Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Спасибо, сердце

В российский прокат выходит «Аритмия» Бориса Хлебникова - главный российский фильм года

Кадр из фильма «Аритмия» «ПРОвзгляд»
Кадр из фильма «Аритмия»

В российском прокате «Аритмия» Бориса Хлебникова — история разводящейся пары с Ириной Горбачевой и Александром Яценко, главный триумфатор фестиваля «Кинотавр» и один из самых долгожданных российских фильмов года.

Олег Миронов (Александр Яценко) — врач скорой помощи, который спасает людей, а между сменами — пьет, чтобы обнулиться перед следующей встречей со смертью и болезнями. Его жена Катя (Ирина Горбачева) — тоже врач и сущий ангел, который, будучи заключен в человеческую оболочку, в какой-то момент устает от недостатка внимания любимого супруга, и предлагает развестись. На пути разъезда встает квартирный вопрос, Олег переезжает на матрас на кухню, герои заключают соглашение не сдавать друзьям семейный кризис и пару недель пожить так, как будто ничего не случилось.

Реклама

На деле же им предстоит возвращение друг к другу,

как и путь «скорой» на выезд, осложненное транспортными пробками, вполне, как ни странно, поддающимися преодолению.

Кинокомпания СТВ

«Аритмия» Бориса Хлебникова всего за несколько месяцев, еще до выхода в прокат, уже стала одним из главных событий российского кино 2017 года и, возможно, главным его фильмом. Путь свой картина начала на фестивалях, где публика неизменно не могла сдержать слез и единогласно отдавала фильму, при первой возможности, призы зрительских симпатий. Хлебников начал свой путь в кино как один из флагманов «новых тихих», условного «поколения «Кинотавра» (кроме него туда вошли Алексей Попогребский, Николай Хомерики, Алексей Герман-мл. и другие молодые режиссеры), сформированного в середине нулевых. Для него такая реакция — явная перемена участи.

Если «Аритмия» должным образом дойдет до зрителя, режиссер имеет все шансы занять место Эльдара Рязанова или Владимира Меньшова в умах и сердцах россиян, еще не разуверившихся в родном кинематографе.

Дополнительным штрихом тут служит и то, что «Аритмия» была едва ли не самым веским конкурентом «Нелюбви» Андрея Звягинцева среди выдвиженцев на «Оскар» за лучший фильм на иностранном языке.

Сравнение с Меньшовым, получившим статуэтку за фильм «Москва слезам не верит», неслучайно. Несмотря на разницу эпох, фильм Хлебникова точно так же

помещает универсальную интригу романтической комедии в сугубо российские реалии, получая результат, который наверняка будет интересен и за пределами РФ.

Подтверждением этому служит и то, что у «Аритмии» уже сформировался своеобразный международный контекст. Среди мнений первых зрителей можно встретить сравнение, например, с «Ла Ла Лендом» Дэмьена Шазелла — фильмом, успех которого многими был трактован как бегство от ужасов первого срока Дональда Трампа. Фильм Хлебникова, правда,

не бегство, а поиск. После «слива протеста» начала десятых многим стало ясно, что результативно изменить свою жизнь, выйдя на площадь или подписав петицию в интернете, вряд ли получится.

Кинокомпания СТВ

Выражение гражданского самосознания стало жестом все-таки в большей степени экзистенциальным, чем политическим. Именно поэтому сыгранный Яценко Олег Миронов

выглядит настоящим героем поколения перебесившихся в сытые нулевые тридцатилетних

— тех, во всяком случае, кто нашел в себе силы найти себе хоть какое-то полезное дело.

И так же именно поэтому «Аритмия» с ее простой и понятной истории вызвала такой всплеск народной любви. В то же время серьезные исследователи киноискусства уже предъявили Хлебникову отсутствие режиссерской позиции. И действительно: в предыдущих фильмах режиссера всегда находилось место для кадров, в которых отчетливо ощущалось присутствие автора, с болью или иронией наблюдающего за происходящим. В «Аритмии» Хлебников — кажется, сознательно — уходит от этого отстранения, и уход этот продиктован, на самом деле, сугубо творческими задачами. Блистательно написанный режиссером в соавторстве с Натальей Мещаниновой («Школа», «Еще один год», «Комбинат «Надежда») сценарий будто нарочно не выставляет на показ свои драматургические достоинства. Напротив: режиссер вместе со своими героями пытается не отойти в сторону и проанализировать ситуацию, а найти общий знаменатель, которым, как и прежде, оказывается любовь, которой не помеха ни зябкая русская осень, ни понатыканные на пути пробки.