увеличение парка 787?

— Лучше спросить у них. Мы не комментируем специфические бизнес-темы и переговоры. Главное, о чем мы думаем, чтобы во время доставить самолет покупателю, чтобы это было качественно.

— Корпорация «Ростехнологии» рассматривает возможность продажи 20-процентной доли в российском производителе титана «ВСМПО-Ависма». Интересен ли этот актив Boeing?

— Как я говорил, мы не комментируем вопросы, по которым могут быть переговоры. Но мы заглядываем в будущее бизнеса Boeing в России.

В ближайшие 30 лет мы закупим российского титана более чем на $18 млрд. Мы вложим еще $5 млрд в проектирование в России и еще $4 млрд в закупки других товаров. Таким образом, за 30 лет инвестиции в Россию составят 27 миллиардов американских долларов.

В строительстве Dreamliner, в котором мы сидим, используется 20 тонн российского титана. И это очень важная составляющая будущего нашей бизнес-модели.

— Планируете ли вы создавать новые совместные предприятия в России, локализовать производство?

— Мы уже имеем ряд СП с российскими компаниями. И сегодня мы подписали договор (с «Базэл Аэро» — «Газета.Ru») о разработке системы управления воздушным движением. Мы продолжим заключать партнерства с российскими компаниями на условиях, интересных обеим сторонам.

— Каковы перспективы гражданской авиации в ближайшие 5 лет?

— На рынке СНГ мы видим потенциал спроса в 1080 новых самолетов стоимостью в $110 млрд. 75% из этих самолетов придется на Россию. Поэтому Россия — самый важный для нас рынок в этом регионе и один из 15 самых важных рынков в мире.

Вот почему мы инвестируем такие средства. В России будет увеличиваться как авиапарк в целом, так и поставки новых самолетов на замену старым. Во всем мире мы видим спрос на 33 500 самолетов.

— И таким прогнозам не помешают новости с финансовых рынков? Все чаще говорят о новом финансовом кризисе...

— Хороший вопрос. В 2011 году дела в экономике идут не так хорошо, как мы ожидали. Но хорошая новость в том, что экономика стала расти. Трафик растет. Международная ассоциация воздушного транспорта прогнозировала, что авиакомпании будут прибыльными. Доходы будут ниже, чем в прошлом году, и ниже, чем ожидали в начале 2011-го. Но компании должны оставаться прибыльными. А если мы посмотрим в 2012, 2013, 2014 годы, то к тому времени экономика, как и трафик, вернутся к росту (исходя из долгосрочных трендов). Что касается Boeing, то мы видим большой портфель невыполненных заказов, видим крепкий спрос и увеличиваем объемы производства.

— Как вы считаете, тормозят ли развитие авиакомпаний высокие цены на керосин?

— Да, это бьет по нашим клиентам.

Авиакомпании теряют в доходах. Иногда они перестают полностью задействовать свой авиапарк. В этом есть выгода для Boeing. Компании стремятся заменить свои старые неэкономичные самолеты на новые и экономичные. Когда повышаются цены на топливо, ускоряется процесс замены самолетов.

Тем не менее высокие цены на топливо, возможно, самая серьезная проблема для авиакомпаний. Но сейчас авиакомпании управляются лучше, чем 10 лет назад. Мы верим, что они смогут пройти через этот сложный период, верим, что они останутся прибыльными.

— На авиашоу в Ле-Бурже показывали самолет, работающих на солнечных батареях. Видите ли вы потенциал в применении альтернативных видов топлива в авиации?

— Конечно! Наш Boeing 747-8 Freighter прилетел на парижское авиашоу, заправленный биотопливом.

Не думаю, что самолеты будут летать на солнечной энергии: не думаю, что это реально. Но я уверен, что будущее за биотопливом, «углеродистый след» от которого распадается быстро.

У нас есть план сокращения «углеродистого следа» на 50% к 2050 году. Эта задача будет выполняться с помощью поставок 787 на рынок, благодаря модернизации системы управления воздушным транспортом и, самое важное, поиском нового экологичного топлива. Этот проект мы разрабатываем совместно с правительствами стран, научными институтами и компаниями по всему миру. Мы хотим производить биотопливо на местах.

И я верю, что в ближайшие несколько лет биотопливо будет все более доступно для самолетов. Сейчас оно дороже, чем обычное топливо. Цену могут снизить новые технологии и дополнительные инвестиции. Я хотел бы, чтобы это биотопливо подходило всем моделям самолетов и просто заменило керосин.