«Это слишком даже для Мосгорсуда»

Очевидец убийства Юрия Буданова не опознал в подсудимом убийцу и заявил, что защита перечислила ему 100 тысяч рублей

Александра Кошкина 21.01.2013, 21:26
Свидетель не опознал подозреваемого по делу об убийстве Юрия Буданова Андрей Стенин/РИА «Новости»
Свидетель не опознал подозреваемого по делу об убийстве Юрия Буданова

По делу об убийстве экс-полковника Юрия Буданова допрошен еще один очевидец Александр Евтухов, который не опознал в подсудимом убийцу. По его словам, киллер имел славянскую внешность и уехал не на том автомобиле, который был позже найден сожженным. Также Евтухов признался, что защита перечислила ему сто тысяч рублей на билеты и гостиницу. Следственный комитет посчитал это подкупом и назначил проверку, а адвокат обвиняемого заявляет о том, что им «советуют» выйти из дела, чтобы избежать уголовного преследования.

В понедельник в Мосгорсуде продолжилось заседание по делу об убийстве экс-полковника Юрия Буданова в июне 2011 года. На скамье подсудимых находится уроженец Чечни Юсуп Темерханов. На прошлой неделе процесс был прерван на неделю из-за болезни потерпевшего по делу Валерия Буданова — сына бывшего командира 160-го танкового полка. Его заявление в письменном виде, в котором он возражал против рассмотрения дела без его участия, суду предоставили гособвинители. Защита возражала, сообщив, что им удалось доставить из Новосибирска в суд «ценного свидетеля», очевидца убийства Александра Евтухова. Прокурор Мария Семененко в ответ удивилась, что именно защитникам удалось найти этого свидетеля: на запросы гособвинителей он не отвечал. Несмотря на уговоры адвокатов, судья Андрей Коротков объявил недельный перерыв.

В конце прошлой недели защитник подсудимого Мурад Мусаев заявил, что тот самый «ценный свидетель» пропал и не выходит на связь ни с адвокатами, ни с родственниками. Но на сайте РАПСИ вдруг вышло сообщение о том, что к ним в редакцию дозвонился Евтухов, который заявил, что никуда не пропадал, а просто сменил номер телефона.

В понедельник судебные приставы отогнали всех посетителей подальше от дверей зала заседания, объяснив, что по коридору будут проходить присяжные, чего ранее никогда не было.

Адвокаты на вопросы журналистов о том, явился ли Евтухов, лишь пожимали плечами.

Процесс начался около полудня. Сначала на заседание прошли защитники, затем потерпевший Буданов и гособвинители в сопровождении оперативных сотрудников. Неожиданно на слушании появилась пресс-секретарь Мосгорсуда Анна Усачева, которая проследила, чтобы все журналисты попали в зал, и сама заняла место среди слушателей. Ход процесса фиксировала видеокамера пресс-службы. Судебные приставы, которые больше никому не давали пройти внутрь, пропустили Александра Евтухова, хотя его не приглашали ни защита, ни обвинение, ни судья. Очевидец преступления тихо прошел за свидетельскую трибуну.

Заседание началось с заявления адвоката Мусаева. Он отметил, что именно данный очевидец убийства Буданова вызвал полицию и «скорую помощь» на место происшествия, а также побежал за машиной киллера, запомнил ее номер и сообщил об этом правоохранительным органам. Евтухов описывал убийцу как человека со светлыми волосами, о чем говорится в протоколах допросов в материалах дела. Кроме того, он включен в список обвинения, но был доставлен в суд усилиями защитников. Мусаев сообщил, что гособвинители на самом деле лишь один раз пробовали вызвать Евтухова. По его словам, дозвонившись до супруги свидетеля, следователь спросил: «Ваш муж вообще досягаем?» Его жена ответила, что да, но на этом разговор закончился. «Ваша честь, мы нашли четверых из шестерых свидетелей, которых гособвинение не захотело вызывать в суд», — напомнил Мусаев.

