Начальник сборов сядет условно

,
Фото из архива Газеты.Ru
В Липецкой области осужден чиновник, руководивший сборами, во время которых погиб школьник. Десятиклассника, страдающего хроническим заболеванием, заставили бежать кросс — хотя, как утверждает прокуратура, начальник сборов, знал о состоянии здоровья подростка. Впрочем, за эту «халатность» чиновник получил лишь год условно.

В пятницу Елецкий городской суд Липецкой области вынес приговор чиновнику, которого признали ответственным за гибель десятиклассника на учебных сборах. Главный специалист управления образования Ельца Василий Сидоров, руководивший сборами в рамках учебной программы ОБЖ, признан виновным по ч. 2 ст. 293 УК РФ(халатность, повлекшая по неосторожности смерть человека). В ходе прений государственный обвинитель требовал назначить подсудимому наказание в виде двух лет лишения свободы.

Однако судья Дмитрий Африканов приговорил Сидорова к одному году условно.

Кроме того, защита Василия Сидорова, заявившего суду в последнем слове, что он невиновен, намерена обжаловать приговор.

Ученик 10 класса школы №21, 16-летний Александр Новоселов скончался 17 мая 2005 года, на второй день общегородских сборов допризывников, запланированных на 16-20 мая. В этот день старшеклассники сдавали нормативы по бегу на территории Елецкого госуниверситета им. Ивана Бунина. Школьники должны были пробежать трехкилометровый кросс, затем сдать стометровку. Трехкилометровую дистанцию Новоселов успешно преодолел. Но почти сразу после того, как школьник пробежал стометровку, он вдруг потерял сознание. Спасти Новоселова не удалось.

Прокуратура Липецкой области начала проверку по факту смерти школьника. Одноклассники Новоселова и его родные заявили следователям, что у него были серьезные проблемы со здоровьем. Позже это подтвердили и результаты судебно-медицинской экспертизы и данные школьного медицинского журнала.

Как выяснилось, Александр Новоселов страдал хроническим сердечным заболеванием и погиб от острой коронарной недостаточности.

В марте 2005 года осмотр учеников в 21-й школе, где учился Новоселов, был проведен в соответствии со всеми нормативами. По итогам обследования были составлены списки, в которых указывались группа здоровья и группа по физкультуре каждого школьника. Для тех, у кого со здоровьем наблюдались проблемы, предусматривался либо щадящий режим, который исключает некоторые физические упражнения, либо полное освобождение от занятий. Как рассказал школьный врач, во время осмотра у Новоселова были выявлены три заболевания — пиелонефрит, сколиоз и вегетососудистая дистония. На физкультуре он был записан в специальную группу. То есть во время занятий ему нельзя было выполнять задания, требующие большой физической нагрузки. Так как именно Василий Сидоров отвечал за проведение сборов, то обвинение в гибели подростка было предъявлено ему.

На суде представители прокуратуры продолжали настаивать, что непосредственный руководитель сборов Сидоров должен быть признан виновным в том, что страдающий серьезным заболеванием школьник побежал изнурительный кросс. Гособвинитель Владимир Федянин представил суду доказательства того, что Александру Новоселову были противопоказаны тяжелые физические нагрузки, и об этом, по его словам, знал Василий Сидоров, сообщает «Коммерсант». Кроме того, Владимир Федянин привел решение администрации Ельца, согласно которому на руководителя сборов возлагалась ответственность за безопасность их участников.

В свою очередь, адвокат подсудимого Наталья Хоренко заявила, что Василий Сидоров «только координировал сборы», а за допуск учеников к сборам ответственны другие люди. Накануне вынесения приговора подсудимый выступил с последним словом, в котором дополнил аргументы в свою защиту. Сидоров отметил, что регулирующие порядок сборов по ОБЖ документы Минобороны и Минобразования России имеют неточности, в частности, в них нечетко прописаны должностные обязанности начальников сборов.

