«Ядерный шантаж»: Иран возобновил обогащение урана

Госдеп пригрозил Ирану «давлением» после возобновления обогащения урана

Иран начинает обогащать уран до 5% на заводе в Фродо, и это станет четвертым этапом отказа Тегерана от выполнения «ядерной сделки». В условиях давления США Иран все больше отходит от соглашений вокруг своей ядерной программы. Вероятно, это не последний шаг, а эскалация напряжения еще может произойти в ближайшее время — до выборов в США в ноябре 2020 года.

Президент Ирана Хасан Роухани заявил, что завод в Фордо 6 ноября вновь станет предприятием по обогащению урана в нарушение Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД). По иранской ядерной программе.

Тегеран, по словам Роухани, понимает «чувствительное» отношение мирового сообщества к «проблеме Фордо», однако иранское правительство не может позволить себе выполнять соглашение, когда американская сторона не выполняет свою часть.

Решение начать работы в комплексе Фордо станет самым крупным демаршем иранской стороны после выхода администрации Трампа из ядерной сделки.

Завод представляет собой подземный комплекс в скале, который находится недалеко от города Кум, центра духовной жизни Ирана.

Сделка была заключена Тегераном в 2015 году с Россией, Германией, Великобританией, Францией, США и Китаем. Суть соглашения состояла в том, что Иран будет производить низкообогащенный уран под контролем МАГАТЭ, а международное сообщество снимет санкции. В 2017 году США покинули соглашение — президент США Дональд Трамп заявил, что оно наносит вред интересам Вашингтона.

Иран на протяжении нескольких месяцев продолжает повышать процент обогащения урана — за последние два месяца его производство выросло в 10 раз. Как заявил глава Организации атомной энергии Республики Али Абкар Салехи, в стране к этому моменту уже были запущены 30 центрифуг типа IR-6, а ранее — еще 20. Цель Ирана — давление на Вашингтон, который, в свою очередь, также ведет довольно агрессивную политику в отношении Тегерана посредством санкций, влияющих на экономический сектор страны.

Международные эксперты отмечают, что количества обогащенного Ираном урана пока недостаточно для производства ядерной бомбы, и страна находится еще достаточно далеко от этого. Как рассказала ранее в интервью телеканалу CNBC британский эксперт Анисех Табризи, все меры «легко обратимы».

По ее словам, само по себе увеличение количества обогащенного урана — не предмет беспокойства, хотя и является нарушением ядерного соглашения: «Иранцы пытаются получить какие-то рычаги воздействия на ядерный фронт, показывая, что они не собираются сидеть и ждать усиления давления, ничего не делая».

На днях американский минфин ввел новые санкции. Под ограничительные меры попали девять граждан Ирана, в том числе Моджтаба Хаменеи — сын аятоллы Али Хаменеи, а также генштаб вооруженных сил Ирана.

Как отмечает ведущий эксперт аналитического центра Gulf State Analytics в Вашингтоне Теодор Карасик,

заявления Ирана о новом обогащении — «это еще одна красная линия, и это может привести к эскалации в ближайшие две или три недели, в то время как США разворачивают свои возможности в регионе в качестве демонстрации силы и решимости».

В связи с последними решениями иранских властей, Госдеп США уже грозит Тегерану «максимальным давлением» и призывает мировое сообщество последовать примеру Вашингтона.

«К сожалению, продолжение обогащения Ираном не вызывает удивления. Они регулярно угрожают этим, это прозрачная попытка ядерного шантажа. Мы полностью поддерживаем МАГАТЭ в ее международной верификации роли в Иране и ждем, что МАГАТЭ сообщит о дальнейших событиях», — заявили РИА «Новости» в Госдепе в ночь на 6 ноября.

И здесь США, действительно, предпочитают активные действия.

В последнее время Вашингтон активно укрепляет в Саудовской Аравии свои силы, направленные против Ирана однако, несмотря на это, Трамп все еще заявляет, что не хочет военной конфронтации. Сейчас в США вовсю идет предвыборная борьба, и война с Ираном вряд ли принесет Белому дому очки.

Общественное мнение и так настроено против Трампа и будет использовать начало военных действий против него. Хотя на определенном этапе военный конфликт может отвлечь американцев от расследования по импичменту, вместе с тем конфликт может оказаться затяжным и затронуть весь регион Персидского Залива.

