Террористический интернационал

Ксения Солянская 07.09.2004, 13:04

Очень странная история получается с версией российских властей о составе банды, захватившей, а потом убившей детей в североосетинском городе Беслане. Официальные лица записали в ее состав представителей в общей сложности 8 наций и трех рас. Причем каждый раз версии разваливались в считанные часы.

Некто Нур-Паша Кулаев, 24-летний уроженец селения Старый Энгеной Ножай-Юртовского района Чечни, стал в последние два дня главной «звездой» российских государственных телеканалов. Как уже писала «Газета.Ru», в воскресенье Кулаев впервые появился в вечернем эфире Первого телеканала, где был представлен как один из захвативших школу в Беслане террористов. Он, сообщили представители правоохранительных органов, был схвачен во время штурма и за прошедшие к тому моменту сутки успел дать какие-то показания. Часть этих показаний и сбивчивые слова Кулаева о том, что «он хочет жить», и показал Первый канал.

Террорист рассказал странные вещи. Он сообщил, что группой боевиков руководил некий «полковник», добавив, что имен и национальностей других членов группы никто не знал, были только клички.

В день своей телепремьеры задержанный чеченец начал подтверждать первоначальную версию российских властей о якобы произошедшей в день штурма ссоре между боевиками. Напомним, уже через час после начала стрельбы в бесланской школе российские спецслужбы заявили, что она стала результатом ссоры среди боевиков, якобы часть их хотела уйти, другая хотела остаться, вот и начали они убивать друг друга и заложников. Такую версию происходящего тут же подхватили государственные телеканалы. Однако такие рассказы с самого начала выглядели малоубедительно. Во-первых, все это по стилю очень напоминало бесконечные доклады представителя РОШ эфэсбэшника Ильи Шабалкина о разладе в среде боевиков и их деградации, ссорах из-за денег и прочих ни чем не подтверждаемых вещах. Во-вторых, рассказы силовиков о ссоре бандитов не подтверждались никем из выживших заложников, которые все как один говорили, что причиной первого взрыва стал отклеившийся от растяжки скотч. В последние два дня даже государственные СМИ предпочитали слова о бандитской ссоре даже не вспоминать. Однако Нур-Паша Кулаев с изменениями в этой линии был не знаком и выложил как на духу, что у «полковника» с остальными случился конфликт. Главаря восставших «полковник» застрелил (никто из заложников этого не подтверждает), а одну из смертниц якобы взорвал «со своего пульта» (это тоже не подтверждено).

Еще более странным, как теперь выясняется, выглядит рассказ террориста о тех своих подельниках, трупы которых он якобы опознал после штурма.

В репортаже сообщалось, что среди трех других опознанных пленный назвал своего брата Хан-Пашу Кулаева, 31-го года от роду. Сегодня выяснилось, что Кулаев-старший уже три года как должен бы находиться в руках российских спецслужб.

На несовпадение первым обратил внимание интернет-сайт чеченских сепаратистов Chechen-press. Сепаратисты ссылаются на сообщения почти всех российских информагентств от 29 августа 2001 года, когда, согласно докладу УФСБ по Чечне, Хан-Паша Кулаев вместе с двумя подельниками был схвачен в Аллерое. С тех пор о Кулаеве-старшем никаких новостей от ФСБ не приходило. Возможно, речь, конечно, идет о полном тезке нынешнего террориста. Также может быть, что Кулаев за прошедшие 3 года каким-то образом освободился и отправился в Беслан. В любом случае подобное совпадение требует от ФСБ объяснений, а их до сих пор не последовало.

В понедельник вечером показывать пропагандистское видео с Кулаевым стал и государственный канал «Россия». Тут странности продолжились. Во время первого «интервью» террорист признался, что национальностей своих подельников не знал, а вчера выпалил, что в банде были узбеки, арабы и несколько таких же, как он, чеченцев. Почему представления Кулаева изменились, непонятно. С национальным составом банды у силовиков вообще ляп на ляпе. Самым странным выглядело первое заявление замгенпрокурора Сергея Фридинского, который спустя всего два с половиной часа после начала стрельбы в Беслане отчитался, что половину банды составляли арабы и был даже один негр.

Прокурор не пояснил, по каким антропоморфическим признаком за два часа можно отличить араба от тюрка, к примеру. Про негра лучше бы прокурор не говорил совсем, так как позже выяснилось, что за чернокожего Фридинский принял закоптившегося белого боевика.

После этого прокола версии Фридинского о национальном составе банды вырастали одна за другой, причем новая отчасти рушила прежнюю. Сначала прозвучали слова о том, что среди захватчиков был один осетин, учившийся едва ли не в той же школе. Вчера о нем уже не вспоминали, зато появились такие этнонимы, которые раньше в рассказах про Чечню вообще не всплывали.

Тот же Фридинский отчитался, что в банде были «чеченцы, ингуши, татары, казахи, корейцы». Имен, естественно, не назвал, пообещав сделать это позже. Наконец, вчера террорист Кулаев дал уже третью версию интернационала — узбеки, арабы, чеченцы.