Пенсионный советник

Дума отзапрещалась

Самые скандальные законопроекты Госдумы уходящего шестого состава

Андрей Винокуров, Артур Громов, Игорь Крючков 24.06.2016, 16:51
Владимир Федоренко/РИА «Новости»

Госдума шестого созыва заканчивает работу. Эта команда депутатов заслужила печальную славу из-за скоростного и неряшливого принятия скандальных законопроектов. «Газета.Ru» вспоминала самые резонансные из них.

В пятницу подходит к концу работа депутатов Госдумы шестого созыва. C подачи телеведущего Владимира Познера нижнюю палату парламента начали называть «госдурой», однако еще лучше прижилось прозвище «взбесившийся принтер», придуманное главредом «Новой газеты» Дмитрием Муратовым.

На скандальность этот созыв был обречен с самого начала. Само ее избрание в конце 2011 года спровоцировало масштабные протестные акции, участники которых подвергали сомнению результаты прошедших выборов.

По разным оценкам, митинг на Болотной площади 10 декабря собрал от 25 тыс. до 150 тыс. человек. В числе требований протестующих были в том числе повторные выборы. Митинги продолжали собираться на регулярной основе, пока к маю 2012 года не произошел печально известный «Марш миллионов». Тогда случились конфликты с полицией, которые впоследствии привели к реальным срокам для ряда его участников.

Дума отвечала критикам взаимностью, прославившись за годы своей деятельности инициативами, которые превращали любой протест в предприятие, обреченное на наказание. Впоследствии стремление оградить себя от критики среди депутатов Госдумы только росло.

Борьба с митингами

В июне 2012 года представители «Единой России» приняли закон, серьезно усложняющий жизнь участникам протестных движений. За несоблюдение правил проведения подобных мероприятий были серьезно повышены штрафы. Также были введены новые требования. Именно с момента вступления в силу этого закона на митингах больше нельзя было скрывать свое лицо.

На тот момент еще была фракция, которая практически полным составом если не поддерживала, то сочувствовала участникам протестных акций. Речь идет о «Справедливой России».

Депутаты партии не только пришли на заседание с белыми ленточками, но даже попытались организовать «итальянскую забастовку» на втором чтении законопроекта, затянув его принятие до позднего вечера. Однако позже и эсэры втянулись в общую тенденцию.

Еще большее «завинчивание гаек» произошло после вступления в силу в июле 2014 года новой статьи 212.1 Уголовного кодекса (УК). Она вводила наказание за неоднократное нарушение порядка организации или проведения собраний, митингов, шествий или пикетирования. Поправки предложили депутаты Игорь Зотов («Справедливая Россия»), Андрей Красов и Александр Сидякин (оба — из «Единой России»). Статья предусматривает до пяти лет лишения свободы, если имело место более двух административных правонарушений порядка организации митингов в течение 180 дней.

Первый приговор по этой статье получил гражданский активист Ильдар Дадин, который получил три года лишения свободы в колонии общего режима.

Удар по НКО

Тезисы о том, что многие оппозиционные протесты организуются при участии западных стран, которые хотят дестабилизации в России, стали в Госдуме шестого созыва общим местом. За июнь-июль 2012 года она провела резонансный закон «Об иностранных агентах». Ими признавались некоммерческие организации (НКО) с иностранным финансированием и занимающиеся политической деятельностью.

Если вначале подразумевалось, что признание организации иноагентом не повлечет за собой каких-то ущемлений в ее деятельности, то постепенно ситуация изменилась. Например, «агентам» было запрещено наблюдение за выборами.

Кроме того, представители некоммерческого сектора и правозащитники жаловались, что новый статус создал всем НКО проблемы в общении с госструктурами, а также спровоцировал негативное отношение к ним в обществе. В реестр в том числе попали многие благотворительные и правозащитные организации, которые частично работали на гранты иностранных институтов и делали бесспорно полезную работу для российского общества.

Доработка законодательства по этой теме велась практически до последней сессии этой Думы, однако это ситуацию сильно не улучшило.

