Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Один со ста

Минкультуры выработало новые критерии финансирования кинопроектов

Министр культуры России Владимир Мединский на мероприятии в Москве, 11 апреля 2017 года Евгений Одиноков/РИА «Новости»
Министр культуры России Владимир Мединский на мероприятии в Москве, 11 апреля 2017 года

Минкультуры меняет правила игры для крупных кинокомпаний — на каждые 100 рублей получателям субсидий Фонда кино нужно привести одного зрителя. Эта договоренность будет закреплена в соглашении, которое Минкультуры должно подписать с Фондом кино и получателями средств.

Фонд кино и Министерство культуры договорились о субсидиях на российские фильмы в 2017 году — от подписания соглашения две институции отделяют лишь формальности, связанные с заполнением документов, в том числе в системе «Электронный бюджет». Об этом сообщило агентство RNS со ссылкой на представителя министерства.

Речь идет о новых правилах государственного финансирования производства фильмов. Так, по данным газеты «Ведомости», Минкультуры предложило ограничить объем финансирования одной картины фондом (400 млн руб.), срок производства поддержанной ФК картины — тремя годами, да и вообще не выдавать субсидии, если прогнозируемая выручка фильма меньше 250 млн руб. Кроме того, культурное ведомство собирается получить право вето при финансировании проектов фондом.

Одним из главных требований Минкульта стало обязательное привлечение одного зрителя на каждые 100 руб. господдержки.

При этом критерий «один зритель на 100 рублей» касается только тех госсредств, которые выделяют проекту на безвозвратной основе, пояснил RNS глава департамента кинематографии Минкультуры Вячеслав Тельнов.

«При существующей системе господдержки кинокомпании получают безвозвратные деньги и не несут никакой ответственности за то, сколько зрителей посмотрит созданные на них фильмы», — цитирует Тельнова агентство ТАСС.

Отсутствие соглашения уже стало причиной задержки питчинга Фонда кино, который год назад проводился в апреле. Представители кинокомпаний выражали беспокойство по этому поводу — по их мнению, съемки многих фильмов могут быть отложены. Правда, министр культуры Владимир Мединский не видит связи между подписанием соглашения и организацией конкурсов.

Как и кому дают

Источником денег на поддержку российского кино является Госпрограмма развития культуры и туризма на 2013–2020 годы. Эти деньги распределяют две структуры: само Минкультуры, а также Фонд кино, подведомственный министерству. При этом Минкультуры самостоятельно финансирует авторское, детское и социально значимое кино, а также дебютные проекты, а Фонд кино — картины, которые нацелены на извлечение прибыли и в потенциале могут стать кассовыми хитами.

С 2010 года, когда Фонд кино (созданный еще в середине 1990-х) начал активно поддерживать отечественный кинематограф, в среднем российские кинокомпании получали по 6 млрд руб. ежегодно — их почти поровну делили фонд и министерство. В 2016 году на подпрограмму «Сохранение и развитие кинематографа» было выделено 7,036 млрд руб., в 2017-м денег осталось почти столько же — 7,025 млрд руб. (Фонду кино в этом году досталось распределять 4 млрд руб.). Эти деньги идут не только на поддержку съемок и проката — у кинематографической подпрограммы десятки показателей эффективности, включая сохранность киноколлекций, уровень зарплат занятых в кинопроизводстве работников, организация фестивалей.

В настоящее время фонд проводит распределение средств посредством питчингов, главным из которых является представление проектов десятью компаниями-лидерами (в их число попадают мейджоры либо компании, показавшие за отчетный год высокую эффективность). Список лидеров, которые получают господдержку в приоритетном порядке, за время работы фонда существенно не меняется.

Среди регулярных получателей — СТВ Сергея Сельянова, «Три Тэ» Никиты Михалкова, студии Тимура Бекмамбетова Bazelevs и «ТаББак», «Арт пикчерс» Федора Бондарчука, «Централ партнершип» и «Нон-Стоп Продакшн» Александра Роднянского и Сергея Мелькумова.

Остальные участники рынка также могут подавать и защищать заявки на финансирование в общем порядке, однако на эти картины выделяется существенно меньшая сумма. В течение года фонд планирует провести четыре конкурса. При этом деньги выделяются как на невозвратной, так и на возвратной основе — в этом случае Фонд кино, по сути, выполняет роль кинобанка, снабжающего коммерческих кинематографистов беспроцентными ссудами. Правда, в этом качестве ФК приходится нелегко — год назад руководитель финансово-производственного департамента Фонда кино Вадим Потапов рассказывал порталу ProfiCinema, что к концу 2016 года ФК вел 12 судебных процессов с рядом профинансированных компаний, 8 из них были связаны с невозвратом средств. А в период с 2013 года по осень 2015 года фонд заключил 154 договора, из которых по 38 договорам обязательства не были исполнены или исполнены не в полном объеме в установленные сроки, указывала Счетная палата.

Взлеты «Экипажа» и падения «…Блогеров»

Самыми успешными проектами последнего времени, с лихвой оправдавшими надежды Фонда кино, стали «Экипаж» Николая Лебедева (1,5 млрд руб. при бюджете в 650 млн руб.), «Ледокол» Николая Хомерики (348 млн руб. при бюджете примерно 400 млн руб.), «Дуэлянт» Алексея Мизгирева (377 млн руб. при бюджете в 725 млн руб.), «Викинг» Андрея Кравчука (1,5 млрд руб. при бюджете в 1,2 млрд руб.) и «Притяжение» Федора Бондарчука (1 млрд руб. при бюджете в 380 млн руб.). Эта ситуация подтверждает расчет фонда на мейджоров, с одной стороны, и успешность режиссеров-авторов в коммерческом кино, с другой.

