Пенсионный советник
онлайн-табло
Вчера
Сегодня
Завтра
Развернуть
Казахстан / Премьер-лига
Еврохоккейтур
Единая лига ВТБ
Шахматы / Матч за шахматную корону. Третья партия

«У меня слезы текли от обиды»

Актер Олег Леушин о хоккее

Актёр Олег Леушин // Фото: olegleushin.ru

После матча «Динамо» — «Сибирь» заслуженный артист России, гранд-премьер Театра на Юго-Западе Олег Леушин дал корреспонденту «Газеты.Ru» интервью, в котором рассказал, чем ему симпатичны футбол и хоккей, как он впервые сел на шпагат и почему его в школе называли Арамисом.

Театру на Юго-Западе пошел уже четвертый десяток. Многие называют его лучшим театром Москвы. Даже тот, кто не слывет заядлым театралом, все равно знает эту сцену. Достаточно назвать одного легендарного артиста — Виктора Авилова. Именно он, кстати, в 1992-м году привел в труппу Олега Леушина. И тому со временем стали доверять все главные роли. Профессор Ван Хельсинг, Гамлет, Калигула, Хлестаков, Меркуцио, князь Мышкин — вот далеко не полный список тех героев, которых играет на сцене Леушин. Впрочем, почему играет — живет. Поэтому народ и идет на этого актера. Как правило, в Театре на Юго-Западе все билеты проданы на месяц вперед…

Реклама

— Я — болельщик, но избирательный, — говорит Олег. — Для меня главное спортивное событие — чемпионат мира по футболу.

— Но сейчас-то вы на хоккее…
— Да. Хоккей я тоже очень люблю. И в этом матче мои симпатии были на стороне московского «Динамо». А относительно недавно смотрел трансляции со Шведских игр, очередного этапа Евротура. Молодцы, победили. Правда, ощущение такое, что у нас все время разные команды выходили на лед. Или вот с Андоррой в футбол играли за выход на Евро, помните? Стыдоба! У меня слезы текли от обиды. А параллельно тогда Англию с Хорватией показывали. Сначала я переключал каналы — туда-сюда. В конечном счете, стал смотреть хорватов. Спасибо им, помогли.

Постоянно мы за чей-то счет вылезаем! Сами никак не можем. Что-то не срастается!

— Насколько я знаю, вы родились в Свердловске. В советские времена местный «Автомобилист» не раз обыгрывал в хоккей даже непобедимый ЦСКА…
— О да! Как же у меня дед болел! А отец, кстати, работал на заводе. И был вратарем заводской команды по хоккею с мячом. Однажды мяч ему прямо в рот прилетел! Массу швов наложили. С ним-то мы на хоккейные матчи и ходили. Он меня и на коньках стоять учил. Гаги назывались. Честно говоря, на них невозможно было стоять. Ножки «иксиком».

— А сами-то играли?
— Во дворе. Отец мне фирменные финские клюшки доставал — KOHO. Тогда же это страшный дефицит был. Но я — левша. Приходилось их в другую сторону загибать, обматывать черной изолентой. И мне во дворе все страшно завидовали…

— Мяч тоже гоняли?
— Конечно. Сейчас один смешной случай расскажу. Как я первый раз сел на шпагат. Произошло все в 9-м классе. Это было очень смешно. На уроке физкультуры меня поставили на ворота. Первый мяч я поймал лицом — и он отлетел (смеется). А прыжками я не обладал. У меня были навыки фехтования. И в следующий раз я прыгнул. Но не как вратарь, а как фехтовальщик — в выпаде. Мяч-то я отбил. Правда, всю неделю ходил в раскоряку.

Поскользнулся на газоне — получился поперечный шпагат. Я замер! Как в стоп-кадре. Ребята подбежали, помогли подняться.

— Вы сказали, что у вас были навыки по фехтованию…
— Да, у меня — второй взрослый разряд. Я даже был чемпионом города на шпагах. Если бы продолжил карьеру, может, мастером спорта стал.

— Почему же не продолжили?
— Серьезно увлекся театром. Сначала удавалось совмещать, потом — нет. Мы, кстати, вчетвером из класса ходили в секцию. И нас называли: три мушкетера и Дартаньян.