В конце 2014 года появился еще один законопроект — «о нежелательных организациях». Ими может быть признана любая иностранная или международная неправительственная организация, которая наносит вред безопасности нашего государства. Авторами законопроекта выступили эсэр Александр Тарнавский и представитель ЛДПР Антон Ищенко.

Ограничения для СМИ и интернета

Шестой созыв Госдумы прославится серьезными ограничениями, введенными в интернет-пространстве. В июне 2012 года был внесен законопроект о создании реестра запрещенных сайтов. Его авторами выступили единоросс Сергей Железняк, эсэр Елена Мизулина, коммунист Сергей Решульский и член ЛДПР Ярослав Нилов.

Поправки в законодательстве позволили проводить блокировку ресурсов, содержащих запрещенную информацию. Из-за небрежности формулировок блокировка грозила даже «Википедии».

В феврале 2014 года вступил в силу так называемый «закон Лугового». Согласно ему, Генпрокуратура через Роскомнадзор может провести немедленную блокировку сайтов, распространяющих призывы к массовым беспорядкам или другую экстремистскую информацию. Авторами выступили представитель ЛДПР Андрей Луговой, депутат КПРФ Николай Иванов и единоросс Сергей Чиндяскин.

Несколько инициатив Госдумы были направлены на регулирование деятельности СМИ. В 2014 году вступил в силу закон о запрете ненормативной лексики. Принятие документа инициировала группа депутатов во главе с председателем комитета Госдумы по культуре Станиславом Говорухиным. Годом ранее в медиа запретили рекламировать алкоголь (закон инициировал лидер фракции «Единая Россия» Андрей Воробьев).

В том же 2014 году Госдума приняла первый «антитеррористический пакет» Ирины Яровой. В него вошел в том числе «закон о блогерах», обязавший авторов интернет-ресурсов с аудиторией «свыше 3 тыс. пользователей в сутки» регистрироваться в Роскомнадзоре. Также он накладывал на эти ресурсы ряд ограничений, которые уже действовали для СМИ.

Госдума этого созыва по инициативе единороссов также вернула в законодательство уголовную ответственность за клевету. Соответствующий закон вступил в силу в 2012 году. В нем говорится, что «клевета, то есть распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию» наказывается штрафом в размере до 500 тыс. руб. Это же деяние, совершенное с использованием служебного положения, наказывается штрафом в размере до 2 млн руб. Клевета, соединенная с обвинением лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления, наказывается штрафом в размере до 5 млн.

За «клевету в отношении судьи, присяжного заседателя, прокурора, следователя, лица, производящего дознание, судебного пристава» теперь полагается штраф от 1 млн до 5 млн руб.

Ответили Западу

Одним из первых резонансных «антизападных» инициатив Госдумы стал «закон Димы Яковлева», внесенный на рассмотрение нижней палаты ее спикером Сергеем Нарышкиным и лидерами всех четырех фракций. Это произошло 12 декабря 2012 года, спустя шесть дней после начала работы шестого думского созыва.

Закон, который был представлен в качестве ответа на принятый в США «акт Магнитского», запрещал американским гражданам усыновлять российских детей-сирот. Все думские фракции, за исключением нескольких депутатов, проголосовали за принятие законопроекта.

Это вызвало массу критики со стороны журналистов и правозащитников.

Инициатива стала известна в народе как «закон подлецов». Впоследствии в Москве прошел «Марш против подлецов», собравший до 9–9,5 тыс. человек, по версии МВД, и 20–30 тыс. человек, по оценке организаторов. В конце мероприятия участники марша демонстративно выкинули транспаранты с фотографиями депутатов в мусорные баки. Единение при принятии этого закона стало одной из поворотных точек: стало понятно, что у граждан, критично настроенных по отношению к нынешнему курсу власти, практически не осталось сочувствующих им депутатов.

После присоединения Крыма к РФ в марте 2014 года отношения Москвы с западными странами оказались в состоянии тяжелого кризиса. В конце 2015 года депутаты решили внести в законодательство нормы, позволяющие им игнорировать решения международных судебных инстанций.

