Слушать новости
Телеграм: @gazetaru
«Речь идет о катастрофе»: почему Европе предрекают распад

Эксперт рассказал, что стоит за прогнозами о распаде ЕС из-за пандемии

Прослушать новость
Остановить прослушивание
Европейские политические деятели предупреждают об угрозе распада Евросоюза из-за пандемии коронавируса. Они объясняют такие прогнозы кризисом европейской солидарности и опасностью усиления правых. Однако их опасения в большинстве своем выглядят как политические лозунги и имеют мало общего с реальным положением дел. Как пандемия влияет на Евросоюз — в материале «Газеты.Ru».

Бывший председатель Европейского совета, глава Европейской народной партии (ЕНП) Дональд Туск не исключает возможного распада Европы из-за вызванного пандемией коронавируса кризиса. В интервью Der Spiegel он призвал к «блицкригу» в экономике ЕС для снижения последствий эпидемии.

«Мы еще никогда не сталкивались с таким вызовом, как сейчас, с пандемией. Если мы посмотрим на Южную Европу, речь идет о катастрофе. Здесь все зависит от быстрой помощи, а также от сочувствия и солидарности. Люди в такой ситуации не хотят обычного развития. Они хотят видеть, что что-то движется. Этого не было в первые дни кризиса», — отметил Туск.

Евросоюз понес значительные репутационные потери в Италии, Испании и Португалии, продолжил экс-глава Евросовета.

Эти страны необходимо спасти — у Брюсселя нет времени медлить и бояться нестандартных мер.

«Тот, у кого больше, должен и отдавать больше. Это принцип настоящей солидарности. Германия финансово сильна и может защитить свою промышленность и свои компании. У других стран ЕС такой возможности нет», — указал Туск.

ФРГ сможет еще больше увеличить свое преимущество на фоне кризиса, что многие в Европе называют несправедливым, считает политик, а если кто-то захочет воспользоваться ситуацией для повышения власти над своими гражданами или роста своей экономики — »Евросоюзу настанет конец».

«Нашей первой заповедью должна стать лучшая координация. Некоторые главы государств, в том числе и те, кто входит в ЕНП, говорят своим гражданам: вы должны пожертвовать гражданскими свободами, правовым государством и правами человека, чтобы защитить себя от вируса.

Эта дьявольская альтернатива неправильная. Можно эффективно реагировать на пандемию и сохранять демократию», — резюмировал Туск.

Как заявил в разговоре с «Газетой.Ru» директор Центра комплексных европейских и международных исследований НИУ ВШЭ Тимофей Бордачев, бывший глава Евросовета старается привлечь внимание к вполне очевидной проблеме — неспособности стран Евросоюза помогать друг другу.

«Однако как политик, находящийся между двумя политическими карьерами, он также старается увеличить свое политическое значение в условиях кризиса. Хотя большинство стран Евросоюза уже прошли пик пандемии и в настоящее время дискуссия идет именно о преодолении экономических последствий», — отметил эксперт.

Напор Макрона

При этом экс-глава Евросовета не первый политический деятель, который в свете последних событий указывает на угрозу распада ЕС. В частности, похожую точку зрения в интервью Financial Times высказывал президент Франции Эммануэль Макрон. По его мнению, без солидарности со стороны Германии и Нидерландов в отношении стран Южной Европы все объединение может оказаться под угрозой.

Неспособность поддержать тех членов Евросоюза, кто сильнее всего пострадали от пандемии, поможет популистам одержать победу в Италии, Испании, возможно, Франции и в других странах, предупреждает Макрон. Они смогут сыграть на отсутствии защиты со стороны ЕС в условиях кризиса.

«Когда у вас начнется эпидемия, вам скажут справляться с ней самостоятельно. Они выступают за единую Европу, если это значит, что ваши рабочие могут приехать к ним и производить запчасти для автомобилей, которые мы больше не производим у себя на родине.

Но они не за единую Европу, когда речь заходит о том, чтобы разделить тяготы»,

— перефразировал президент Франции популистские лозунги.

На более богатых европейских странах лежит особая ответственность, считает Макрон. Пришло время решить: является ли ЕС политическим или рыночным проектом.