Далее защитник поведал о событиях, которые произошли на прошлой неделе. В понедельник, 14 января, когда суд отказался допрашивать Евтухова, свидетель захотел вернуться домой. В аэропорту Домодедово он прошел регистрацию, но на свой рейс, отправлявшийся в 22.30, так и не сел. По его словам, в аэропорту к свидетелю подошли сотрудники спецслужб и попросили пройти вместе с ними. Его препроводили в некое здание в районе Сокольники, где он и провел всю ночь. Отпустили его под утро, «научив, что он ни при каких условиях не должен общаться с адвокатами и должен давать показания, которые нужны им». В то же утро Евтухов вылетел в Новосибирск из аэропорта Шереметьево. Тогда же он связался с адвокатом Дарьей Трениной и сообщил, где он провел ночь. В тот же день Мусаев написал заявление о давлении на свидетеля со стороны оперативных служб генпрокурору, председателю Следственного комитета (СК) и главе МВД, прикрепив к ним показания самого Евтухова.

В пятницу, 18 января, очевидец должен был вернуться в Москву. По его словам, Евтухов решил сделать это рейсом через Барнаул, где проживает его сестра, решив, что так будет безопаснее. Из этих же соображений навстречу ему в Барнаул вылетел адвокат Алексей Егоров. Юрист ожидал его на посадке, но так и не дождался. Адвокат выяснил, что свидетель прошел онлайн-регистрацию на рейс, но в аэропорт не прибывал. Тогда он написал заявление о пропаже в линейный отдел полиции аэропорта в Барнауле. Защитникам удалось выяснить, что племянница Евтухова вызвала ему такси в аэропорт и он сел в машину. «Может, мы у самого Евтухова спросим?» — перебила адвоката Семененко. Мусаев, не обращая на нее внимания, продолжил.

По его словам, им удалось найти таксиста Евгения Золотарева, который поведал им историю похищения пассажира, аналогичную той, что рассказывал другой таксист Валерий Лазарев, уверявший, что из его машины некие люди в августе 2011 года забрали подсудимого. На подъезде к аэропорту его автомобиль остановил сотрудник ДПС и попросил документы. Водитель вышел и полез за ними в багажник. В это время подъехали какие-то люди, продемонстрировали удостоверение и усадили пассажира в свою машину. С тех пор Евтухов не выходил на связь с родственниками.

На этом Мусаев попросил приобщить данное заявление вместе с письменными подтверждениями таксиста и родственников к материалам дела. Также он заявил о намерении допросить бывшую супругу свидетеля Елену Леш, которая находилась в коридоре перед дверьми в зал заседаний.

Прокурор против приобщения заявления не возразила, но отметила, что оно «не имеет отношения к делу», а является предметом рассмотрения СК. «Мне кажется, это сторона защиты моделирует ситуацию, повторяя ее. Ну придумали бы что-то другое», — сказала она в ответ на реплику Мусаева о схожести похищений Евтухова и Темерханова. Выслушав стороны, Коротков не стал приобщать предоставленные бумаги как не имеющие отношения к делу.

«Вам нужен адвокат?» — спросил судья у свидетеля. Евтухов отказался.

Очевидец выглядел усталым и на протяжении всей речи адвоката периодически потирал пальцами виски. При этом он ни на кого не поднимал глаза, бесцельно уставившись перед собой.

В этот момент Мусаев перебил судью, попросив допросить свидетеля сначала без участия присяжных. Семененко возразила, заявив, что он включен в список обвинения и нет оснований допрашивать его в отсутствии жюри. «Кроме того, по тем обстоятельствам, о которых говорил адвокат, он должен быть допрошен в ином месте», — подчеркнула она. Сидевший в «аквариуме» подсудимый встал с места и попросил слова.

— В этой ситуации видно и слепому, и глухому, что его прессовали. Я думаю, будет логично спросить у него об этом, — сказал он.