Теперь это можно делать, если Конституционный суд РФ признает, что международные решения противоречат Основному закону России. Критики этой инициативы подозревали, что Кремлю нужно просто легальное основание, чтобы отказаться удовлетворить решение ЕСПЧ (Европейского суда по правам человека) по делу ЮКОСа, которое тогда предполагало выплату $50 млрд.

Впрочем, пока этот закон был использован только в одном случае: чтобы отстоять процесс голосования в тюрьмах, против чего выступала международная инстанция.

Новые правила для выборов

Частые изменения в законодательстве о выборах уже стали своеобразной традицией российской власти. Шестой созыв Госдумы вернул смешанную выборную систему для нижней палаты парламента. Это значит, что 225 депутатов следующего созыва из 450 пройдут «испытание боем» в одномандатных округах.

Этот же созыв провел определенную политическую либерализацию законов в этой части. По инициативе премьера РФ Дмитрия Медведева в регионах вернули прямые выборы губернаторов. Правда, при этом было введено важное условие. Для участия в выборах необходимо собрать от 5 до 10% подписей муниципальных депутатов субъекта РФ. Это позволяет власти контролировать выборы и при необходимости не допускать на них серьезных оппонентов кремлевских кандидатов.

Со времени возрождения прямых выборов губернатора только одна кампания дошла до второго тура. В 2015 году в Иркутской области представитель КПРФ Сергей Левченко победил кандидата «Единой России», действующего губернатора Сергея Ерощенко. Другая напряженная кампания была на выборах главы Санкт-Петербурга в 2014 году. Тогда не смогла пройти муниципальный фильтр Оксана Дмитриева, наиболее сильный оппонент губернатора Георгия Полтавченко.

Похожие ограничения Госдума ввела и для выборов в региональные парламенты. Без сбора подписей граждан в них могут участвовать только те партии, которые уже имеют представителя в региональном парламенте, Госдуме или органах местного самоуправления. Процедура сбора подписей довольно сложна, и «несистемная» оппозиция воспринимает ее как очередной охранительный барьер. Аналогичная система действует и на думских выборах. Не собирать подписи могут те партии, которые имеют хотя бы одного представителя в региональном парламенте.

В начале 2016 года депутаты приняли закон, согласно которому в агитационных материалах нельзя использовать изображения лиц, не являющихся кандидатами. Это лишает «несистемную» оппозицию возможности использовать образ протестного лидера Алексея Навального, а единороссов — Путина.

К этим думским выборам также введена обязательная аккредитация для журналистов. Если раньше представитель СМИ мог беспрепятственно посетить любой участок, то теперь ему придется проходить через специальную процедуру. Парламентарии объясняли это борьбой с псевдожурналистами, пытающимися попасть на участок. Это напрямую касается ассоциации «Голос», которая отслеживает нарушения на российских выборах. Она была признана «иностранным агентом» и лишилась возможности наблюдения на выборах напрямую. Однако у организации есть свои СМИ, и благодаря этому представители «Голоса» до недавнего времени могли наблюдать за кампаниями как представители журналистского сообщества. Теперь «Голос» лишился и этой возможности.

Другая значимая инициатива Госдумы — перенос думских выборов с декабря на сентябрь. Это решение депутатам пришлось даже отстаивать в Конституционном суде, так как сокращение полномочий парламентариев прямо противоречит главному закону страны. Суд все-таки даровал депутатам возможность работать меньше.

Это одна из самых загадочных историй данного созыва, так как об истинных целях переноса на данный момент можно только строить теории. К закону явно приложил руку Кремль. Ряд политологов считали, что летний агитационный период просто выгодней «Единой России».

Кстати, всем нынешним парламентариям, которые не попадут в следующий созыв, положена компенсация, возможность использования служебной квартиры и медицинская страховка. Каждый такой парламентарий обойдется бюджету примерно в 1,59 млн руб.

«Борьба с терроризмом»

Произошедшие за последнее время атаки террористов развязали руки тем парламентариям, которые борются за расширение полномочий спецслужб и ужесточение уголовного законодательства.

