Слушать новости

Доктор Хайдер снова нужен всем

30 лет назад ученый Чарльз Хайдер прекратил голодовку во имя мира

В начале мая исполнилось 30 лет с того дня, когда американский ученый Чарльз Хайдер прекратил свою голодовку возле Белого дома, которая длилась 218 дней. Требованием ученого был полный запрет ядерного оружия. Благодаря советскому агитпропу доктора Хайдера хорошо знали в СССР, а потом подвергли осмеянию, которого он не заслуживал. Современная Россия, говорят эксперты, в борцах за ядерное разоружение не нуждается: времена изменились.

Бородатый добродушный толстяк в нелепой вязаной шапке с помпоном, доктор Чарльз Хайдер был одним из излюбленных персонажей советского телевидения того времени. Журналисты демонстрировали советскому зрителю, как, сидя в популярном у политических активистов Лафайетт-парке в Вашингтоне, он голодает, чтобы убедить мир полностью отказаться от ядерного оружия. Перед началом своей акции протеста ученый предполагал, что может умереть, однако увещевания друзей и коллег его не остановили.

В начале мае 1987 года, собрав пресс-конференцию, Хайдер заявил, что не хочет умирать, но собирается баллотироваться в президенты США. В то время, как писало издание The Washington Post, он потерял половину из своих 136 кг, его голодовка продолжалась семь месяцев. Он пил только воду и принимал витамины для поддержания иммунитета.

Для СССР Хайдер был идеальным объектом, вобравшим в себя все клише советской пропаганды: ученый, борец за мир, он стал отличным поводом, чтобы говорить о нем, в то время как в США все чаще поднимали вопрос о сосланном в Горький (ныне — Нижний Новгород) академике Андрее Сахарове.

«Последний американский герой советской пропаганды» — так назовет его в знаменитом цикле «Намедни» телеведущий Леонид Парфенов.

Однако, несмотря на насмешки, Хайдер, хотя и не был столь масштабной личностью, своим наивным романтизмом был похож на советского ученого. «Чарльз верил в то, что он делал», — рассказывал впоследствии автору статьи один из друзей Хайдера, который участвовал вместе с ним в протестных маршах.

Вопреки гротескному внешнему виду «чокнутого профессора», Хайдер был уважаемым специалистом в области астрофизики. Он многие годы проработал в NASA и в период работы в агентстве написал несколько научных работ в области астрофизики, а также участвовал в подготовке полета спутника NASA Solar Maximum Mission.

Однако его главной страстью стала общественная деятельность, которая сначала была посвящена борьбе с захоронениями ядерных отходов в своем родном штате Нью-Мексико. C начала 1970-х годов ученый пытался привлечь внимание к свалке радиоактивных отходов в Карлсбаде (штат Нью-Мексико) и даже выступал на эту тему в конгрессе как приглашенный эксперт.

В этом штате до сих пор находится третье в мире по величине хранилище ядерных отходов — как самих США, так и их союзников — Японии и Германии. Статьи Хайдера на эту тему помогли привлечь внимание общественности и журналистов и даже не дать захоронить на свалке очередную партию радиоактивного плутония из Германии.

Хайдер рассказывал впоследствии, что на его мировоззрение повлияло участие в Корейской войне в 1950-х годах.

«Я думал, что защищаю свою страну, а мы просто убивали там невинных людей. Я все время думал, что если я вернусь, то я буду воспитывать детей так, чтобы им не пришлось участвовать в войнах», — вспоминал ученый.

Однако, как рассказывали впоследствии журналистам его близкие, Хайдер считал, что «бьется головой о стену» и что длительная голодовка — единственное, что может привлечь внимание к проблеме «немирного атома».

Посчитав, что к нему могут прислушаться лидеры великих держав — СССР и США, он начал голодовку в конце сентября 1986 года.