— Мы другие вопросы обсуждаем, — ответил Коротков.

— Я понимаю, но это важный свидетель. Если его похищали, если кинули сюда, как щенка…

Судья снова хотел его перебить, но Темерханов вскрикнул: «Я пока это терплю, но не знаю, сколько смогу!» — и ударил кулаком по стеклу.

Мусаев продолжил уговаривать судью, заявив, что отказывается допрашивать свидетеля в данный момент. «Сейчас стадия предоставления доказательств стороной защиты, и мы вправе исследовать их в том порядке, в каком захотим», — сказал он. «Ну сколько можно издеваться над человеком! Раз свидетель пришел, давайте его допросим», — возражала Семененко. «Столько, сколько нужно. Не мы сегодня обеспечили явку этого свидетеля», — ответил Мусаев. Судья, в свою очередь, возмущался, что заявления адвокатов об оказании на Евтухова давления «не имеют отношения к фактическим обстоятельствам». «Это слишком даже для Мосгорсуда», — вздохнул Мусаев. Когда обстановка накалилась, Коротков объявил перерыв и вышел. При этом выпускать слушателей в коридор приставы отказались. В перерыве Мусаев попытался заговорить с Евтуховым. Но женщина — судебный пристав со словами «отойдите от свидетеля» встала между ними. «Расскажите, как все было. Они не смогут продолжать, они уже сделали все, что могли», — просил его адвокат.

В коридоре послышался шум. Оказалось, что приставы закрыли двери, ведущие в коридор, выгнав из него других адвокатов.

В возмущении адвокат Егоров портфелем разбил стеклянную дверь, в которой образовалась приличная дыра.

Когда судья вернулся, прокуроры заявили, что Мусаев в присутствии слушателей и при включенной видеокамере «оказывал на свидетеля давление». «Он сказал «в противном случае, мы знаем, где вы живете», — сообщил Буданов-младший. В ответ Мусаев назвал потерпевшего «марионеткой в руках гособвинителя». Тот попросил «выбирать выражения». «Это еще мягко сказано, вы еще и лжец», — отрезал Мусаев.

Подумав, Коротков пошел на уступку защиты и постановил допросить Евтухова сначала в отсутствии коллегии. Все вопросы защиты о похищениях судья снял.

Наконец свидетель поведал, что в момент убийства курил во дворе дома вместе с администратором ООО «Интерком», в которой также работал водителем. Стояли они в 10—15 метрах от трупа. «Мы услышали хлопки типа детской петарды, мы стояли лицом друг к другу, — рассказывал он. — На четвертом хлопке повернулись влево, после этого еще раздалось два или три хлопка». Евтухов увидел человека с пистолетом в руках, который затем резко повернулся вправо, сел в Mitsubishi Lancer серебристого цвета и скрылся. Очевидец побежал за ней и добежал до арки. Благодаря «хорошей зрительной памяти» он запомнил и марку, и номер, который начинался с «в060». Последние буквы свидетель в суде припомнить не смог. Затем он вернулся, спустился в подвал и позвонил в службу 02. «Описать убийцу я не смогу, славянской внешности был, бейсболка, очки черные. Цвет волос не помню. Рост 175—180. Фоторобот не составлял», — сказал он.

Далее он заявил, что найденный в тот же день неподалеку от места убийства сожженным Mitsubishi не тот, на котором скрылся киллер.

«У того спойлер на багажнике был. Я об этом следователю еще говорил», — сказал он. Как позже пояснил «Газете.Ru» Мусаев, у защиты есть версия, что, пока сжигали найденный автомобиль, киллер на похожей машине скрылся в совершенно другой стороне. «Он и повернул со двора в противоположную сторону той, где была сожжена машина», — сказал он. В Темерханове убийцу Евтухов не опознал.

«Этого человека никогда в жизни не видел и не был с ним знаком», — заявил свидетель.

