Слушать новости
Телеграм: @gazetaru
Регионы деградируют под контролем

Доклад Комитета гражданских инициатив оценил нестабильность регионов России

,
Система местного самоуправления в российских регионах, которая начала консервироваться два года назад, к началу 2016 года демонстрирует уверенную деградацию. Система стабильна до тех пор, пока экономический кризис не совпадет с конфликтом внутри политических элит. К таким выводам пришли авторы доклада Комитета гражданских инициатив Алексея Кудрина.

14 июня Комитет гражданских инициатив (КГИ), созданный председателем совета Центра стратегических разработок и бывшим министром финансов РФ Алексеем Кудриным, опубликовал «Индекс социально-экономической и политической напряженности». Доклад был написан сотрудниками НИУ ВШЭ и посвящен тому, насколько сегодняшняя региональная власть в России способна решить кризисные процессы в обществе — если те начнут проявляться. Исследование охватывает события, произошедшие за шесть месяцев: с конца 2015 по начало 2016 года.

Доклад исследовал регионы по трем параметрам: социально-экономическим рискам, политической напряженности, а также протестной активности. Как рассказал «Газете.Ru» один из авторов исследования Александр Кынев, эксперт КГИ и доцент департамента политической науки НИУ ВШЭ, есть немало регионов с высоким уровнем напряженности по одному из трех параметров, однако это вовсе не означает, что там в ближайшее время начнутся серьезные дестабилизирующие процессы.

«Дело в том, что по-настоящему опасная ситуация может сложиться лишь в сочетании напряженности по всем трем параметрам, — считает эксперт. — Говоря проще, мало иметь кризисную ситуацию в экономике, нужен еще и субъект среди элит, который может воспользоваться этой ситуацией и поднять протест».

По словам Кынева, такая ситуация может сложиться только в ограниченном числе субъектов Российской Федерации.

По данным экспертов КГИ, совпадение по всем трем параметрам неблагополучия наблюдается лишь в семи регионах: Москве, Краснодарском крае, Удмуртии, Пензенской, Ульяновской, Челябинской и Иркутской областях.

Битвы регионов

Краснодарский край «нагнал» негативный эффект от зимней Олимпиады в Сочи, которая состоялась в 2014 году и должна была стать мощным экономическим «драйвером» региона. По мнению профессора факультета социальных наук ВШЭ Николая Петрова, который также принимал участие в исследовании КГИ, «инвестиции в сочинский проект давали хороший эффект базы», однако они упали на фоне крымской проблемы и замедления отечественной экономики.

Кроме того, на развитие региона не влияют положительно конфликты между старыми и новыми элитами. В сентябре 2014 года был отправлен в отставку Александр Ткачев, возглавлявший регион 14 лет, а его место занял Вениамин Кондратьев. Сейчас экс-глава региона является министром сельского хозяйства. «Высокое положение экс-губернатора не дает возможности провести быстрое переформатирование элит, как это было, например, в Коми», — считает Петров.

Также авторы доклада фиксируют увеличение протестной активности, связанной с трудовыми и жилищными правами в Краснодарском крае.

В Удмуртии в 2014 году тоже сменился губернатор-«долгожитель» Александр Волков. Авторы исследования утверждают, что новая администрация региона во главе с Александром Соловьевым страдает от трений между различными группами влияния. При этом в регионе наличествует сильное и организованное протестное движение, а также есть тенденции к ухудшению экономической ситуации.

В Челябинской области есть явные проблемы между представителями власти и силовиками. В качестве примера авторы доклада приводят историю бывшего вице-губернатора региона Николая Сандакова. Сейчас его обвиняют в присвоении 1,5 млн руб. у менеджера Озерского городского округа Евгения Тарасова в обмен на обещание помочь в назначении на должность главы Магнитогорска. Кроме того, Сандаков, по мнению следствия, получил неправомерный доступ к электронным письмам одного из челябинских политологов и сотрудника администрации губернатора, а также получил взятку от директора местного ЧОП «Питон».

Пензенская область, по мнению авторов исследования КГИ, сейчас переживает «поставторитарный синдром». Это наследие губернатора Василия Бочкарева, покинувшего свой пост в 2015 году. Сейчас регионом руководит Иван Белозерцев.

Резкая смена, казалось бы, устойчивых региональных властей — классическая формула подъема социальной напряженности, считают эксперты КГИ. «Чем дольше длится стабильность, которую, иначе говоря, можно назвать застоем, тем более серьезные проблемы будут, когда она закончится», — считает Петров.

