Чагин: самый трагичный случай в моей биографии — авария на «Дакаре» в 2007 году

Руководитель команды «КАМАЗ-Мастер» Владимир Чагин рассказал о самом экстремальном случае в своей карьере во время ралли-марафона «Дакар».
«Самый тяжелый, трагичный был случай в моей спортивной биографии — это авария на гонке «Дакар» 2007-го года, — сказал Чагин. — Это был последний «Дакар» в Африке. Мы тогда заняли второе место, экипаж Ильгизара Мардеева. Кстати, Эдик Николаев в том экипаже был тогда механиком. Произошло это на третьем спецучастке, африканском, мы лидировали в гонке, в зачете грузовиков. В нашем экипаже был штурман Семен Семенович Якубов и механик Сергей Савостин. Была сильная пыль, у нас была поломка двигателя. Потеряли время, затем мы его пытались нагнать. Приходилось много джипов обгонять. И в одном из неожиданно появившихся облаков пыли была скрыта большая куча камней, высотой примерно как грузовик, «КАМАЗ»-самосвал вывалит кучу земли — вот такая же куча была больших булыжников. И вот мы в эту кучу на скорости 120 километров в час въехали правым колесом. Машина взлетела в воздух, перевернулась, упала на перед, на кабину, еще несколько оборотов через кабину, зад — кабина, зад — кабина. Затем упала на бок. Я потерял сознание, не помню этих всех переворотов. Упали на бок на левую сторону, на мою. Кабина была деформирована до такой степени, что дуга безопасности, которая находится с левой стороны вдоль лобового стекла, до которой не дотянуться рукой, сидя в кресле пилота, была прижата к моему плечу. То есть, жизненное пространство осталось таким, что если бы еще один переворот — то уже живым бы меня оттуда не вытащили. Я весь был сдавлен, все тело было в гематомах, но кости остались целы. Сергей Савостин с Семеном Семеновичем с трудом вышли из машины, не вышли — вылезли из машины, потому что она лежала на боку. У Сергея была серьезно повреждена спина, был сломан позвоночник. Семен Семенович повредил руку. И начали останавливать проходящие грузовики, чтобы поднять машину, поставить на колеса, и потом уже вытащить меня. Была сильная пыль, многие, наверное, намеренно проехали, многие нас не видели. И около десятка машин проехали мимо. И только голландский экипаж Ханса Бекса остановился, поставили машину на колеса. Затем уже при помощи нашей технички Сергея Решетникова начали растягивать кабину, чтобы я мог из нее вылезти. Я уже пришел в сознание. Машина, конечно, имела плачевный вид, эти фотографии у нас есть на нашем сайте. После этого восстановление в больнице, в Берлине. Очень нам в этом хорошо помог Александр Николаевич Королев, член нашей команды, который живет в Берлине и связался с необходимыми специалистами. Они осмотрели нас, направили на лечение. Ну, и спустя несколько месяцев, в середине июля, мы уже начали принимать участие в соревнованиях».

Во вторник в редакции «Газеты.Ru» проходило онлайн-интервью с Чагиным и пилотами «КАМАЗ-Мастер» Эдуардом Николаевым, Айратом Мардеевым и Андреем Каргиновым.