онлайн-табло
Вчера
Сегодня
Завтра
Развернуть
ФНЛ / Первый дивизион

«Не пустить паралимпийцев в Рио — просто свинство»

Валерий Розов о планах на сезон, Навальном, митингах и сериалах

Российский бейсджампер Валерий Розов facebook.com/valery.rozov
Российский бейсджампер Валерий Розов

Легенда альпинизма, скайдавинга и одного из самых опасных видов спорта бейсджампинга Валерий Розов в интервью «Газете.Ru» рассказал о планах на ближайший сезон, интересе к Олимпийским играм, победе Дональда Трампа на выборах президента США, недоверии к Алексею Навальному и многом другом.

«Семь бейсовых вершин»

— Валерий, расскажите, какие высоты сейчас покоряете?

— Для меня, как для спортсмена, который занимается альпинизмом и бейсджампингом, сейчас идет активная подготовка к началу большого сезона. Фактически он никогда не заканчивается, но летом по объективным причинам, как правило, затухает, если я не еду куда-нибудь в Южное полушарие.

Есть несколько больших проектов — на Кавказе, в Южной Америке и Гималаях. В основном они связаны с моей большой программой, которую я сам придумал и условно назвал «Семь бейсовых вершин».

По аналогии с альпинистской программой («Семь вершин» — альпинистский проект, идея которого заключается в том, чтобы покорить все высочайшие вершины различных континентов. — «Газета.Ru»), только в моем случае речь идет о том, чтобы совершить прыжок с семи высочайших возможных точек, пригодных для прыжка.

Чтобы прыгать в моем костюме с крыльями (вингсьюте), чтобы крыло наполнилось воздухом, мне требуется некоторое количество времени пропадать по вертикали. Это значит, что для того чтобы мне прыгнуть, мне нужна вертикальная стена, если совсем просто говорить. А многие склоны, как тот же Эверест, пологие, и поэтому я ищу места, максимально приближенные к семи альпинистским вершинам.

На сегодня у меня за плечами четыре точки на четырех континентах, летом еду на пятую точку в Южную Америку. Еще есть проект прыжка с одной из красивейших вершин в Гималаях. Очень надеюсь, что он состоится.

«От Олимпиады остался неприятный осадок»

— Интересны ли вам другие виды спорта?

— Конечно, у меня есть и другие увлечения. Когда есть возможность, с удовольствием ездим с семьей кататься на лыжах или летом в горы. Просто погулять по горам. Немножко лазания, немного альпинизма.

Что касается командных видов спорта, у меня позиция самого простого обывателя. Я не являюсь фанатом какого-либо вида спорта, те же клубные соревнования в футболе не смотрю. Но когда идет чемпионат мира, с удовольствием болею за наших, пока не вылетят, а потом за кого-то еще. Думаю, как и все.

С удовольствием смотрю чемпионаты мира по хоккею, Олимпиады. Интересно смотреть крупные турниры, где борются сборные. Также люблю смотреть спортивную гимнастику, биатлон, горные лыжи, прыжки на лыжах с трамплина — ими я занимался в детстве.

Но сказать, что я глубоко в них погружен, не могу.

— Довелось ли вам посмотреть Олимпиаду в Рио в летом 2016 года?

— К сожалению, летом посмотреть Олимпиаду не удалось, потому что в это время я был в горах, но все равно остался неприятный осадок, связанный с политической подоплекой отстранения наших спортсменов. Даже не владея темой, я уверен, что она в вопросе допинга присутствует. Но еще больше меня поразило отстранение паралимпийской сборной России.

Одно время я работал на разных каналах на телевидении в передачах об экстремальных видах спорта, несколько раз делал сюжеты про этих людей и знаю, какой это уровень преодоления, какую колоссальную тягу к жизни они испытывают и чего им все это стоит. Пусть они едят, что хотят!

Я вообще не понимаю даже самой постановки вопроса. Применительно к ним это настолько абсурдно, гадко и нечестно… Если в большом спорте не все так однозначно, то не пустить паралимпийцев — просто свинство.