Не удается справиться с раздробленностью элит и губернатору Иркутской области Сергею Левченко. Это единственный губернатор от КПРФ, который смог победить на выборах действующего главу региона — единоросса. По мнению экспертов, Левченко до сих пор воспринимается как возмутитель спокойствия на федеральном уровне. Кроме того, в Иркутской области традиционно конкурируют между собой представители строительного комплекса и несколько финансово-промышленных групп.

В группе совпадения всех параметров риска оказалась и Ульяновская область. Губернатор Сергей Морозов руководит субъектом РФ с 2005 года. В докладе отмечается отрицательная динамика уровня жизни в регионе, что вместе с высоким уровнем протестной активности может стать поводом к дестабилизации процесса.

Москва дольше всех других регионов РФ находится на вершине шкалы напряженности, если сравнивать предыдущие доклады КГИ. Столица, где, по словам опрошенных «Газетой.Ru» экспертов, наиболее сложная структура элит, экономики и общества, фигурирует в эпицентре дестабилизирующих процессов как минимум с конца 2014 года.

Авторы нынешнего исследования отмечают в Москве обострение конфликтов бизнеса и гражданского общества, а также дискредитацию Московской городской думы и бесправное положение органов местного самоуправления.

По мнению Евгения Минченко, директора Международного института политической экспертизы, перечень наиболее напряженных регионов России по версии КГИ не может считаться истиной в последней инстанции. «Есть разные методики, напряженность в регионах можно оценивать и по другим показателям, — рассказал собеседник «Газеты.Ru». — На мой взгляд, особой дестабилизации обстановки в регионах не наблюдается». По его мнению, к числу наименее стабильных регионов можно отнести, например, Амурскую, Челябинскую и Омскую области, а также Марий Эл.

Президент фонда «Петербургская политика» Михаил Виноградов говорит, что в российских регионах проходят слишком разнонаправленные процессы, чтобы на их основе можно было выработать какой-то тренд. По его мнению, наименее стабильные регионы России — это Коми, Челябинская область и Приморский край.

Качество падает

Эксперты КГИ, впрочем, не считают тревожные процессы в регионах главным поводом для опасения. Более веский повод для беспокойства заключается в том, что «качество регионального управления снижается системно и уверенно», считает Кынев. Это означает, что местные власти не смогут остановить дестабилизирующие процессы, если они все-таки придут в действие.

«Если уровень конфликтности показывает наличие конфликтов, то уровень институциональной развитости и адаптивности управления показывает наличие скорее механизмов их разрешения», — гласит текст доклада КГИ.

Оптимальная система региональной власти, по мнению авторов исследования, — «это сочетание институциональной адаптивности и построения в органах власти балансов, учитывающих интересы разных элитных групп, с кадровой стабильностью и административной устойчивостью».

Виной тому — муниципальная контрреформа 2014–2015 годов, в результате которой в целом ряде регионов были отменены (юридически или фактически) прямые выборы мэров и других управленческих должностей. Таким образом политическая система вновь начала консервироваться и оттеснять от участия во власти потенциальных представителей «новых элит».

Николай Петров считает, что пока власти не о чем беспокоиться: просто потому, что у нее нет конкурентов. «Наша политическая система остается архаичной. В ней нет места контрэлитам, которые могут служить очагом напряженности. В большинстве случаев элита консолидирована по принципу жесткого авторитарного руководства», — рассказал эксперт КГИ.

«Тех игроков, которые могли бы бросить вызов системе, просто нет. Однако когда авторитарный лидер уходит со своего поста, оказывается, что нет выстроенных и работающих институтов системы», — добавил Петров.

Другой автор доклада, доцент факультета социальных наук ВШЭ Алексей Титков, предполагает, что во всех перечисленных регионах — кроме Краснодарского края и Пензенской области — могут возникнуть проблемы для партии власти в преддверии думских выборов.

«В условиях доминирования «Единой России» она, скорее всего, везде получит первое место, но результаты могут быть ниже среднего. Где-то есть риск упасть за символический барьер в 50%», — считает эксперт.

Что касается Краснодарского края и Пензенской области, там просто стоит ждать снижения привычных результатов, говорит он. До сих пор в этих регионах существовали настоящие «политические машины», приносящие заоблачные результаты, но сейчас они будут скромнее, полагает Титков.