Слушать новости
Телеграм: @gazetaru
Никите Михалкову — 75: как режиссер создавал «Утомленных солнцем»

Как задумывались «Утомленные солнцем» и менялось восприятие фильма

Эксклюзив
К 75-летию народного артиста РСФСР Никиты Михалкова «Газета.Ru» обсудила со сценаристом Рустамом Ибрагимбековым, композитором Эдуардом Артемьевым и актрисой Светланой Крючковой историю создания фильма «Утомленные солнцем», его борьбу с «Криминальным чтивом» Квентина Тарантино за главный приз в Каннах, а также изменение зрительского восприятия картины.

Никита Михалков за свою 60-летнюю карьеру снял множество фильмов, которые вошли в историю отечественного кинематографа, однако одно из важнейших мест в его биографии занимает картина «Утомленные солнцем», посвященная эпохе «Большого террора» — ей удалось стать единственным русскоязычным проектом, одновременно удостоенным премии американской киноакадемии «Оскар» и гран-при Каннского кинофестиваля.

Сегодня может показаться странным, но в начале 90-х Михалков и его соавтор сценария, заслуженный деятель искусств России, писатель и режиссер Рустам Ибрагимбеков планировали сначала выпустить в прокат фильм «Сибирский цирюльник», где действие разворачивается во времена царской России, и только потом взяться за историю о сталинских репрессиях. Но задуманную хронологию нарушило внезапно предложение из-за границы.

«Предполагался «Сибирский цирюльник» — мы над ним очень долго работали, года полтора. А потом уже предполагалось, что сделаем «Утомленных солнцем». Но тут возникло предложение с французской стороны сделать документальную картину о кочевых монгольских племенах в Китае. И когда мы ознакомились с реальным положением дел, выяснилось, что никаких кочевых монгольских племен там нет — они ведут достаточно оседлый образ жизни. И постепенно этот документальный замысел перерос в фильм «Урга. Территория любви», который оказался неожиданным проектом». Этот проект вклинился между двумя последовательно задуманными картинами», — рассказал «Газете.Ru» Ибрагимбеков.

Говоря об изменении зрительского понимания картины, которая в год выхода виделась многим едва ли не манифестом, а со временем стала восприниматься как произведение ностальгического характера, он пояснил, что при ее создании не стоял вопрос о необходимости политического высказывания на тему советской истории.

«Это вещи труднообъяснимые — общественное настроение, общественное восприятие искусства. Когда мы делали картину, принцип был такой — не пользуясь никакими новыми свободами, снять картину, которую можно было бы снять в советское время. Мы снимали картину не обличающую, а наполненную тем драматизмом, в котором существовал Советский Союз», — пояснил Ибрагимбеков.

Он напомнил, что главной идеей фильма было рассказать страшную историю соперничества двух наделенных властью мужчин глазами маленькой девочки, проживающей один день лета 1936 года.

«Это лучший день в жизни этой девочки (Нади Котовой в исполнении Надежды Михалковой, — прим. «Газеты.Ru»). И она воспринимает его как праздник. Вот так же существовал советский народ. Он жил в ощущении достаточно праздничного существования, а в глубине этого праздника совершались трагические процессы. Эта двойственность советского существования нас интересовала больше всего», — уточнил он.

По словам Ибрагимбекова, во время работы над фильмом создателей также интересовал вопрос непрерывности культуры и духовных традиций.

«Их дом, где все происходит, это некое эхо дореволюционной жизни русской интеллигенции. Мы старались увидеть нашу жизнь в объеме, а не просто в плоскости политических суждений. С точки зрения политической там ничего нового не было. К этому времени Сталин уже был тысячи раз изобличен — и в политических трудах, и в искусстве», — добавил сценарист.

Ибрагимбеков также дал оценку главному конкуренту «Утомленных солнцем» в конкурсе Каннского кинофестиваля — фильму Квентина Тарантино «Криминальное чтиво», удостоенному Золотой пальмовой ветви.

«Дело в том, что Тарантино существенно расширил киноязык. Он совершенно неожиданно нарушил традиции драматургии, устроил несколько перескоков во времени, когда начиналась какая-то история, потом мы от нее уходили, потом через какое-то время снова возвращались — это было достаточно свежо и интересно с точки зрения развития киноязыка», — сказал он.

Главным же достижением Тарантино Рустем Ибрагимбеков назвал не показанную на экране историю, а его открытия в сфере кинодраматургии.

«Что касается самой истории — она просто лихо сделана. Главное достижение [Тарантино] — это драматургия. Он очень свободно стал передвигаться во времени и пространстве по сравнению с традиционным кино. Это является его главным достижением. И как только он это открыл — он начал повторяться. Все то, что он делал потом, ни в какое сравнение с этим фильмом не идет. До этого была его лучшая картина «Бешеные псы» — вот там он заложил основы этой эстетики. Она мне даже больше нравится», — признался соавтор «Утомленных солнцем».

