Пенсионный советник

Драконов много не бывает

Завершился седьмой сезон «Игры престолов»

HBO

Родословная Джона Сноу, драконы Дейенерис Таргариен, Железный трон Серсеи Ланнистер и Белые ходоки как символ надвигающейся зимы — чем закончился седьмой сезон сериала «Игра престолов» и чего ждать от восьмого. Внимание, возможны спойлеры!

Серсея (Лина Хиди), Дейенерис (Эмилия Кларк) и Джон Сноу (Кит Харингтон) наконец-то встретились: последняя серия седьмого сезона «Игры престолов» начинается аудиенцией на развалинах Драконьих Ям — места, где слабеющие Таргариены в стародавние времена растили своих слабеющих питомцев-драконов. Сейчас на это место приходит сдаваться Серсея: когда Дейенерис является на встречу верхом на драконе, нынешняя хозяйка Железного трона выглядит почти напуганной. Перемирия и союза не получается, но Джейме (Николай Костер-Вальдау) включает режим честного рыцаря и один отправляется на войну, бросив сестру.

Реклама

В конце серии тем зрителям, что успели запутаться в родословной Джона Сноу, наконец-то объясняют все на пальцах.

Джон — не бастард, а сын Рейгара Таргариена и Лианны Старк. То есть Джон — законный наследник престола, самый настоящий король из всех королей Вестероса (и да, Дейенерис приходится ему тетей). Но так как Таргариены всегда заключали браки только с другими Таргариенами, это даже плюс. Так что то, чего фанаты ждали семь сезонов, наконец случается. А в окрестностях Королевской гавани темнеют небеса и срывается снег — похоже, зима не просто близко, а уже пришла. Армия мертвецов стоит прямо под стеной, и их — тьма тьмущая. Король ночи прилетает на воскрешенном из мертвых драконе — и его пламенем рушит стену. Ходоки начинают поход на юг, готовые сметать все на своем пути.

HBO

Конец седьмого сезона сериала HBO «Игра престолов» был предсказуем до последней мелочи — разве что кроме разлада между Серсеей и Джейме.

Но это нисколько не делает сериал хуже — наоборот, весь прошедший сезон можно считать достойной кульминацией всему, что долго тянулось, перемалывалось и нагнеталось в шести предыдущих. Весь сезон — умелая рокировка сценаристов: за семь серий шахматные фигурки с лицами Серсеи, Джона и Дейенерис переместились ровно в то положение, из которого будет удобно открывать восьмой, финальный сезон, чтобы достойно завершить затянувшуюся на долгие восемь лет интригу «Игры престолов». Седьмой же сезон и все его красочные моменты — вроде того, в котором Дейенерис на одном драконе в компании дотракийцев разбивает войско Серсеи, — были сделаны только для отвода глаз и большой роли не играли. Финал сезона сконцентрирован на главных героях с такой силой, что о том, что происходило в сериале раньше, никто не вспоминает.

И главный вопрос в связи с этим — будет ли так продолжаться в следующем сезоне, продолжит ли мир Вестероса вращаться вокруг Джона Сноу?

Подобная «джоноцентричность» рациональна, если смотреть на предшествующие эпизоды «Игры» как на масштабную подготовку к большой битве с Белыми ходоками, но немного раздражает, если учесть, что в предыдущих сезонах судьбам других героев было отведено куда больше внимания.

HBO

Но сезон завершен, да здравствует сезон.

Сейчас, в принципе, понятно, что основным лейтмотивом восьмого сезона будет война с Белыми ходоками. Правда, до сих пор неясно, являются ли эти создания — по замыслу автора «Песни льда и пламени» Джорджа Р.Р. Мартина — абсолютным злом, каким, например, были орки во «Властелине колец». А если являются, то как победить их с не столь многочисленной армией и всего двумя драконами? И действительно ли Король ночи хочет всех убить? Ледяным монстром его сделало проклятие Детей Леса — и нет никакой гарантии, что во вселенной «Игры престолов» такие проклятия нельзя отменить, а сами Дети Леса не могут возникнуть из ниоткуда, чтобы поставить разбушевавшегося Короля Ночи на место.

Есть большой шанс, что финал сериала немного разочарует зрителей и фанатов: былого напряжения, когда любимый герой мог умереть в любой момент, в «Игре престолов» давно уже нет, и прошедший сезон показал это на удивление отчетливо. Кто-то, конечно, погиб — куда же без этого, но, к примеру, Джейме и Джон были на волоске и спаслись по велению «бога из машины» — прием, с помощью которого в художественном мире развязывается любая непонятная и безвыходная ситуация.

Петира «Мизинца» Бейлиша (Эйдан Гиллен) наказали, Теона Грейджоя (Альфи Аллен), который и так слишком много страдал, — пощадили.

HBO

Конечно, значительная часть поклонников «Игры престолов» даже рада тому, что их любимцев перестали внезапно убивать: тех, кто сумел выжить в семи сезонах посреди царящей вокруг мясорубки, хочется наградить за все пережитые невзгоды.

Еще от восьмого сезона (который, кстати, неизвестно еще когда выйдет) следует ожидать развития отношений Джона и Дейенерис — у них хорошие шансы выжить, пожениться, подвинуть Серсею на Железном троне и править Вестеросом мудро и праведно — даже во время зимы. Но такое развитие событий, во-первых, выглядит слишком банальным, а во-вторых, «Игра престолов» — не мелодрама, в которой добро всегда побеждает зло. Семикнижие «Песнь льда и пламени» (на данный момент изданы только пять томов, шестой Мартин пишет с 2011 года) и снятая по ее мотивам «Игра престолов» стали феноменом современного фэнтези вовсе не из-за того, что соответствовали чьим-то ожиданиям. Мир Вестероса со всеми его драконами, магами и ходячими мертвецами достоин интереса именно потому, что он предельно реален. Все его герои, включая не горящую в огне Дейенерис и не тонущего в воде Джона, нравятся публике потому, что они не идеальны — прямо как живые. Подкупает и то, как они страдают: ни один из персонажей сериала не может похвастаться безоблачной и счастливой жизнью, никто из них и не стремится к покою и внутренней гармонии — все мечутся от одного события к другому, и именно в этих метаниях зрителю легко узнать себя.