— Чувствуете ли изменение в отношении к России со стороны зарубежных коллег или организаций?

— На бытовом уровне — нет. Общаясь с людьми и что-то вместе с ними делая, я не чувствую каких-то изменений и негатива. В той же Европе и Америке достаточно людей, которые критически относятся к политике и своим правительствам. Они совсем не так сильно политизированы, как большинство у нас в стране сейчас.

Сейчас политика разве что не разделяет людей по принципу «свой – чужой». Чуть что не так про Крым сказал, и можешь стать врагом.

За рубежом, конечно, нет такого, поэтому для них все эти разговоры неинтересны. Поскольку я уже лет десять ни в каких официальных соревнованиях не участвую, с официальными организациями не общаюсь, а на бытовом уровне все эти разговоры о том, что нас не любят, преувеличение. Мне кажется, даже, наоборот, стали в чем-то лучше относиться.

— С чем вы это связываете?

— Последние события в мире все очень сильно изменили. Мне кажется,

не требуется даже быть особо наблюдательным, чтобы понять, что политическая жизнь стала очень жесткой, циничной и лишенной каких-либо правил вообще.

«Никто не понимает, чем отличается «Справедливая Россия» от ЛДПР»

— Осенью весь мир следил за предвыборной гонкой в США между Хиллари Клинтон и Дональдом Трампом. А вам было интересно, кто победит? И удивила ли вас победа Трампа?

— У меня очень много знакомых в Америке, русскоязычных, но являющихся американцами, поэтому у меня победа Трампа не вызвала особого удивления.

Большинство нормальных людей очень критично относятся ко всем этим неолиберальным наворотам — политкорректности, ЛГБТ и тому подобному. Поэтому жесткая политика Трампа по многим вопросам находит отклик у простых людей.

Естественно, этот политический ажиотаж не может пройти мимо. Хочешь не хочешь, а интересоваться и следить начинаешь все равно. И я, конечно, в этом отношении не исключение.

Что мне нравится в других странах, чего, как мне кажется, не хватает у нас, это преемственность политических курсов.

Трамп, как и его предшественники, представитель определенной партии, и все, что они делают, накладывает отпечаток и на нее. У нас же все очень персонализированно.

На мой взгляд, это важное отличие. Как называется партия, у нас никому не интересно, и никто не понимает, чем отличается «Справедливая Россия» от ЛДПР. Они говорят одно и то же, легко меняют свои показания, везде есть четко выраженные лидеры, без которых не очень понятно, на кого смотреть. В остальных партиях все то же самое.

А за границей есть преемственность курса, поэтому партии думают о последствиях своих действий.

— Что это дает? Партия может сдержать своего лидера?

— То, что там восемь систем сдерживания, это очевидно. Я не специалист по политике, но по той же Америке и Трампу видно, что там система сдерживания президента работает будь здоров.

«Навальный не вызывает доверия»

— Помните ли вы, где были 26 марта?

— Это когда был митинг Навального против коррупции? Я был в Москве. Не услышать о нем, конечно, было нельзя, потому что говорят о нем из каждого утюга. Едешь в машине, регулярно об этом слышишь. Но лично меня там не было, потому что я знал, что митинг запрещен, там ожидался ОМОН, и это могло быть опасно.

Большая часть моей жизни прошла при коммунистах, и я ярый противник любых революций и призывов выходить на улицу и что-то кричать.

С осторожностью отношусь ко всякого рода… Скажем так, лично у меня Навальный не вызывает доверия. Откуда он взялся? Кто он такой? Какие цели преследует? Пусть даже он честный человек, который говорит так, как оно есть.

Надо признать, что он достаточно отважный человек, если так себя ведет. Но для меня это ничего не меняет. Эти призывы выходить на улицу прославили Россию в 1917 году.