В интервью журналу The Rolling Stone его первая жена Энн Джеффриес рассказывала, что поддерживала «философию» Хайдера, хотя и не одобряла метода голодовки для достижения своих целей. Такого же взгляда придерживался и один из пятерых детей ученого — сын Пол, которому отец первому рассказал о своих планах.

Хайдер заранее пришел в парк, чтобы выбрать место, где поставить свою палатку. Рядом с ней он укрепил американский флаг, а также два больших плаката: «Рейган, история ждет тебя» и «Прекратите войну, прекратите тиранию, прекратите насилие».

Для членов тогдашнего антивоенного и антиядерного движения Рейган с его идеями «звездных войн» был главной мишенью.

Именно во времена его первой администрации США существенно увеличили траты на вооружение.

«Рейгана действительно подвергали мощной идеологической обработке во времена саммита в Женеве в 1985 году, и казалось, что «гонка вооружений» стала его религией», — вспоминал об этом времени в интервью «Газете.Ru» профессор Роальд Сагдеев, в то время директор Института космических исследований.

«Стояла задача сделать так, чтобы военные расходы задушили СССР», — рассказывал корреспонденту «Газеты.Ru» один из бывших сотрудников Пентагона, работавший в администрации Рейгана.

«Живите, доктор Хайдер!»

Как вспоминали позже участники демонстраций протестов, добродушный компанейский Хайдер привлек внимание многих своими рассказами о ядерном оружии в Солнечной системе. Он ничего не ел и пил одну только воду и спустя несколько месяцев сильно похудел: продержаться столько ему помогло то, что он, как и многие американцы, ведущие малоподвижный образ жизни, был довольно тучным.

Ученый не скрывал, что решился на длительную голодовку, так как обладал лишним весом и запасом жира, который поможет ему продержаться. Чтобы сохранять кровяное давление, он выпивал два галлона теплой воды и надевал на себя много теплой одежды, чтобы сохранять температуру тела.

Именно в эти времена Хайдер привлек внимание корреспондента советского телевидения Владимира Дунаева, который начал делать о нем репортажи для программы «Время». Правда, большинство из них вызывали только насмешку в СССР, где было полно своих проблем, и обществу, стоявшему в очередях за мясом, было не до американского астрофизика.

Впоследствии сын журналиста вспоминал, что отец рассказывал ему, что Хайдер якобы голодал не по идеологическим причинам, а для того, чтобы сбросить лишний вес.

Однако для работавшей по инерции советской пропагандистской машины Хайдер с его голодовкой был настоящей находкой.

«Живите, доктор Хайдер!» — писал рупор Минобороны «Красная звезда» в то время, тогда как сами советские военные активно наращивали ракетно-ядерный потенциал. В Академии наук СССР прошло общее собрание, где было сказано, что «советские ученые разделяют тревогу американского физика за будущее нашей планеты».

Снова начал есть

В Белом доме голодовку ученого не замечали, не желая, очевидно, давать повод советскими пропагандистам. При этом нельзя сказать, что американские журналисты не интересовались Хайдером. После статьи в культовом The Rolling Stone публикации о нем появились в качественной американской прессе — The Washington Post и The New York Times.

У авторов большинства статей, несмотря на пропаганду в СССР, Хайдер вызывал симпатию своей позицией. С выражением поддержки его на месте голодовки посетили американский биохимик, лауреат Нобелевской премии Джордж Уолд, а также один из создателей квантовой электродинамики Фримен Дайсон.

В ноябре 1986 года более 20 американских ученых провели однодневную голодовку в знак солидарности с доктором Хайдером.

Побывали у места его голодовки и актер Чарли Шин, и член конгресса Барбара Боксер, а также бесчисленное количество студентов и коллег Хайдера. Все они, хотя и восхищались его поступком, просили его прекратить голодовку. Сенатор-демократ от штата Огайо Том Харкин выступил с заявлением в поддержку ученого, в котором заявил, что «не убежден, что его смерть может послужить делу мира, как может послужить его жизнь и работа». Письмо с просьбой прекратить голодовку отправил Хайдеру и глава СССР Михаил Горбачев.

