Под колесами сансары: рецензия на «Оно 2»

Мы никогда не станем старше: в прокат выходит хоррор «Оно 2»

5 сентября в прокат выходит «Оно 2» — продолжение экранизации культового романа Стивена Кинга в исполнении аргентинского постановщика Энди Мускетти. С момента событий первой части прошло 27 лет, члены «Клуба неудачников» (их теперь играют, в частности, Джеймс Макэвой и Джессика Честейн) разъехались по разным уголкам страны и живут своими жизнями, однако вынуждены вернуться в родной городок, когда узнают, что инфернальный клоун Пеннивайз пробудился от спячки и взялся за старое. Кинокритик «Газеты.Ru» Павел Воронков увидел в фильме занудное повторение пройденного материала — и рассказывает, что не так с новой адаптацией знаменитой книги.

После оглушительного успеха первой части «Оно» в 2017 году (шутка ли, больше $700 млн по всему миру) его сиквел, во-первых, стал лишь вопросом времени, а во-вторых, заранее получил статус главного события в кинематографе ужасов; все-таки для своего жанра феномен действительно беспрецедентный. Но главное — не значит лучшее.

Новаторских и остроумных хорроров за последние пару лет вышло немало: это и «Прочь» с «Мы» Джордана Пила, и «Реинкарнация» с «Солнцестоянием» Ари Астера, и «Тихое место» Джона Красински, и «Птичий короб» Сюзанны Бир. «Оно» на их фоне выглядело продуктом куда более традиционным, причем скорее в худшем понимании слова: под конец картина окончательно скатывалась в парад жанровых штампов и клише, пускай даже красочно и атмосферно обставленных.

Без удачных моментов, конечно, не обошлось: львиную долю всего действа вытянула великолепная команда детей-актеров во главе с обаятельнейшей Софией Лиллис, сыгравшей Беверли. В связи с этим перед режиссером Энди Мускетти встала довольно непростая задача, с которой в свое время не справился автор мини-сериала Томми Ли Уоллес, а сам Стивен Кинг — справился, но не без огрех. Прошло 27 лет, дети выросли, внимание аудитории стало удерживать гораздо сложнее.

Мускетти, впрочем, не спешит расставаться с юными членами «Клуба неудачников», регулярно подбрасывая зрителю флешбэки: что-то из этого мы уже видели в первом фильме, что-то — нет. С одной стороны, поначалу это помогает ориентироваться в новом касте: невероятным сходством обладают только исполнители роли Эдди — маленький Джек Дилан Грейзер и взрослый Джеймс Рэнсон.
Билли угадывается в Джеймсе Макэвое исключительно потому, что последний подсознательно выдвигается на первый план как самая большая звезда в составе; у Джессики Честейн с Лиллис общий только цвет волос, но тут проще, поскольку Беверли — единственная девочка в команде. Метаморфозы Бена, который из Джереми Рэя Тейлора превратился в Джея Райана, существенно ломают мозг (но к этому мы еще вернемся позже). С другой, это может изрядно запутывать, поскольку порой конфликтует с хронотопом (или, во всяком случае, создает такое ощущение).

Недостаток детской трогательности в сиквеле Мускетти пытается компенсировать ударными дозами юмора, что тоже воспринимается двояко. Понятно, что шутки — в принципе, естественная реакция взрослого человека на творящуюся чертовщину. Однако комичность осознанная не перекрывает комичность неосознанную, а именно последняя основательно портила впечатления от первой части. Во второй все осталось на своих местах.

В основном проблема заключалась в злоупотреблении графикой: компьютерный Пеннивайз (а ведь Билл Скарсгорд и без грима выглядит жутковато) и насылаемые им на «неудачников» компьютерные кошмары не могли нормально напугать из-за своей карикатурной мультяшности. На знаменитый танец клоуна невозможно было взглянуть без смеха, а для хоррора это довольно скверно — по крайней мере в те моменты, когда он пытается вселять в зрителя ужас. В «Оно 2» такого случайного паясничанья стало еще больше; пропорционально с этим увеличилось и число скримеров, поэтому подскакивать на месте от неожиданности вы все же время от времени будете.

В принципе, отсутствие работы над ошибками еще можно было бы простить — в конце концов, первая часть кое-как функционировала и с ними, — но в какой-то момент становится очевидно, что это вообще тот же самый фильм. Формально после событий ленты 2017 года прошло 27 лет, но герои стремительно возвращаются в исходное положение, а затем по второму кругу начинают решать те же самые проблемы.

Казалось бы, еще в прошлый раз все убедились, что главное — держаться вместе, но несмотря на это кто-то то и дело норовит отколоться от коллектива. Для самих персонажей повторение изученного, возможно, и логично, поскольку в силу определенных обстоятельств они забыли почти все, что случилось с ними в детстве. Но люди по эту сторону экрана все помнят, — а их все равно заставляют наблюдать за тем, что они уже видели.

До фильма добралось далеко не все из кинговского романа — в частности, довольно важная сцена с неким подобием детской оргии сохранила статус излишне провокационной и была забракована студией. Вместо этого первая часть экранизации довольно много времени уделяла страхам каждого из основных героев, оставляя только то, что активнее всего двигало сюжет вперед. Вторая не только воспроизводит ту же самую схему, но еще и дополнительно уплотняет повествование.

Если раньше почти две трети фильма состояли из нарезки персональных хоррор-зарисовок, развивающихся по примерно одному сценарию, то теперь на каждого героя приходится сразу два идущих встык кошмара: один — в виде флешбэка, второй — из настоящего времени. Похожая структура была в оригинальной книге, однако из-за линейности повествования первой части во второй этот прием уже не срабатывает.

В результате «Оно 2» кажется крайне затянутым (хронометраж — 170 минут), а когда дело доходит до третьего акта, с зевотой становится очень трудно совладать: ритм проседает, место действия не меняется минут 20 (с визуальной точки зрения это вообще самая скучная локация из всех, что герои обошли за два фильма), начинаешь уже болеть за Пеннивайза, чтобы тот поскорее разделался с бегающими от него по кругу человечками.

Фильм двухлетней давности лучше всего пугал тем, к чему танцующий клоун отношения не имел: абьюзивным отношением взрослых к беспомощным в большинстве ситуаций детям. Сиквел обращается к теме незакрытых детских травм: подвергавшаяся насилию со стороны отца Беверли нашла себе точно такого же мужа, находившийся под чрезмерной опекой матери Эдди женился на ее вылитой копии, страдавший от фэтфобии Бен соорудил из себя аполлоноподобного архитектора.

Учитывая описанные выше недочеты, в сумме все это фактически обнуляет первую часть. Как невыразительные концовки портят все без исключения книги Билла, так и те два часа развития героев идут псу под хвост. Нагляднее всего это демонстрирует герой Джея Райана: хотя 27 лет назад его приняли в ряды «неудачников» таким, какой он есть, для того, чтобы добиться желаемого, он все равно вынужден изменить себя до неузнаваемости.

И вроде бы мораль ясна — да и совсем уж банальной не кажется. Просто сложно не раздражаться, когда тебе пытаются повторно разжевать то, что усвоилось с первого раза. Если вам нужно столько времени вращаться в колесе сансары, чтобы осознать простые истины, — окей, дело ваше. Но не надо тащить с собой за руку других, особенно если вы — персонаж ужастика. Уж лучше отсыпьте парочку лишних скримеров.