Закрытый суд вредит морально

Европейский суд постановил выплатить компенсацию россиянкам, осужденным за терроризм

Александра Кошкина 11.10.2011, 18:48
Европейский суд по правам человека asbarez/flickr.com (CC BY 2.0)
Европейский суд по правам человека

Европейский суд выявил нарушения в деле россиянок Ларисы Романовой, Ольги Невской и Надежды Ракс, которые в 2003 году были осуждены за теракты возле здания ФСБ. Суд над ними в России проходил в закрытом режиме, а европейская инстанция признала, что для этого не было никаких оснований. Теперь Россия должна будет выплатить по 4,8 тысяч евро Невской и Ракс. В пользу Романовой будет взыскано 20 тысяч евро за незаконное продление ареста.

Во вторник Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) принял решение по жалобе россиянок, осужденных в 2003 году за взрывы у приемной ФСБ в Москве и у памятника Николаю II в Подольске.

В мае 2004 года Ольга Невская, Надежда Ракс и Лариса Романова пожаловались в ЕСПЧ на то, что процесс по их делу проходил в закрытом режиме и неоправданно затянулся. Последняя осужденная также заявила о пытках и о том, что ее арест был незаконным.

Заявительницы требовали по 30 тысяч евро в качестве компенсации морального вреда. Во вторник ЕСПЧ признал, что у российского суда не было оснований вести процесс в закрытом режиме. Вместе с тем ЕСПЧ постановил, что дело было рассмотрено в разумные сроки, и отклонил жалобу Романовой на пытки.

С России в пользу Невской и Ракс, по решению Европейского суда, будет взыскано по 4,8 тысячи евро за лишение права на справедливое судебное разбирательство. Ларисе Романовой решено перечислить 20 тысяч евро, поскольку ЕСПЧ признал, что ее арест несколько раз незаконно продлевали.

«Я только узнала и несколько шокирована. Писала все сама (адвокаты ставили подписи) и... выиграла почти по всем заявленным пунктам», — сказала «Газете.Ru» Лариса Романова.

Первый взрыв у приемной ФСБ на Кузнецком Мосту прогремел утром 13 августа 1998 года. Взрывное устройство случайно обнаружили собирающие пустые бутылки бомжи. Милиция пыталась обезвредить бомбу, но не успела. Правда, мощность взрыва была небольшой: в здании на Лубянке вылетели стекла, а в асфальте образовалась воронка. Второй взрыв прогремел 4 апреля 1999 года. Мощность взрывчатки была больше: в стене здания приемной ФСБ образовалась огромная дыра, взрывной волной были выбиты стекла в соседних зданиях. Ответственность за эти взрывы взяла на себя анархистская группировка «Новая революционная альтернатива» (НРА). Она назвала эти акции протестом «против буржуазного террора со стороны полицейской системы» в отношении радикальных противников режима. Речь, видимо, шла о задержанных тогда членах организации «Реввоенсовет», которые 1 ноября 1998 года взорвали памятник Николаю II в подмосковном селе Тайнинское, а также готовили взрыв памятника Петру I в Москве и минирование газораспределительной станции в Люберецком районе Московской области. Памятник Николаю II в Подольске был полностью уничтожен 1 ноября 1998 года.

Летом 1999 года по подозрению в организации этих взрывов был арестован Александр Бирюков, в 2001 году он был признан невменяемым и направлен на принудительное лечение. Романову, Невскую и Ракс по этому же обвинению арестовали в 2000 году, процесс в Мосгорсуде начался в апреле 2002 года и проходил в закрытом режиме, в мае 2003 года был оглашен приговор. В деле фигурировала и четвертая обвиняемая Татьяна Нехорошева-Соколова, но, в отличие от остальных, она полностью признала свою вину. Все подсудимые были признаны виновными в терроризме, а также в незаконной перевозке взрывчатых веществ и взрывных устройств. В изготовлении взрывчатки виновной была признана только Ольга Невская. С Романовой также было снято обвинение в хранении марихуаны без цели сбыта.

Нехорошева-Соколова — единственная, кто признала свою вину, — получила 5 лет условного срока. По версии обвинения, она принимала участие в подготовке лишь последнего взрыва у приемной ФСБ. Романову суд приговорил к 6,5 годам лишения свободы, Невскую — к 6 годам, Ракс — к 9 годам заключения.

По приговору суда, Нехорошева-Соколова и Невская также должны были пройти принудительное амбулаторное лечение у психиатра. Свою причастность к НРА фигурантки отрицали.

Группировка «Новая революционная альтернатива» заявила о себе в 1996 году, когда ее члены в знак протеста «против насильственного призыва в армию» взорвали бомбу в Останкинском военкомате Москвы, а в 1997 году — в Черемушкинском военкомате. Также активисты в 1997 году заминировали здание Главной военной прокуратуры России, но взрывное устройство вовремя обнаружили и обезвредили. Жертв при взрывах не было: бомбы были небольшой мощности и закладывались ночью. Каждый раз организация брала на себя ответственность за теракты.