Хайдер прекратил голодовку 1 мая, объявив об этом на импровизированной пресс-конференции, на которую пришли лишь несколько журналистов, и даже заявил о том, что собирается участвовать в президентских выборах. Он также отметил, что доволен, что президенты СССР и США Михаил Горбачев и Рональд Рейган начали диалог по сокращению вооружений.

Через несколько месяцев после окончания его голодовки между Москвой и Вашингтоном начались масштабные переговоры о ядерном разоружении.

В декабре 1987 года между СССР и США был подписан договор о ракетах средней и малой дальности (РСМД), который считается краеугольным для международной безопасности.

Однако к тому времени в СССР потеряли интерес к Хайдеру, а спустя три года его имя, как своеобразный «мем», всплыл в песне «Доктор Хайдер» группы «Ноль»: «Но радостная весть заставила нас петь вам: Доктор Хайдер, доктор Хайдер, доктор Хайдер cнова начал есть».

Сам Хайдер, который из-за последствий голодовки был вынужден поставить себе кардиостимулятор, прожил еще 17 лет и умер в 2004 году в доме престарелых в штате Нью-Мексико в один год с президентом Рональдом Рейганом, против которого он боролся.

В некрологе Американского астрономического общества, опубликованном по случаю смерти ученого и политического активиста, говорилось, что Хайдер обладал «внушительным авторитетом»: «Он прожил неординарную жизнь, в которой по-настоящему увлекался наукой и искренне работал, чтобы изменить ситуацию».

Доктору Хайдеру здесь не место

По иронии судьбы спустя 30 лет после окончания голодовки против ядерного оружия ситуация снова пришла к той, которая была во времена «холодной войны». И в США, и в России с высоких трибун звучат голоса о возможности применения ядерного оружия, которое уже не выглядит столь пугающим для молодого поколения.

Как отмечает заведующий сектором Центра проблем разоружения ИМЭМО РАН Сергей Ознобищев, в сегодняшних условиях о поддержке Россией «нового доктора Хайдера» уже не может быть и речи: «К сожалению, поменялись ориентиры [со времен] советской внешней политики».

Ознобищев вспоминает, что в те времена в начале Ленинского проспекта — главной трассы страны — было панно с гербом СССР и надписью: «СССР — оплот мира и прогресса».

«Да, это была декларативная политика, но страна позиционировала себя как государство, которое борется против ядерного оружия, и поэтому мы концентрировали рядом с собой все миролюбивые силы, которые были на это настроены», — говорит «Газете.Ru» Ознобищев.

Эксперты отмечают, что сегодня Россия сама держит довольно агрессивную позицию в ядерной сфере. Все они в один голос упоминают недавнее выступление заместителя начальника Главного оперативного управления Генштаба ВС РФ генерал-лейтенанта Виктора Познихира на конференции Минобороны, где тот заявил, что ПРО США в Европе «создает мощный скрытый ударный компонент для возможного нанесения внезапного ракетно-ядерного удара по Российской Федерации».

Как отмечает руководитель Центра международной безопасности ИМЭМО РАН Алексей Арбатов, «генерал Познихир фактически смахнул со стола позицию нашего президента».

«Президент Путин ни разу не сказал об опасности ракетно-ядерного удара со стороны США, он уверен, что наши стратегические системы выживут при любом ударе», — говорит «Газете.Ru» Арбатов.

Арбатов напомнил, что президент России Владимир Путин в 2015 году заявил, что новые 50 ракет, развернутые на боевое дежурство, могут преодолеть любую ПРО.

В свою очередь специалист в области международной безопасности Виктор Мизин считает, что генерал не должен говорить подобные вещи. «Ядерной войной играть нельзя, тем более генералу, который ответственен за оборону страны, — это показывает, что уровень компетенции падает», — рассказал эксперт в беседе с «Газетой.Ru».

Поделиться:
Новости и материалы
Все новости
Найдена ошибка?
Закрыть