В свое время меня поразило «Красное колесо» Солженицына, в котором хорошо описано, как все либеральные деятели того времени сначала свергли царя и заставили его отречься, а потом очень много говорили и в итоге все проиграли, а выиграли большевики. И то же самое может произойти и сейчас – говоруны будут говорить, выгонять людей на улицу.

Можем на Украину посмотреть. Как ты ни относись к Майдану, какие бы цели у него ни были, не думаю, что украинцы хотели того, что за ним последовало. Неважно, как это произошло — была там Россия или нет, совершенно не важно. Вот ты много говорил, людей на улицы вывел и получил страну в такой вот сложной ситуации. Я не хочу, чтобы у нас в стране было так же. Я против любых митингов и потрясений.

Вот еще какое у меня есть наблюдение.

Идет огромный поток разнонаправленной информации. Одних послушаешь, да, действительно, все так. Других послушаешь, и все наоборот.

Поэтому в последнее время я стал не столько следить за событиями, столько, читая разные источники и взгляды, пытаться (подчеркну — именно «пытаться») сформировать свое личное мнение и отношение.

— Получается?

— Очень тяжело.

«Marvel» невозможно смотреть»

— Давайте сменим тему на более позитивную. Какой последний фильм вы посмотрели?

— Вообще я фанат сериалов. Три года назад у меня был очень серьезный перелом бедра, я много времени пролежал в больнице и вот подсел.

Из последнего, что меня поразило, это «Табу» (британский сериал об искателе приключений Джеймсе Кезиахе Делейни, который строит свою собственную корабельную империю в начале 1800-х годов, с Томом Харди в главной роли. — «Газета.Ru»), «Мир Дикого Запада», сейчас досматриваю своих любимых пиратов «Черные паруса», с нетерпением жду шестого сезона сериала «Родина» — я его специально отложил.

А фильмы я не помню, когда смотрел последний раз. Мне кажется, сейчас фильмы стали несколько проигрывать сериалам, что вызывает все больше разочарования — и по героям, и по актерам.

Звезды, конечно, остались в кино, но все фильмы стали какие-то плоские, предсказуемые и неинтересные. Какой-нибудь «Marvel» просто смотреть невозможно.

— Слышали историю о том, как на последнем вручении номинации «Оскар» перепутали победителей?

— Не представляю, как на мероприятии такого уровня могло такое произойти.

— В вашей карьере бывали столь же абсурдные истории?

— Была ситуация, когда еще был армейским спортсменом-туристом. Я был в команде Московского военного округа. 1989 год. Мы участвовали в чемпионате страны. Весь чемпионат состоял в том, что нам за 20 дней нужно было совершить максимальное количество восхождений.

Приэльбрусье. В команде по шесть человек. Все маршруты/районы имели свой рейтинг — условные цифры от трех до пяти. И когда ты маршрут прошел, его рейтинг умножался на количество людей, которые дошли.

Люди получали травмы, заболевали, выбывали по иным причинам, поэтому если команда прошла маршрут максимальным составом, она получает максимальный рейтинг.

Мы выиграли чемпионат Союза с большим отрывом. Уже принимаем поздравления. Я был тогда совсем молодой парень, и для меня это было серьезное достижение.

Проходит неделя, и вдруг нам заявляют, что у нас четвертое место. Как так? Выясняется, что по какому-то нелепейшему судейскому недосмотру все маршруты на одной и той же горе с разных сторон считались одинаково. И мы с разных сторон, из разных ущелий на одну и ту же гору восходили совершенно разными маршрутами, а один маршрут нам просто-напросто списали и целое восхождение не засчитали. И мы из-за этого скатились на четвертое место.

Это было для меня очень серьезным потрясением. То есть, если бы мы изначально заняли четвертое место, было бы немножко обидно, но тоже хорошо — все-таки чемпионат страны, в котором я участвовал впервые. А тут на фоне такого успеха… Мы все поздравления уже получили… Реально «Оскар» 2017 года.

Ознакомиться с другими материалами, новостями и статистикой можно на странице летних видов спорта, а также в группах отдела спорта в социальных сетях Facebook и «ВКонтакте».