По словам Сидорова, он в полном соответствии с доступным ему текстом документов постоянно консультировался с наблюдателем елецкого военкомата Сергеем Савостьяновым и начальником штаба сборов Александром Новиковым. Так, начштаба своим решением перенес зачеты по физическим дисциплинам с 16 на 17 мая, так как в тот день в Ельце стояла жаркая погода. Далее чиновник горадминистрации заметил: «Все проблемы жизнеобеспечения участников были мною решены, но вопрос об их допуске к соревнованиям не входил в мою компетенцию. Я по образованию не врач, а педагог».

После чего Василий Сидоров назвал тех, кто, по его мнению, являются истинными виновниками гибели школьника – это школьные преподаватели ОБЖ, которые лично знали каждого ученика, в том числе их медицинские данные.

По словам подсудимого, «даже если бы существовал документ, который обязывал бы меня знать о состоянии здоровья каждого из 392 участников сборов, я физически не смог бы его исполнить».

«Он вообще мог посидеть в сторонке, — сказал начальник сборов Василий Сидоров. — Но Саша сам изъявил желание бежать вместе со всеми». В то же время, по словам одного из одноклассников погибшего, Новоселов не хотел участвовать в забеге — но его заставили. «Саша пожаловался, что у него колет в боку», — рассказал подросток.

Это уже второй судебный процесс о гибели школьников на сборах, который закончился обвинительным приговором, но условным сроком.

Во время сборов 5 сентября 2003 года в спортивном лагере «Чайка» под Сургутом погиб ученик 11-го класса Александр Бочанов. В тот день подростки сдали несколько нормативов и зачетов по физкультуре, в том числе трехкилометровый кросс и преодоление полосы препятствий в противогазах. Но офицер, руководивший военными сборами, настаивал на продолжении тренировок. После ужина школьников выгнали на улицу бежать новый кросс, два километра в котором – в противогазах. 17-летнему Бочанову, страдавшему хроническим заболеванием надпочечников, стало плохо. Подросток упал, его стало тошнить. Маску вовремя не сняли – и школьник захлебнулся рвотными массами. С остановкой сердца его доставили в реанимацию местной больницы, через 25 минут он скончался.

Военный суд сургутского гарнизона признал начальника второго отделения военного комиссариата Советского района ХМАО подполковника Владимира Завадского, руководившего сборами, виновным по ч.3, ст.286 УК РФ (превышение должностных полномочий). Завадский был приговорен к четырем годам лишения свободы условно с испытательным сроком в два года.

Впрочем, как говорят правозащитники, хотя наказание в случае с Василием Сидоровым все-таки слишком мягкое, «хорошо, что кого-то вообще признали виновным».

«Это хорошо, что осудили начальника сборов, — заявила «Газете.Ru» ответственный секретарь Комитета солдатских матерей Валентина Мельникова. — Но виноват здесь не только тот, кто отвечал за сборы, но и медики, которые готовили ребят. Очевидно, что врачи, которые ведут диспансерный учет школьников, должны четко отмечать нарушения в их здоровье».

Впрочем, само проведение подобных сборов Мельникова считает порочной практикой. «По-хорошему, надо оспаривать через Верховный суд правомочность самого совместного приказа Минобороны и Минобразования об учебных сборах. Ведь предполагается, что все физические нагрузки на этих сборах такие же, как у военнослужащих. Тогда ребят нужно проверять, как полагается перед призывом в армию. Но в первую очередь надо понимать, что нагрузки на самом деле должны рассчитываться исходя из школьных норм для этого возраста, — заявила Мельникова. – Так будет продолжаться, пока школа и преподаватели выполняют требования военных».

По мнению правозащитницы, родители должны сами ограждать детей от подобных мероприятий, тем более если у тех есть проблемы со здоровьем.

По словам Мельниковой, у родителей есть право не пускать ребенка на учебные сборы. Освободить от сборов может директор школы на основании заявления родителей ученика. Она напомнила, что закон «О воинской обязанности и военной службе» неприменим к лицам, не достигшим 18-летнего возраста. «Эти сборы что-то вроде факультатива, а значит, посещать их необязательно», — заявила она.