Народный артист России композитор Эдуард Артемьев, говоря о своем опыте работы с Михалковым, к фильмам которого он писал музыку с 1967 года, назвал главными требованиями со стороны режиссера наличие яркой и эмоциональной музыкальной темы. Он рассказал, что тот обычно подолгу беседует с ним во время работы, чтобы добиться соответствия результата своим целям.

«В «Утомленных Солнцем» была же главная тема, знаменитая тема Ежи Петерсбурского «Утомленное солнце». Так мелодия и встала. От нее и плясали. Она была лейтмотивом всей картины. В фильме есть два героя: один — интеллигент, другой — из народа. Соответствующая музыка должна быть. Должны быть где-то отголоски Скрябина, Метнера, Рахманинова — Серебряный век. Здесь требуется угадать характер фильма. Бывает, что кадр не требует музыки — сначала требовал, казалось, а потом кадр оказался самодостаточным, и чтобы не перегружать его музыкальным комментарием, от музыки отказываются. Такие вещи бывают», — заключил Артемьев.

Народная артистка России Светлана Крючкова выразила сожаление из-за того, что болезнь помешала ей лично поздравить Михалкова с юбилеем.

«Я не могу сама приехать, его поздравить в связи с тем, что я приболела. Это не ковид, но я приболела. Поэтому я просто счастлива, что могу хотя бы через вас поздравить своего друга и любимого режиссера моего, выдающегося артиста Никиту с его 75-летием и пожелать ему долгих-долгих лет творческих и крепкого-крепкого здоровья и Божьей помощи во всем», — сказала она.

Крючкова поделилась деталями о работе над фильмом и своим образом домработницы Кати Моховой.

«Он мне позвонил однажды и говорит: «Приезжай на грим-костюм, новый сценарий: будешь играть девственницу». Я говорю: «Никита, я уже третий раз замужем!», он говорит: «Нет, в тебе столько наива, у тебя все получится хорошо». Я приехала, мне сразу говорят: «К Михалкову не обязательно, вас ждет уже художник. Я говорю: «Нет-нет, я без Никиты Сергеевича ни шагу не сделаю»... Я заехала к нему и спрашиваю, как должно быть понятно, что [героиня] девственница? Он говорит: «Ну, коса, фартук». Потом мы придумали, что будет такой парик, который будет надвинут на мой лоб, и он будет вдвое уже, чем мой собственный. И, конечно, белые реснички, и так далее», — раскрыла она историю создания образа Моховой.

По словам Крючковой, одной из главных проблем на съемках было сохранение единства времени происходящего. Работа над фильмом длилась долго и летние дни заканчивались, в то время как по сюжету все действие должно было разворачиваться в течение одних суток и в солнечную погоду.

«Там очень много зелени вокруг — эта зелень была привезена откуда-то, и чуть ли не каждый листик приделывали к кустику, чтобы создать иллюзию лета. И один за другим все попростужались. Но первая была я, к сожалению. И без меня снимали сказку, которую рассказывает главный герой в исполнении Олега Меньшикова. Я могла бы в этой сцене участвовать — обязательно я бы там присутствовала», — сообщила актриса.

Однако самым большим огорчением стал для нее пропуск сцены игры в футбол из-за простуды.

«А больше всего мне обидно — я представляю, как бы мы могли с Никитой нафантазировать и смешно сделать, если бы я стояла на воротах на футболе со своим подносом! Вот это было бы классно! Но, к сожалению, производственная необходимость была такова, что надо было снять эту сцену, именно когда я болела, вся простуженная. А потом уже заболели все по очереди — последняя, по-моему, Наденька заболела», — вспомнила артистка.

__is_photorep_included13326403: 1

Еще одной яркой импровизацией, которая вошла в фильм, стал маленький стишок, который Крючкова «подарила» детям в одной из сцен фильма:

«Помните, дети там залезают на обрыв, когда появляется отряд гражданской обороны? И они должны какой-то текст говорить. Я сказала: «Ой, Никита! Никита! А у нас в садике говорили: «Я на вишенке сижу, не могу накушаться / Дядя Сталин говорит — надо маму слушаться!» И он это взял!»

В заключение Крючкова призналась, что Михалков оставил большой след в ее жизни и многому научил ее как актрису благодаря своей творческой смелости.

«Он, между прочим, человек, который научил меня не бояться быть глупой, бездарной, смешной. Он говорит: «Давайте побредим. Из этого бреда что-нибудь вдруг вырисуется». Он очень творческий, безумно талантливый человек. Космос целый. И, конечно, с ним работать в удовольствие — начинаешь работать над сценой и никогда не знаешь, во что это выльется! Потому что тут же фантазия работает, играет, актеры подхватывают и так далее», — резюмировала артистка.