11 декабря 2016

 $62.48€65.98

18+

Онлайн-трансляции
Свернуть











(none)

«В России и Германии учат только жизни на коляске»

Интервью с Марией Комиссаровой, лыжницей, восстанавливающейся после тяжелой травмы спины

Мария Комиссарова во время подготовки к зимним Олимпийским играм в Сочи
Мария Комиссарова во время подготовки к зимним Олимпийским играм в Сочи

Фотография: ИТАР-ТАСС

Фристайлистка Мария Комиссарова, получившая тяжелую травму позвоночника на зимних Олимпийских играх в Сочи, продолжает проходить курс лечения. В интервью «Газете.Ru» Мария рассказала о новой жизни после операции, о сборе средств в свою помощь, о выборе места реабилитации и планах на будущее.

Мария Комиссарова стала первой российской спортсменкой, которая заняла призовое место на этапах Кубка мира по фристайлу в дисциплине ски-кросс. Но известна за пределами своего вида спорта она стала по трагической причине. На тренировке во время зимних Олимпийских игр в Сочи спортсменка упала и сломала спину. У Марии парализовало ноги, но она продолжает бороться за свое здоровье и проходит курс лечения в Испании. Корреспондент «Газеты.Ru» дозвонился ей после очередного восстановительного занятия.

— Помните ли вы момент, когда получили травму во время тренировки на зимних Олимпийских играх?
— Я стараюсь забыть этот момент и не вспоминать о нем. Я мало что помню о том дне.

— Каково сейчас ваше самочувствие?
— С каждым днем мне все лучше и лучше. Целые дни я провожу на тренировках.

— Вы находитесь на лечении в испанском городе Марбелья. Какие у вас условия, каков распорядок?
— Я занимаюсь в зале с десяти утра до шести вечера. Обедаю там же в перерыве с двух до трех. Вечером возвращаюсь домой и отдыхаю.

— Кто находится с вами в Испании и поддерживает вас?
— Здесь только мой любимый Алеша (Алексей Чаадаев, лыжник-фристайлер. — «Газета.Ru»).

— В первые дни после трагедии вам поступало много пожеланий и добрых слов от болельщиков и всех, кому была небезразлична та ситуация. Сейчас внимание к вам стихло?
— Да, уже внимания меньше, может, уже стали забывать меня. Но организован сбор средств на мое лечение, и там по-прежнему откликаются очень многие, люди стараются помочь хотя бы небольшими суммами.

— Поддержка на словах помогала вам или в какие-то моменты начинала утомлять?
— Конечно же, очень помогала. К сожалению, все сообщения я прочитать не смогла, они приходили тысячами.

— Чья поддержка стала сюрпризом для вас? Чье внимание особенно тронуло?
— Я благодарна всем, кто меня поддерживал. Меня навещала министр здравоохранения Вероника Скворцова, в Красную Поляну после операции заходил президент Владимир Путин. Приезжало множество друзей, все с цветами, подарками. Внимания ко мне было очень много.

— Как был организован сбор средств на ваше лечение? Кто вам помогает с ним?
— Помощь с этим оказывает моя клиника в Испании, она занимается сбором денег. В ней почти все русские. Отзывается много знакомых, все стараются внести свою лепту в организацию сбора. Много компаний откликнулось и оказывает свою помощь. Например, «Бизнес Молодость» организовала работу сайта www.maria-komissarova.com, где можно легко перевести средства. Какая-то часть уже собрана, и мы надеемся, что удастся набрать необходимую сумму и у нас все получится.

— Вы не думали по примеру певицы Жанны Фриске, заболевшей раком, обратиться за помощью к Первому каналу?
— Мы обращались к ним, переговоры пока ведутся. Были предложения от других каналов, но хочется сразу оказаться на Первом.

— Государство оказывает вам какую-либо поддержку в лечении?
— Федерация фристайла России оплатила операцию и первый этап реабилитации в Германии.

— С переездом в Испанию вы ощутили прогресс в своем состоянии?
— Я прохожу длительный курс восстановления. Прошло три недели, и я уже ощутила какие-то сдвиги. Я начала ощущать внутренние органы. В целом еще чувствую себя мутно, но изменения в положительную сторону есть.

— Вы занимаетесь у доктора Евгения Блюма. Как вы узнали о его услугах, кто вам его посоветовал?
— О нем мне рассказал один знакомый, который пять лет провел в инвалидной коляске. Он истратил много денег и времени на лечение, но два года назад обратился к Блюму. Это единственный человек, у которого есть свои методики, с которым тот знакомый почувствовал улучшения. Он вышел на меня, рассказал обо всем, и я прилетела в Испанию сама посмотреть на этого доктора.

Блюм мне сказал, что я восстановима, что у меня живые ноги, что надо начинать работать, и теперь ближайшие два с половиной месяца я буду этим заниматься. У меня еще нет никаких отрицательных перекосов от длительного сидения в коляске, как у моего знакомого.

— О докторе Блюме можно прочитать много отзывов, среди которых негативные.
— Да, я их тоже видела. Про любого доктора можно много чего написать, как положительного, так и отрицательного. Но я прилетела к нему и увидела своими глазами, как обстоит дело. Мне все понравилось, и я решила, что здесь мне помогут.

— Блюма критикуют за чрезмерно высокие цены на услуги. Некоторые говорят, что он наживается на чужом горе. Вам так не показалось?
— Я сначала так же думала, но потом поняла, что плата идет не только на мою реабилитацию, но и на развитие науки. Блюм очень долго разрабатывал свои методики и продолжает создавать новые. В мире больше нет такого доктора, который вносил бы такой же вклад в медицину.

— Исполнительный директор ФФР Сергей Король говорил, что ваше полное восстановление невозможно.
— Такие выводы мне неинтересны. Лучше я сама с этим разберусь.

— Предложения лечиться в России или Германии вы сразу отвергали?
— Здесь в Испании я увидела, что есть подход к лечению, есть методика. В России и Германии такого нет, там только обучают жизни на коляске.

— Тот же Король заявил, что вам уже предложили работу в Паралимпийском комитете России. Как вы на это отреагировали?
— Такой информации я не слышала. Мне уже советовали занять место в каком-то паралимпийском фонде, но я посчитала, что некрасиво спустя два месяца после операции такое предлагать.

— Знакомы ли вы с Ириной Скворцовой, которая тоже получила однажды тяжелую травму, поставившую крест на ее спортивной карьере?
— Да, она приходила ко мне, когда я только перенесла операцию в Красной Поляне. Ирина — очень открытый, жизнерадостный, позитивный человек. Мне понравилось с ней общаться, от нее исходит много положительной энергии. У Иры прошло пять лет с момента травмы, но она до сих пор восстанавливается и борется за свое здоровье.

— Вы уже задумывались, чем займетесь после окончания курса восстановления?
— Пока не хочу загадывать. Хочется жить сегодняшним днем. Возможно, у меня получится открыть центр или клинику для лечения травм, связанных со спортом.

— А как насчет организации благотворительной помощи спортсменам, пережившим тяжелые травмы?
— Такой вариант тоже возможен, но пока что некогда об этом думать.

— Не хотели бы вы стать паралимпийской спортсменкой и продолжить выступать на соревнованиях?
— Об этом у меня даже речи не идет.

Другие новости, материалы и статистику можно посмотреть на странице зимних видов спорта.

Читайте также:
  • Livejournal

Уважаемые читатели! В связи с последними изменениями в российском законодательстве на сайте «Газеты.Ru» временно вводится премодерация комментариев.

Новости СМИ2
Новости СМИ2
Новости net.finam.ru