Это означает проблемы для стран-союзников США. Наращивая военную силу у иранских берегов, США используют не только кнут, но и пряник. Недавно, несмотря на давление, Вашингтон вновь продлил действие отсрочек, которые позволяют компаниям из России, США и ЕС работу на иранских гражданских объектах. Это означает, что фирмы из этих стран могут поставлять оборудование в Иран, которое предназначено для работы на ядерных объектах гражданского назначения.

Как отмечает агентство Reuters, новое решение Госдепа США «отражает усилия по ужесточению давления на Иран, введя более широкие возможности для его экономики под санкциями, оставив при этом дверь для дипломатии».

Пока неясно, когда свое слово вновь скажут дипломаты — несмотря на уход из администрации Белого дома главного «антииранского ястреба» Джона Болтона, движения в сторону диалога нет.

Усилия европейских лидеров, а главным образом французского президента Эммануэля Макрона, тоже не дали результатов. Попытка Макрона сыграть роль посредника в возможной встрече Трампа и Роухани в стенах ООН не увенчалась успехом. При этом, влиятельные американские эксперты отмечают, что четкой линии в отношении Ирана не просматривается.

«Трудно объяснить почему мы так давим на Иран, а не на Северную Корею, у которой есть реальная ядерная программа», — рассказывает «Газете.Ru» один из политологов, часто бывающий в Белом доме.

Новый всплеск антииранским настроениям в Вашингтоне дала 40-летняя годовщина захвата американских дипломатов в Вашингтоне радикальными иранскими студентами при попустительстве властей.

Те события хорошо помнят многие нынешние члены администрации, в том числе президент США Дональд Трамп. Для Америки они стали символом унижения государства. «Иранский кризис с заложниками продолжает бросать тень на отношения Ирана и США сорок лет спустя», — отмечает в своем материале радиостанция National Public Radio.

«Это то, на что ссылается кто-то, кто, например, против того, чтобы иметь ядерную сделку или иметь какие-то отношения… Это была травма, и это справедливо, когда у вас есть международное право и что-то вроде правил дипломатии», — рассказала в интервью радиостанции научный сотрудник американского экспертного центра Национального ирано-американского совета Ассал Рад. В то же время эксперт отметил, что у иранской стороны есть свои аргументы, которые касаются американского вмешательства в дела Тегерана на протяжении многих лет.

В Иране также отмечали дату захвата заложников — демонстранты собрались возле здания тогдашнего посольства с криками «Смерть Америки», которое сопровождалось сожжением американских флагов.

Несмотря на давность событий, взаимные претензии двух стран друг ко другу тяжело преодолеть. Скорее всего, сторонам удастся избежать военных действий, однако давление Вашингтона на Иран будет продолжаться.

По мысли Белого дома оно должно подхлестнуть силы, направленные против режима, однако пока неясно, удастся ли Вашингтону добиться этого в ближайшее время. Несмотря на недовольство иранцев ухудшающимся экономическим положением, на горизонте не видно лидеров, способных бросить вызов нынешнему руководству страны. Что же касается реформаторски настроенного крыла иранской элиты, то оно получило серьезный удар из-за провала ядерной сделки. Впрочем, американские консерваторы считают, что катализатором перемен может стать ухудшающееся, по их сведениям, здоровье верховного правителя Ирана аятоллы Али Хаменеи.

Как отмечает в своей статье для издания The National Interest американский аналитик, эксперт по Ирану Майкл Рубин, в случае кончины Хаменеи, которая может произойти в течение «месяца, года или пяти лет», иранское общество ждет «беспрецедентный кризис».

Стоит отметить, что в сегодняшней ситуации есть параллели и с ситуацией кризиса 40-летней давности. В Иране были столь негативно настроены по отношению к тогдашнему президенту США Джимми Картеру, что заложников освободили лишь тогда, когда на выборах победил республиканец Рональд Рейган.

А потом, нельзя исключать, что в нынешней ситуации — в условиях предвыборной гонки в США — в диалоге не заинтересован и сам Тегеран. В свою очередь, победа демократического кандидата — будь то Джо Байден, Элизабет Уоррен, или кто-то еще -— сделка может быть восстановлена полностью или частично.

В случае победы Трампа на президентских выборах, США через посредников также могут начать диалог с Ираном по ядерной проблематике, но все будет зависеть от того, на какие уступки сможет пойти Тегеран.