Пенсионный советник

Как растопить «холодную войну»

30 лет назад состоялась первая двусторонняя встреча Михаила Горбачева и Рональда Рейгана

Александр Братерский 11.10.2016, 19:36
Генеральный секретарь ЦК КПСС Михаил Горбачев и президент США Рональд Рейган на встрече в... Scott Stewart/AP
Генеральный секретарь ЦК КПСС Михаил Горбачев и президент США Рональд Рейган на встрече в Рейкьявике, 11 октября 1986 года

Во вторник исполняется 30 лет с первой двусторонней встречи между советским лидером Михаилом Горбачевым и президентом США Рональдом Рейганом. Встреча в исландской столице Рейкьявике, хотя и не завершилась подписанием договоров о сокращении вооружений, помогла сломать лед недоверия между непримиримыми соперниками эпохи биполярного мира.

Несмотря на то что со времен встречи Рейгана и Горбачева прошло 30 лет, состояние российско-американских отношений сегодня напоминает именно те времена. Многим казалось, что СССР и США возвращаются в колею «холодной войны».

Экс-президент СССР Михаил Горбачев в этом году не смог принять участие в конференции, посвященной 30-летней давности встрече в Рейкьявике, из-за проблем со здоровьем. Однако свое мнение об этих событиях излагал ранее во многих интервью, подчеркивая важность первого личного контакта с президентом США.

«В наших территориальных водах появились американские военные корабли. США провели испытание нового ядерного боезаряда большой мощности.

Напряженность усугублялась недружественной риторикой, «шпионскими скандалами», — вспоминал Горбачев в своем обращении к участникам конференции в Рейкьявике, опубликованном на его официальном сайте накануне.

Горбачев вспоминал, что идея встречи с президентом США родилась у него после того, как он прочел американские и советские документы о разоружении. Переговоры шли тяжело, а советскому лидеру нужны были прорывные идеи по уменьшению нагрузки на ВПК. В СССР понимали, что гонки вооружений, цель которой один из членов администрации Рейгана охарактеризовал как «разорить СССР до смерти», страна не выдержит.

Встреча в Рейкьявике стала первой двусторонней встречей Рейгана и Горбачева, однако ранее политики виделись на саммите в Женеве по ядерному разоружению 19 ноября 1985 года.

На первом свидании лед взаимного недоверия сломать не удалось. После той встречи Горбачев был раздражен, сказав Рейгану фразу, которая впоследствии стала крылатой: «Я не ученик, господин президент, а вы не учитель, за нами огромные страны».

Исландия помогла

Несмотря на то что тогдашняя встреча оказалась провальной, Горбачев и Рейган договорились встретиться снова. Местом была выбрана относительно нейтральная Исландия. Правда, совсем нейтральной ее назвать нельзя. На ее территории располагалась военная база США.

Переговоры проходили в небольшом особняке в Рейкьявике, сегодня здесь располагается музей, посвященный памятному событию. Малопримечательный особняк, который называют в Исландии «дворец Хевди», в наши дни — резиденция французского посла, которая в то время пустовала.

Горбачев основательно подготовился к переговорам, которые предполагалось посвятить сокращению ядерных арсеналов. СССР был обеспокоен не только размещением американских ракет в Европе, но и американской программой «Стратегическая оборонная инициатива».

Эта дорогостоящая программа, — которая оказалась впоследствии трудновыполнимой, — подразумевала размещение ракет в космосе. Атмосфера в отношениях СССР и США была довольно тяжелой. Обе стороны продолжали гонку вооружений. Именно поэтому к встрече было приковано огромное внимание зрителей, а советское телевидение с небывалым размахом фиксировало каждый шаг Горбачева в Исландии.

С точки зрения реальных достижений саммит в Рейкьявике оказался провальным.

Однако, как свидетельствует в своей книге «Рейган в Рейкьявике» бывший советник Рейгана Кен Аделман, эти 48 часов «завершили «холодную войну».

Описывая происходящее на саммите, Аделман сравнивает его с романом Агаты Кристи. «Два ярких человека встретились в выходные на безлюдном и обдуваемом ветрами острове в почти что заколдованном доме, где дождь бьет в стекла и где оба они пережили ни с чем не сравнимые ощущения», — оценивает волшебство исландской природы автор.

Как отмечает Арчи Браун в книге «Фактор Горбачева», начало определенному доверию между Горбачевым и Рейганом было положено именно в Рейкьявике.

«Появилась «химия» между Горбачевым и мной, которая породила что-то близкое к дружбе», — цитирует Браун президента США.

Время идеалистов

Председатель Люксембургского форума Вячеслав Кантор говорит, что хотя после этих переговоров не было подписано итоговых документов, они создали «атмосферу доверия».

Тем не менее договориться о 50-процентном сокращении стратегических наступательных вооружений в Рейкьявике не удалось. Рейган был непреклонен. В связи с этим лидеры достаточно сдержанно попрощались, после встречи не было и совместной пресс-конференции. Горбачев выступил на ней один.

Однако, несмотря на кажущееся взаимное отчуждение, именно тогда в Рейкьявике «из голов лидеров исчезла концепция «холодной войны», говорит «Газете.Ru» бывший заместитель главы МИД СССР Анатолий Адамишин, в то время активно вовлеченный в дипломатический процесс.

Уже через год между СССР и США был подписан договор РСМД, который ликвидировал как класс ракеты средней и малой дальности. Этот договор считается бессрочным и является краеугольным камнем всех договоров о ядерной безопасности между двумя странами.

«Мы тогда были на грани войны, в рyководстве страны, в армии и КГБ понимали необходимость новой «разрядки», — рассказал «Газете.Ru» американист Виктор Мизин. — И Горбачев, и даже Рейган были идеалистами». «Сейчас в российской элите дрyгие настроения, и поэтомy нового Рейкьявика не бyдет», — считает он.

В июне Адамишин, выступая на Люксембургском форуме по предотвращению ядерной катастрофы, подчеркивал, что сегодня США требуется отойти от политики «удушения России» для того, чтобы начать конструктивные переговоры о ядерном разоружении.

Москва, в свою очередь, тоже должна сделать шаг навстречу Вашингтону. По словам Адамишина, Россия «должна выйти из антиамериканской коалиции».

Бывший дипломат говорил о необходимости сменить агрессивную риторику, напомнив собравшимся слова советского лидера Константина Черненко. «Мы с США не являемся врожденными врагами», — говорил политик.