В конце прошлого года появились поправки в законодательство, разрешающие сотрудникам ФСБ открывать огонь в местах большого скопления людей в целях предотвращения террористического акта, освобождения заложников, отражения группового вооруженного нападения на критически важные и потенциально опасные объекты или объекты, здания, помещения, сооружения органов государственной власти.

На последнее заседание Госдумы 24 июня был вынесен законопроект Яровой, увеличивающий штрафы и тюремные сроки за преступления террористической и экстремистской направленности. Кроме того, депутат предлагает ввести в УК новую статью «Несообщение о преступлении».

Она будет грозить тем, кто вовремя не сообщит о готовящихся и совершенных террористических актах. Караться такое преступление будет штрафом до 100 тыс. руб., либо принудительными работами на срок до одного года, либо лишением свободы на тот же срок.

В рамках пакета Яровой также предлагается ввести в УК новую статью «Акт международного терроризма».

Также, согласно законопроекту, операторы связи и организаторы распространения информации в интернете будут обязаны хранить в течение трех лет информацию о фактах передачи текстовой информации. Представители интернет-отрасли говорят о том, что хранение этих данных на серверах приведет к серьезным убыткам.

Парламент невлиятельных

Шестой состав Госдумы отличался от предыдущих ролью депутатов, считает политолог Вячеслав Смирнов. «Политический вес парламентариев упал в два-три раза по сравнению с предыдущими составами. Если раньше министры, губернаторы и региональные власти РФ прислушивались к запросам депутатов, то теперь они отмахиваются от инициатив депутатов как от назойливых мух, — считает собеседник «Газеты.Ru». — Госдума перестала быть местом, которое привлекает богатых и влиятельных».

По мнению Смирнова, депутаты за последние четыре года перестали быть политиками в строгом смысле этого слова.

«Они стали людьми, обслуживающими окологосударственные группы и бизнес-интересы, — считает эксперт. — Отсюда и эффект «взбесившегося принтера». Депутаты стали уделять намного больше внимания пиару и присутствию в СМИ».

«Подчас депутаты выступали со скандальными инициативами только для того, чтобы об этом рассказали журналисты, уже понимая, что их законопроекты не будут приняты, — добавил Смирнов. — Особенно этим запомнились фракции ЛДПР и «Справедливой России».

Эксперт считает, что новый состав Госдумы сохранит эти тренды. «Возможно, действия парламентариев будут менее предсказуемыми из-за одномандатников, — добавил он. — В новом составе Госдумы появится от 25 до 50% «вольноопределившихся» депутатов, без прочных партийных связей. То есть в парламенте могут складываться неожиданные союзы и конфигурации политических сил. Однако это вряд ли сильно изменит общий политический расклад».

В свою очередь политолог Алексей Макаркин считает, что только ругать нынешнюю Думу тоже не стоит. «Все-таки они голосовали и за вполне приличные инициативы, в частности, вернули выборы губернаторов, либерализовали, хоть и с ограничениями, партийное законодательство», — заявил он «Газете.Ru».

«На самом деле пламенных реакционистов было не так много. Это Яровая, Федоров, выбывшая Мизулина, — вспоминает эксперт. — Другое дело, что депутаты были очень «прагматичны» и с удовольствием голосовали как за разрешительные инициативы исполнительной власти, так и запретительные».

Интересно, что эта Дума была более плюралистичной, чем предыдущая. В пятом созыве у ЕР было конституционное большинство, и другие партии ей были просто не нужны.

Однако у правящей партии не возникало проблем с консолидацией и при шестом составе Госдумы. Формально оппозиционные фракции охватило необоримое желание бороться за патриотизм рука об руку с «Единой Россией».

По мнению Макаркина, не стоит ожидать того, что новый созыв изменит ситуацию и, например, отменит часть ограничений, введенных ранее. «Единственное, что изменится, — одномандатники будут гораздо жестче отстаивать региональные интересы. А значит, будут битвы против сокращения получателей соцпомощи, повышения пенсионного возраста, непопулярных мер в сфере здравоохранения», — заключает эксперт.