«Я думаю, что Евросоюз — политический проект… Нам необходимо оказывать финансовую помощь и демонстрировать солидарность, чтобы Европа сохранила единство», — резюмировал французский лидер, добавив, что текущий экономический кризис уже заставил страны ЕС нарушать свои обязательства.

Слова Макрона Тимофей Бордачев считает необходимым рассматривать в рамках торга между странами Евросоюза по поводу экономических мер для выхода из кризиса.

«Президент Франции пытается использовать завышенные экономические требования Италии для улучшения своих позиций и для того, чтобы хоть что-то получить от Германии. Поэтому перевод кризиса в разряд политических проблем очень выгоден Макрону», — утверждает эксперт.

Намек на угрозу со стороны правых уже немного идет из прошлого, указал Бордачев. По его мнению, это давно не входит в число серьезных вызовов — опасность в настоящее время представляет потеря реальной солидарности в рамках ЕС.

«Против помощи Италии выступили совсем не правые политики, а либеральные правительства Германии и Нидерландов. Они нанесли европейской интеграции гораздо больший ущерб, чем все правые за последние 15 лет», — подчеркнул эксперт.

Немецкие опасения

В то же время в Германии в целом признают наличие кризиса в Европе и его опасность для объединения. Как писали экс-главы немецкого МИДа Йошка Фишер и Зигмар Габриэль в своей статье для Tagesspiegel, ФРГ не стоит забывать, что именно европейская солидарность помогла ей добиться успеха после завершения Второй мировой войны.

«Поэтому она [Германия] должна показать готовность к лидерству в Европе, лучше всего вместе с Францией. Европе нужны две вещи: общая помощь в кризисе и общая программа восстановления после кризиса», — уверены дипломаты.

Евросоюз нуждается в новом плане Маршала, который спас европейские страны после войны.

В него необходимо включить медицинско-гуманитарную помощь, краткое и долгосрочное кредитование без привязки к строгим критериям Маастрихсткого договора, а также программу долгосрочного поощрения инвестиций.

«Пандемия потенциально может стать ускорителем двух противонаправленных процессов: либо настолько углубить и без того существующие в Европе трещины, что союз может распасться, либо Евросоюзу и его странам-членам удастся объединиться в борьбе с вирусом и его последствиями. Какой путь выберет Европа, сильно зависит от нас, немцев», — подчеркивают Фишер и Габриэль.

Реальная угроза?

Впрочем, наличие противоречий в Евросоюзе — явление далеко не новое. Споры среди стран-членов возникали во время дефолта в Греции или миграционного кризиса. Тот же Туск открыто сравнивал последний с пандемией коронавируса. Тем не менее, все эти события не привели к расколу и тем более распаду ЕС: государства не начали повально выходить из объединения вслед за Великобританией.

Определенные проблемы имеются в аспекте плана по восстановлению европейской экономики после пандемии. Здесь действительно наблюдается противостояние между Италией и Германией.

Рим требует создания общего долгового инструмента для заимствований с финансовых рынков, чтобы не попасть в зависимость от ведущих стран при использовании других механизмом спасения экономики.

Изначально Германия при поддержке Нидерландов выступала против этой инициативы, но на последнем саммите ЕС все 27 стран поручили Еврокомиссии проработать вопрос создания фонда восстановления.

Кроме того, стороны уже утвердили первый экстренный пакет помощи на €540 млрд, а в целом на экономики Евросоюза уже было потрачено около €3,3 трлн. Новый фонд же оценивается различными СМИ в еще €2 трлн.

Безусловно, это не отменяет факта задержки помощи Италии или Испании во время пандемии, однако тут следует учитывать отсутствие единой системы здравоохранения в рамках ЕС и то, что Евросоюз — это не государство, а именно интеграционное объединение.

Таким образом, основные решения в начале пандемии страны принимали с учетом своих национальных интересов, что, собственно, и выявило кризис солидарности, о котором говорят видные европейские политики. Тем не менее даже в таких условиях, вероятно, слова о возможном распаде Европа выглядят больше преувеличением, чем реальной перспективой.