— А вас лично?
— Мне досталась роль Арамиса (улыбается).

— У вас прекрасная пластика. В свои 39 вы с необычайной легкостью молниеносно садитесь на шпагат и теперь — например, по ходу спектакля «Карнавальная шутка». Кто придумал использовать этот элемент на сцене?
— Сам. Раз зритель это принимает, значит, годится. А достигается все практикой. В свое время я учился в Свердловском театральном институте. У нас были регулярные занятия по танцам. И я себе сшил специальные брезентовые щитки. А в них вставлял свинцовые пластины — по полтора килограмма каждая. Так и занимался по два часа. Прыжки, пируэты, растяжки. Когда же все это снимал, то словно парил. Как будто оковы сбросил.

Между прочим, в спорте в основном мне симпатизирует не сама игра, а искусство в ней — изящное владение мячом, шайбой…

— А в труппе Театра на Юго-Западе заядлые болельщики есть?
— Практически каждый второй. У нас есть даже любительская команда по мини-футболу. Периодически участвуем в чемпионатах среди московских театров. Однажды заняли 2-е место.

— Скажите, а как вы поддерживаете спортивную форму? Все-таки 20 спектаклей в месяц — нагрузка приличная.
— Хожу в бассейн. А дома каждый день тренируюсь — велотренажер, гантели, эспандер. Еще — и на даче. Своими руками строил веранду. Отличная зарядка! В траве там нашел старый, ржавый тренажер. Кажется, для гребцов. Я его отмыл, разобрал, смазал, снова собрал. Тоже помогает. В отпуске занимаюсь. Ездили с женой в Египет, так там в тренажерный зал ходили.

Дайвинг еще понравился. Два раза погружался. Трудно, страшно. Сами представьте — куда-то в глубину, в неизвестность. Но меня впечатлило!

— В одном из интервью вы как-то говорили, что пару раз даже сидели на диете…
— Да. Я как-то набрал 85 килограммов при росте 182 сантиметра. Это ни в какие ворота не лезет! Точнее, в костюмы (смеется). В них я точно не влезал. И за месяца полтора-два я скинул 7 килограммов. Как удалось? Разумеется, я ел. Но не все подряд. Не позволял себе ни хлеба, ни мучного, никаких круп. Жена сельдереевый суп готовила. Или, например, нежирное мясо на пару, без гарнира, какой-нибудь салатик. Иногда — стакан красного сухого вина.

— Не могу не спросить о ваших работах в кино.
— Может, они не такие и заметные, но вообще есть около 30 фильмов, в которых я участвовал. Роли разные — главные, эпизодические. На Новый год меня показывали по телевидению в четырех разных картинах. Этой весной выйдут два сериала, где у меня довольно заметные роли. Есть и еще кое-какие планы.

— Мне определенно кажется, что вы смогли бы сыграть кого угодно. В частности, какого-нибудь спортсмена. И обходиться в кадре без дублера.
— Знаете, у меня как раз пока еще не было экстремальных съемок, для которых надо иметь недюжинные способности или профессиональные спортивные навыки. Но, в принципе, я бы, наверное, смог. Допустим, если предложат сыграть известного в прошлом фехтовальщика Виктора Кровопускова — я с удовольствием для этого потренируюсь.

— Думается, вас трудно удивить какой-либо ролью. А вы сами кого хотели бы сыграть?
— Да, в театре пройдены разные направления — от героя-любовника до дьявола. От Кавалера Риппафратты до Воланда. И желать, казалось бы, нечего. Но мне все-таки кое-что не дает покоя.

Влечет Ричард-третий. Страшный горбун, монстр. Мне кажется, внутренне я готов к этой роли.

— Три года назад вышла замечательная комедия Марины Мигуновой «Прощайте, доктор Фрейд», в которой вы блестяще выступили в роли красавца-негодяя. А какой вы в реальной жизни?
— Наверное, оценку должны давать окружающие меня люди. Мне зачастую почему-то предлагают играть далеко не добропорядочных людей — маньяков, лгунов, извращенцев. Но в душе-то я — положительный. Уж поверьте на слово! А не верите — спросите у моей жены (смеется).