Пенсионный советник

Девять лет сената не видать

Левон Чахмахчян приговорен к девяти годам колонии

Андрей Стенин 17.07.2008, 14:49

Экс-сенатор от Калмыкии Левон Чахмахчян получил 9 лет лишения свободы, а его подельники немного меньше. До, во время и после оглашения приговора Чахмачян рассказывал журналистам о том, что невиновен. Корреспондент «Газеты.Ru» присутствовал на финальной схватке дружной армянской семьи и московской Фемиды.

В четверг в Мосгорсуде был оглашен приговор по делу экс-сенатора от Калмыкии Левона Чахмахчяна. Согласно решению суда, Чахмахчян признан виновным в хищении мошенническим путем $1,5 млн у одной из крупных авиакомпаний и приговорен к 9 годам лишения свободы.

Двое других подсудимых по этому делу – инспектор Счетной палаты России Армен Оганесян (зять Чахмахчяна) и главный бухгалтер Ассоциации российско-армянского делового сотрудничества Игорь Арушанов – осуждены на 8 и 7 лет заключения соответственно. Отбывать срок всем троим предстоит в колонии общего режима.

Суд в приговоре почти дословно повторил требование стороны обвинения.

Прокурор на прениях сторон предложил осудить Чахмахчяна на 9,5 года колонии. Оганесяну и Арушанову гособвинитель попросил назначить наказание в виде 8 и 7 лет.

На вынесение приговора в Мосгорсуд пришло более двух десятков родственников подсудимых. До начала заседания они вели себя тихо. Левона Чахмахчяна, скованного наручниками с подельником Игорем Арушановым, завели в стеклянную клетку. Зять сидел отдельно. Увидев многочисленные телекамеры, подсудимые заулыбались. «Где пишущие (журналисты)? – спросил господин Чахмахчян корреспондентов. – Я хочу им многое рассказать». В зал стали заходить остальные посетители. Левон Чахмахчян начал.

«Дело сфабриковано, ко мне применялись пытки...» — громко говорил подсудимый.

В руках у него был том уголовного дела, заполненный многочисленными справками. Бывший сенатор листал страницы, сопровождая демонстрацию возмущенными возгласами и дергая наручники с господином Арушановым. Игорь Арушанов и Армен Оганесян смущенно улыбались.

Наконец судья Елена Гученкова вышла из совещательной комнаты и, не обращая внимания на выступление Чахмахчяна, стала оглашать резолютивную часть приговора (поскольку дело слушалось в закрытом режиме, его материалы не могут стать достоянием широкой публики. — «Газета.Ru»).

Узнав из приговора, что подсудимые получили реальные сроки заключения, заполненный родственниками зал взорвался.

Отчитав решение, судья быстро ушла к себе в комнату, государственный обвинитель уйти не успел и стал мишенью возмущенных граждан. Сам Левон Чахмахчян, выходя из клетки, обвинял всех, в том числе почему-то пресс-секретаря Московского городского суда Анну Усачеву.

Вне зала суда адвокат Чахмахчяна Валентина Сизова заявила, что приговор будет обжалован, поскольку в ходе процесса были нарушены «основные принципы судопроизводства: гласность и презумпция невиновности». «Для нашего подзащитного слова «честь» и «достоинство» не пустые. Он
будет добиваться своей полной реабилитации», — заявила Сизова. Ее поддержал брат подсудимого Рубен Чахмахчян.

Государственный обвинитель не рискнул выступить перед камерами из-за близкого присутствия возмущенных родственников.

Процесс по делу бывшего сенатора от Калмыкии Левона Чахмахчяна начался в Московском городском суде в ноябре 2007 года. Этому предшествовали разбирательства в Верховном суде России – следствие направило в высший судебный орган представление о наличии в действиях подозреваемого состава преступления по статье «мошенничество».

В декабре 2006 года Верховный суд на выездном заседании в больнице (Левон Чахмахчян сообщил, что болен, и в суд не явился) удовлетворил ходатайство следственных органов и разрешил привлечь сенатора по уголовной статье.

По мнению следствия, в апреле 2006 года Чахмахчян вместе с другими обвиняемыми хотел получить от «Трансаэро» деньги за исключение из материалов проверки Счетной палаты информации по поводу недоплаты авиакомпанией таможенных платежей в размере 300 миллионов долларов за 17 самолетов. Согласно материалам дела, Арушанов и Оганесян встречались с руководством «Трансаэро» – и в итоге договорились о том, что $300 тыс. будут переданы им наличными, а оставшиеся перечислены на банковские счета.

В июне 2006 года сотрудники Генпрокуратуры и ФСБ задержали Арушанова и Оганесяна. При задержании у них нашли чемодан с частью взятки – $300 тыс. В момент задержания подельников вместе с ними находился и Чахмахчян – однако задержать действующего сенатора, на которого распространяется неприкосновенность, правоохранители не смогли. Вскоре с санкции суда Арушанов и Оганесян были арестованы. И. о. генпрокурора Юрий Бирюков обратился к председателю Верховного суда Вячеславу Лебедеву с представлением, в котором просил дать заключение о наличии в действиях Чахмахчяна признаков преступления (в отношении сенатора это необходимая процедура). 9 июня Народный хурал Калмыкии отозвал сенатора, а 23 июня Совет федерации проголосовал за досрочное снятие с Чахмахчяна полномочий. И Чахмахчяну было предъявлено обвинение по ст. 159 ч. 4 УК РФ (мошенничество, совершенное организованной группой либо в особо крупном размере).

В итоге в феврале 2007 года Левон Чахмахчян был арестован. Вскоре из СИЗО «Матросская Тишина» его перевезли в СИЗО «Лефортово». Начался суд. Причем в феврале 2008 года по ходатайству обвинения судебные слушания стали проводиться непосредственно в помещении следственного изолятора, чтобы избежать проблем с транспортировкой подсудимого (Левон Чахмахчян раз за разом делал заявления о плачевном состоянии своего здоровья и просил отложить слушания).

Дело сенатора Чахмахчяна стало причиной еще одного скандального разбирательства – против адвоката экс-сенатора Бориса Кузнецова.

В июле 2007 года защитника обвинили в разглашении государственной тайны. Защищая Левона Чахмахчяна, он обнаружил документ, свидетельствующий, что телефоны члена Совета федерации прослушивала ФСБ. Фотографию документа с грифом «секретно» Кузнецов направил вместе с жалобой в Конституционный суд, который отказался выносить решение, сославшись на то, что это не входит в его компетенцию. А через год прокуратура возбудила уголовное дело в отношении Кузнецова по статье «разглашение государственной тайны». Кузнецов тайно выехал из страны и получил политическое убежище в США, где находится до сих пор.