Слушать новости
Телеграм: @gazetaru
«Кулак в лицо»: журналистку осудили за оправдание терроризма

Журналистку Прокопьеву оштрафовали на полмиллиона за текст о терроризме

Прослушать новость
Остановить прослушивание
Журналистку Светлану Прокопьеву признали виновной в оправдании терроризма — по мнению суда, она целенаправленно популяризовала мысль о том, что государство подталкивает к совершению тяжких преступлений. Согласно вынесенному решению, за свои высказывания она будет обязана выплатить штраф в размере полмиллиона рублей. Сама журналистка вину не признает. Защита уже заявила о намерении обжаловать приговор.

Второй Западный окружной военный суд признал журналистку Светлану Прокопьеву виновной в публичном оправдании терроризма. Согласно приговору, она будет обязана выплатить штраф в размере полмиллиона рублей, сообщает ТАСС.

«Прокопьеву Светлану Владимировну признать виновной, назначить ей наказание в виде штрафа в размере 500 тыс. рублей», — заявил судья Андрей Морозов.

Сторона защиты журналистки уже заявила о намерении обжаловать приговор. «Безусловно, конечно же, мы будем подавать апелляционную жалобу», — заявила адвокат Татьяна Мартынова. О планах добиваться полного оправдания ТАСС сообщил и второй защитник Виталий Черкасов.

При этом прокуратура добивалась для Прокопьевой наказания в виде шести лет колонии общего режима и четырехлетнего запрета на занятие профессиональной деятельностью. «Признать Прокопьеву виновной в публичном оправдании терроризма и назначить наказание в виде шести лет лишения свободы в колонии общего режима с лишением права заниматься профессиональной деятельностью четыре года», — заявляла гособвинитель, выступая на прениях.

В Совете Федерации тогда заявили «Газете.Ru», что считают справедливым требование гособвинения. Об этом изданию сообщил член комитета по обороне и безопасности Франц Клинцевич.

«Конечно, в этих словах есть состав преступления об оправдании терроризма. Шесть лет для журналистки — справедливо. Это же еще меньше, чем положено по статье — там до семи лет можно получить», — указал сенатор.

В Госдуме, в свою очередь, отметили — наказание можно было бы и смягчить при ряде условий. «Если она оговорилась, совершила это нарушение по неосторожности, а до этого подобным образом не высказывалась, но в ее словах все-таки есть оправдание терроризма, то снятия вины никакого не может быть, но наказание должно быть максимально снисходительное или условное», — подчеркнул в разговоре с «Газетой.Ru» член комитета по безопасности и противодействию коррупции Анатолий Выборный.

Тем не менее исход дела будет оставаться неясным до самого конца, так как победить может как одна, так и другая сторона, был уверен политик. Он заявил, если гособвинение настаивает на такой серьезной мере наказания, то у него должны быть неоспоримые доказательства.

«Следствие должно доказать, что она говорит это целенаправленно и популяризирует мысль о том, что государство подталкивает к терроризму. А самому фигуранту во время показаний надо сказать, что она искренне считает виновником терроризма государство и показывает пример жестокости», — отметил депутат.

Правозащитники твердо уверены — в высказывании Прокопьевой состава вышеупомянутого преступления нет. Об этом заявила комиссия по свободе информации и правам журналиста Совета при президенте по правам человека (СПЧ), назвав требование гособвинения абсурдным.

«Комиссия надеется, что суд окажется компетентнее гособвинения», — указывалось в заявлении, опубликованном на сайте СПЧ.

История Светланы Прокопьевой началась в ноябре 2018 года — тогда в эфире радиостанции «Эхо Москвы в Пскове» обвиняемая обсуждала теракт, совершенный в здании управления ФСБ по Архангельской области 17-летним жителем региона Михаилом Жлобицким. В ходе передачи женщина заявила, что «государство своей чрезмерной жестокостью само подталкивает молодых людей к противоправным действиям». После эфира мнение Прокопьевой было опубликовано на сайте «Псковская лента новостей» под заголовком «Репрессии для государства». Впоследствии и текст, и запись эфира были удалены по решению Роскомнадзора.

За все время следствия по делу со стороны обвинения были проведены три комплексные лингвистические экспертизы текста Прокопьевой. Их авторы усмотрели признаки оправдания терроризма, в то время как согласно заключениям четырех экспертиз, заказанных защитой, таковых в тексте не присутствовало.

Согласно версии гособвинения, журналистка «умышленно, желая наступления событий, подготовила аудиозапись», после чего распространила ее в СМИ. Сама Прокопьева отказывается признать вину и называет дело политически мотивированным. В октябре 2019 года она опубликовала открытое письмо, в котором отозвалась о возбужденном против нее деле, как об «убийстве свободы слова в России» и «банальной мести обиженных силовиков».

Прокопьева также неоднократно подчеркивала, что не поддерживает терроризм и освещала теракт исключительно в профессиональных интересах.

«Я не оправдывала терроризм. Я анализировала причины теракта. Я пыталась понять, почему молодой парень, которому жить и жить, решился на преступление-самоубийство. Возможно, я ошиблась в реконструкции его мотивов — и хорошо, если ошиблась! — но никто этого не доказал. Обвинение вместо обсуждения — это, знаете ли, довольно примитивная и грубая позиция. Это кулак в лицо в ответ на устное замечание», — заявляла она.