Кроме того, успехом у зрителей все еще пользуются отдельные военно-патриотические блокбастеры, которые финансировались Минкультуры напрямую. Несмотря на общую усталость от темы, «Батальонъ» (сборы 453 млн руб.), «Битва за Севастополь» (403 млн руб.) и «28 панфиловцев» (363 млн руб.) собрали свою кассу.

Что же касается неудач, то среди фильмов, удостоенных субсидий Минкульта, но не удостоенных признанием зрителей, — «Герой» (80 млн руб. в прокате), «Дама Пик» (30,5 млн руб.), «Дорога на Берлин» (22,9 млн руб., зато доброжелательные отзывы), «Помню-не помню» (15,3 млн руб.). Особняком стоит «Рай» — авторское, фестивальное кино: с «ручным продвижением» от Минкульта ему удалось собрать успешные для данного жанра 50 млн, не считая почетных наград.

Ну и наконец, среди проектов Фонда кино с самой слабой кассой — фильм Тимура Бекмамбетова «Взломать блогеров» (7,3 млн руб. в прокате на фоне серии негативных рецензий). «Синбад: пираты семи штормов» СТВ Сергея Сельянова (19 млн руб.). Его же «Человек из будущего» при многомиллионном бюджете смог заработать в прокате 100 тыс. руб. «Тряпичный союз» кинокомпании «Коктебель» (1,9 млн). «Ночные стражи» Рубена Дишдишяна (29,4 млн руб. при в разы большем бюджете). «Голоса большой страны» от «Энджой мувиз» (18,1 млн руб.). Также катастрофами обернулись попытки сработать на поле комиксовых и фэнтезийных блокбастеров: «Защитники» и «Вурдалаки» провалились с таким треском, что забудут его еще не скоро.

Почему меняют правила игры

Сборы российского кино в 2016 году стали рекордными, увеличившись на 20% по сравнению с прошлым годом (8,6 млрд руб.). Количество зрителей фильмов выросло до 33 млн человек, отмечает «Коммерсантъ», взявший интервью у министра культуры. Тем не менее работу Фонда кино Мединский в этом разговоре назвал неэффективной. «KPI на 2016 год, которые мы ставили перед фондом и перед собой по доле зрителей российского кино, несмотря на значительный рост, не выполнены», — рассказал Мединский в разговоре с газетой. При этом он сравнивает положение дел с 2013 годом, когда «десяти лидерам киноиндустрии, по сути, бесконтрольно раздавалось по 300 млн руб. в год», Фонд кино практически не контролировал проекты и «на государственные деньги снимались весьма спорные проекты типа «Левиафана» — и отмечает положительную динамику.
Новые правила, рассказывает Мединский, были установлены после совещания с продюсерами: «Мы увидели, что из 10–12 продюсеров две трети эту планку перешагивают легко, остальным надо чуть поднажать». В число «перешагнувших», по его словам, вошли «Три Тэ», Art Pictures, СТВ, «Дирекция кино», «ТаББак», Enjoy Movies, близки к этому «Нон-Стоп Продакшн» Александра Роднянского и «Профит» Игоря Толстунова.

Эта цифра, считает министр, позволяет избежать фактора субъективности, который, полагает он, неизбежен при проведении публичных защит кинопроектов. «У всех лидеров сейчас большие пакеты фильмов, они могут получать примерно одинаковые деньги, и нам не надо особо вникать в межпроектное финансирование. Главное, за что лидер на выходе отвечает, — количество зрителей, которых его фильмы привели в кинотеатр», — рассказывает Мединский в разговоре с корреспондентом «Коммерсанта».

При этом министр сетует, что Фонд кино недостаточно продвигал фильмы «Ледокол» Николая Хомерики и «Дуэлянт» Алексея Мизгирева — по его мнению, при грамотном продвижении эти два больших проекта могли заработать минимум вдвое больше, чем получилось.

«Ледокол» — качественное кино, с таким бюджетом просто обязан был собрать 700 млн», — приводит Мединский пример в интервью «Коммерсанту». В пример министр также привел уже упомянутые «Битву за Севастополь», а также «28 панфиловцев», промокомпанию которых Минкульт проводил «в ручном режиме».

Эффективный патриотизм

Как видно из приведенных выше цифр, «ручной режим» в отношении избранных картин действительно дал хорошие результаты. Однако небольшой ряд действительно удачных проектов не означает, что в Минкультуры есть какой-то секрет эффективности, которого нет в Фонде кино и который позволяет при сравнительно небольших грантах обеспечивать их полную возвратность и успех социально значимого кино. Ряд продюсеров и глав кинокомпаний уже выразили настороженность новыми правилами — несмотря на то что министр требует от них только бизнес-эффективности.

И связано это, быть может, с тем, что Фонд кино со дня основания до сих пор был деидеологизирован и деполитизирован и работал в логике бизнес-структуры — даже после выведения его из прямого подчинения правительству в подчинение Минкультуры. Чего не скажешь о самом Мединском. В цитированном интервью «Коммерсанту» Мединский проявляет самокритичность и даже берет на себя ответственность за «невыполнение KPI» (де-факто Фонд кино, напомним, подведомствен Минкультуры). Однако за кадром остаются другие его высказывания — он нисколько не стесняется называть прогремевший по всему миру «Левиафан» Андрея Звягинцева «спорным». А похвалив куда более громкий «Викинг» в интервью Forbes, заявить: «…Кабы я был не министром, а цензором, как Тютчев, сценарий «Викинга» был бы мной отправлен на кардинальную переработку».