Посадку в Смоленске не взяли под охрану

В суд передано дело в отношении экс-замглавы Бюро охраны правительства Польши Павла Белавного

В суд передано дело в отношении бывшего замначальника Бюро охраны правительства Павла Белавного, связанное с крушением самолета Ту-154 в апреле 2010 года под Смоленском, когда погиб польский президент Лех Качиньский. Он обвиняется в неисполнении служебных обязанностей и внесении ложных сведений в документы. Экс-чиновник, уволенный еще в феврале этого года, свою вину не признает.

Представительница варшавской прокуратуры округа Прага Рената Мазур заявила на пресс-конференции в понедельник в Варшаве, что прокуратура передала в суд обвинительное заключение в отношении бывшего замначальника Бюро охраны правительства (БОП) Павла Белавного, отвечавшего за организацию рокового визита президента Леха Качиньского в Катынь в 2010 году, передает РИА «Новости».

Белавному вменяется неисполнение служебных обязанностей и внесение ложных сведений в документы.

Мазур отметила, что ему вменяются два эпизода: Белавный с нарушением подготовил два визита в Смоленск — премьер-министра Дональда Туска 7 апреля 2010 года (тогда всё прошло нормально) и президента Леха Качиньского 10 апреля, собственно и завершившегося авиакатастрофой. Основанием для обвинения стали выводы экспертов, которые в начале 2012 года завершили анализ работы БОП по подготовке визитов первых лиц. После завершения экспертизы Белавному в феврале этого года предъявили обвинения и отправили в отставку.

Эксперты сделали вывод, что принципы организации охраны в апреле 2010 года не соответствовали правилам, которые были установлены в Бюро охраны правительства. Так, в передовой группе не было взрывотехника, врача и авиаэксперта, а требования к организации визита были снижены. Кроме того, не были назначены офицеры охраны, ответственные за безопасность премьера и президента как в Катыни, так и на аэродроме. Также проверка этих мест перед визитом президента не проводилась, а план обеспечения безопасности был утвержден сотрудником, у которого не было на это полномочий. В довесок, по мнению прокуратуры, офицеры польской службы охраны не обладали опытом работы за рубежом.

Сам обвиняемый свою вину не признал и какие-либо показания давать отказался.

Как ранее сообщалось, Белавный был назначен на должность замглавы БОП в 2007 году, до этого он 16 лет проработал в данной структуре.

Что касается основного уголовного дела — два года назад началось следствие по факту «неумышленного доведения до авиакатастрофы», — то в апреле этого года главная военная прокуратура (ГВП) Польши продлила его расследование до 10 октября 2012 года. Обвинения в ненадлежащем исполнении обязанностей предъявлены подполковнику Рышарду Рачиньскому, возглавлявшему расформированный элитный 36-й полк польских ВВС. Второй обвиняемый — командир эскадрильи «тушек» подполковник Бартош Строиньский, непосредственный начальник разбившихся летчиков. Польские прокуроры намерены в сентябре 2012 года приехать в Россию на допрос свидетелей крушения самолета.

В их присутствии планируется дополнительно допросить 11 свидетелей из числа военнослужащих, участвовавших в организации и приеме польских специальных самолетов.

После завершения расследования основного уголовного дела польской стороне передадут фрагменты самолета. Генпрокуратура России на данный момент передала Польше 58 томов дела.

Президентский Ту-154 разбился утром 10 апреля 2010 года на подлете к аэродрому Смоленск-Северный. На борту находились 96 человек: 8 членов экипажа и 88 пассажиров — высокопоставленные чиновники правительства, в том числе президент страны Лех Качиньский, генералы, депутаты и священники. Польская делегация должна была принять участие в мемориальных мероприятиях, посвященных 70-летию расстрела польских офицеров в Катыни. Также в Смоленск летели члены организации «Катынские семьи» — дети и внуки расстрелянных военных.

Межгосударственный авиационный комитет (МАК) в 2011 году обнародовал окончательный отчет о результатах технического расследования, согласно которому непосредственной причиной крушения признано решение экипажа не уходить на запасной аэродром, а системными причинами — недостатки в обеспечении полета и подготовке экипажа.