На этом судья пригласил присяжных. После того как он в их присутствии установил личность свидетеля, к нему подошла секретарь заседания и что-то шепнула. Коротков помолчал и объявил двухминутный перерыв. Вернувшись из совещательной комнаты, он внезапно попросил коллегию удалиться. «Слушаем ваши вопросы, — сказал он защите. — Об оказании давления». Адвокаты удивились тем, что судья изменил свое решение. Тем временем Семененко заявила, что у нее есть один вопрос.

— А была ли такая ситуация, чтобы вам платили денег? — спросила она.

— Да, мне заплатили 100 тысяч рублей, чтобы я мог передвигаться, чтобы я приехал в Москву на суд, на проживание. Их на банковскую карточку перечислила мне адвокат Дарья.

— 100 тысяч на билет?! — воскликнула с недоверием прокурор. — А адвоката Мусаева вы видели?

— Да, 14 января, он сел к нам с Дарьей в машину и хотел показать фотографию, но ноутбук не включился. Разговор с Мусаевым был ни о чем.

— Предлагал ли кто-нибудь вам поменять показания? — спросил, в свою очередь, Мусаев.

— Нет. Поменять не предлагали. Спрашивали, кто стрелял, какие волосы у него были.

Евтухов подтвердил, что оперативники похитили его 14 января в аэропорту. По поводу второго похищения он сказал, что просто «передумал» и «решил уехать назад и лететь через Новосибирск».

На этом Семененко попросила прервать заседание с тем, чтобы проверить сообщение свидетеля о деньгах, которые заплатили адвокаты. Мусаев назвал происходящее «дешевеньким спектаклем», и подтвердил, что деньги действительно платили, причем официально, через банк, а не наличными. Стороны продолжили разговаривать на повышенных тонах, а Коротков, устав их слушать, просто встал и вышел. Был объявлен перерыв, после которого судья отложил процесс на неделю для процессуальной проверки.

В 16.20, спустя примерно час, официальный представитель СК Владимир Маркин выступил с заявлением.

По его словам, показания Евтухова «стали для следствия неожиданными». Объяснения Мусаева о перечисленных деньгах он назвал «неудачной попыткой оправдать банальный подкуп». «Не многовато ли для этого 100 тысяч рублей, — сказал он. — Но и это не главное. Главное, что все расходы свидетеля, связанные с участием в процессе, оплачиваются государством. И если свидетель мог об этом не знать, то адвокатам это прекрасно известно».

После заседания адвокат Тренина объяснила «Газете.Ru», что сумму в 100 тысяч рублей назвал сам Евтухов. Сюда входили не только билеты и проживание в гостиницах, но и тот заработок, который он терял из-за поездки в Москву. «По моим подсчетам, на одни билеты он уже потратил около 40 тысяч рублей», — сказала она. Адвокат уверена, что проверка закончится ничем, так как свидетеля свои показания не менял, а значит, защите не было смысла за это платить. В случае если СК установит подкуп, дело могут возбудить по ст. 302 УК (принуждение к даче показания), максимальное наказание по которой — три года лишения свободы. Бывшая супруга Евтухова в это время возмущалась тем, что ее муж опять исчез, и переживала на тот счет, вернется ли он живым.

А уже около половины десятого вечера адвокат Мурад Мусаев написал на своей странице в Facebook, что незадолго до этого к нему для «дружеской беседы» подъезжал некий знакомый, который «довольно тесно общается с его процессуальными оппонентами».

«Послание простое: «Тихо выйди из дела Буданова (заболей, или пусть подзащитный от тебя откажется – сохранишь лицо), и «ребята» замнут историю с подкупом и угрозами свидетелю. Иначе не позднее пятницы против тебя будет возбуждено уголовное дело». Разговор на том и закончился, с чего начался, — пишет Мусаев. — «Ребятам» же, которые передали мне это щедрое предложение, я хочу вот что сказать: ИДИТЕ К ЧЕРТУ, РЕБЯТА».