«Все стало рушиться, когда произошла подмена»

Челябинский суд принял иск женщины, которую подменили в роддоме 30 лет назад

Суд в Челябинске принял иск от Екатерины Тугановой к местному минздраву и перинатальному центру. Она требует компенсации за то, что ее 30 лет назад по ошибке отдали в чужую семью сразу после рождения. Из-за этого семья ее родных родителей оказалась разрушенной.

Центральный районный суд Челябинска принял иск от жительницы города Екатерины Тугановой к министерству здравоохранения области и местному перинатальному центру.

Женщина требует взыскать с этих учреждений компенсацию на общую сумму в 3 млн рублей за то, что 30 лет назад ее по ошибке подменили в роддоме и отдали чужой женщине.

«Предварительное заседание по этому иску пройдет 9 августа. В принципе иск поступил еще в июне, но сейчас решено привлечь к этому делу еще несколько организаций в качестве соответчиков. В таком случае иск считается вновь поступившим и начинает рассматриваться заново, в соответствии с российским законодательством», — пояснила «Газете.Ru» пресс-секретарь суда.

Туганова, сотрудница ОАО РЖД, дала несколько интервью о том, почему она обратилась в суд, но потом решила ограничить свое общение со СМИ. Тем не менее на ее страничке в социальной сети «ВКонтакте» подробно описывается причина, по которой у женщины возникли претензии к челябинским медикам. Сразу после того, как она родилась, врачи отдали ее, башкирскую девочку, не в родную семью, а другим людям по фамилии Тугановы — русской женщине Зое и ее татарскому мужу. Дочь же этих людей, Люция, оказалась в семье башкир с похожей фамилией — Тулигеновы. При этом девочка имела ярко выраженную славянскую внешность, что стало причиной тяжелых конфликтов в семье, а затем и трагедии.

«Изначально Люция, девочка, с которой меня поменяли, попала не в семью алкоголиков и тунеядцев, как это красочно описано в статьях, а в обычную сельскую семью с хорошим достатком, по меркам советского времени даже с высоким: у них была и скотина, и транспорт, и все необходимое в доме. Если говорить о личных качествах моих биологических родителей, то мать была даже депутатом в своем поселке, потом, переехав с семьей в другой поселок, работала дояркой и была на хорошем счету. Возможно, не совсем положительными качествами обладал отец, но вместе с этим он тоже работал и старался для семьи. Все стало рушиться, год за годом, когда произошла подмена...

Появление девочки славянской внешности в башкирской семье породило много сплетен и осуждений в поселке. Каждый норовил «тыкнуть пальцем» в мать, что она гулящая и нагуляла ребенка от русского», — написала Туганова. По ее словам, все это привело к тому, что ее биологический отец убил своего русского знакомого и утопил его тело, так как подозревал, что именно с ним ему изменила жена.

За это преступление отца Тугановой приговорили к крупному сроку лишения свободы.

«Когда отец попал в тюрьму, на мать обрушилось еще большее давление со стороны соседей, и она морально не справилась со сложившейся ситуацией», — продолжает свой рассказ Туганова. По ее словам, после этого ее биологическая мать стала злоупотреблять алкогольными напитками, а Люцию вместе с тремя родными детьми этих людей отдали в детский дом.

«Я не оправдываю поступки моих биологических родителей, ведь наверняка можно было выйти из ситуации по-другому, и дети бы не оказались в детском доме, но все случилось как случилось... Но все-таки первоочередной причиной стала эта чья-то роковая ошибка и халатность персонала. Хочется, чтобы справедливость в этой ситуации все-таки восторжествовала. Моральный ущерб за то, что случилось, должен быть выплачен моей маме и Люции, я ни на что не претендую, так как, слава Богу, у меня есть «почва под ногами». Также должен быть поднят вопрос о том, что дети по выходе из детдома не получили достойного жилья, которое по закону причитается им. Ну и, безусловно, должны быть наказаны все причастные к этой из ряда вон выходящей ситуации», — приводит свои требования Туганова.

Женщина также сообщила, что спустя много лет ее неродная мать Зоя все-таки сделала тест ДНК, чтобы окончательно во всем разобраться, а потом через соцсети нашла свою родную дочь. Медицинский анализ подтвердил, что настоящей матерью Люции является именно Зоя. А биологических родителей Тугановой уже нет в живых. При этом у Люции сейчас своя семья, в которой родились трое детей, а Екатерина воспитывает сына.

В Челябинском Минздраве в ответ на претензии Тугановой отвечают, что мало чем могут помочь. «Так как события, зафиксированные истцом, были 30 лет назад, восстановить медицинскую документацию затруднительно, документация хранится 25 лет», — пояснила журналистам консультант управления организации медицинской помощи детям и матерям местного минздрава Ирина Семенова.

В практике российского судопроизводства уже встречались подобные дела.

Например, в апреле 2009 года выяснилось, что в роддоме города Мценска Орловской области сотрудники по ошибке сына русских родителей отдали в чеченскую семью, а ребенка людей из Чечни — в русскую.

Это стало очевидно только спустя полтора года после инцидента, когда Анна Андросова нашла бирку у себя в вещах из роддома с надписью «Зарема Тайсумова». Тогда Андросова добилась проведения экспертизы ДНК, которая и подтвердила: женщины воспитывают не своих детей. Оказывается, акушерка завернула их в чужие одеяльца, а вот бирки на ручках мальчиков были при этом свои. По странной случайности обе женщины сняли эти бирки, даже не посмотрев на них. Матерей не смутило при этом, что в русской семье родился темноволосый и кареглазый малыш, а в чеченской — светловолосый и голубоглазый. В итоге семьи Андросовых и Тайсумовых обратились в суд, который постановил, что они должны обменяться детьми. Однако на этом история не закончилась. Андросова подала иск к больнице о возмещении морального вреда и выиграла его. Медучреждение оказалось должно ей 150 тыс. рублей. Интересно, что у семей Андросовых и Тайсумовых в ходе различных тяжб сложились приятельские отношения.

«В последние годы в российские суды поступило на моей памяти не менее трех подобных исков, и всякий раз суд вставал на сторону именно истцов. Так что перспективы у иска Тугановой к челябинским учреждениям, безусловно, есть. Другой вопрос, что доказать события 30-летней давности будет сложно, но генетическая экспертиза в процессе рассмотрения дела все расставит на свои места, против этого доказательства возразить будет нечего. Вопрос только в том, какую компенсацию назначит суд», — прокомментировал «Газете.Ru» скандал в Челябинской области член Адвокатской палаты Московской области адвокат Вадим Багатурия.

Аналогичной точки зрения придерживается и адвокат московской коллегии «Карабанов и партнеры» Алена Адлер. «Перспективы у этой женщины, безусловно, есть. Единственный вопрос в том, не истек ли срок исковой давности. По закону он начинает исчисляться с того момента, когда человек узнал о нарушении своих прав. Если она узнала об этом только что, то срок не истек. Хотя, конечно, размер компенсации судом может быть сильно снижен, у нас, как правило, компенсации выплачиваются небольшие», — сказала она.