Каннский багаж: фильм «Дылда» выдвинут на «Оскар» от России

Каннский лауреат «Дылда» Балагова выдвинут от России на «Оскар»

Драма «Дылда» режиссера Кантемира Балагова была выдвинута от России на премию «Оскар» в номинации «Лучший фильм на иностранном языке». В течение последних пяти лет в финальную номинацию попали только два российских фильма — «Левиафан» и «Нелюбовь» Андрея Звягинцева.

Фильм «Дылда» Кантемира Балагова был выдвинут от России на участие в американской кинопремии «Оскар». Картина 28-летнего режиссера из Нальчика поборется за включение в номинацию «Лучший фильм на иностранном языке», передает ТАСС со ссылкой на председателя Российского оскаровского комитета Владимира Меньшова.

«Был выбран фильм «Дылда», — сказал Меньшов на специальном заседании комитета, которое состоялось 24 сентября в московском Доме кино. Режиссер добавил, что не будет комментировать этот выбор.

Для участия в номинации «Лучший фильм на иностранном языке» сами страны ежегодно выдвигают кандидатов. Следующим этапом становится отбор американскими специалистами картин, достойных войти в шорт-лист премии, а затем и в финальный список номинантов. В этой категории лауреатами становились только три отечественных фильма: «Война и мир» Сергея Бондарчука в 1968 году, «Москва слезам не верит» Владимира Меньшова в 1981-м и «Утомленные солнцем» Никиты Михалкова в 1994-м. Также «Оскара» был удостоен фильм совместного советско-японского производства «Дерсу Узала» великого Акиры Куросавы.

Год назад от России для участия в «Оскаре» была предложена военная драма Константина Хабенского «Собибор», но картина не вошла даже в шорт-лист премии.

За последние десять лет непосредственными участниками номинации от России становились только два фильма — «Левиафан» в 2014 году и «Нелюбовь» в 2017-м. Что примечательно, режиссером обеих картин является Андрей Звягинцев.

В мае фильм «Дылда» был высоко оценен жюри Каннского кинофестиваля и получил приз за лучшую режиссуру секции «Особый взгляд».

Действие картины Балагова происходит в послевоенном Ленинграде, куда возвращаются две бывшие фронтовички и пытаются обрести мирную жизнь. В фильме снялись Виктория Мирошниченко, Василиса Перелыгина, Андрей Быков, Игорь Широков и другие.

Секция «Особый взгляд» — вторая по значимости на фестивале, в которую часто отбираются молодые специалисты с нестандартным взглядом на режиссуру. Балагов принимал в ней участие во второй раз — в 2017 году он привозил в Канны свой дебютный полнометражный фильм «Теснота», который завоевал приз Международной федерации кинопрессы ФИПРЕССИ.

Узнав о победе в номинации, Балагов опубликовал в инстаграме свое счастливое фото и поблагодарил всех помогавших ему в создании фильма.

«Дылда» получила приз за режиссуру в «Особом взгляде» Каннского фестиваля... Я безмерно благодарен всем кто помог этому фильму случиться! Спасибо за поддержку, столько теплых слов, очень приятно!» — написал режиссер.

В 2018 году Балагов вошел в состав жюри секции. В беседе с радиостанцией «Голос со всего мира» он рассказал о своем опыте сотрудничества с Каннским фестивалем.

«Он был такой поверхностной, на первый взгляд, ярмаркой тщеславия, которой, как я думал, он является. Но потом я был тут с «Теснотой» и членом жюри. Сейчас я понимаю, насколько это место священно для кинематографистов. Это такая Мекка что ли, и я очень горд, что являюсь частью этого», — сказал режиссер.

По словам Балагова, он заинтересовался исследованием «послевоенной травмы» после прочтения книги Марии Степановой «Памяти памяти».

«Я постоянно возвращаюсь к ней. Там есть прекрасная фраза: «Травмы делают нас, массовых, штучными». Эта «штучность» мне была важна в кино, и мне было интересно ее изучать. Роль женщины в войне — у меня всегда было поверхностное представление о войне.

Когда я начал изучать эту тему, я загорелся, мне было интересно, как человек, который должен по своей биологии давать жизнь, возвращается спустя четыре-пять лет с места, где он окружен смертью», — поделился Балагов.

Зрителю фильма не показывают, что именно девушкам пришлось пережить на войне, но дают понять их нынешнее психологическое состояние. Совместный опыт пребывания в экстремальных условиях изменил природу отношений героинь, которые нельзя охарактеризовать ни как дружбу, ни как любовь — это патологическая привязанность и невозможность жить друг без друга.