Пенсионный советник

«Шалевич был могучим, великим актером»

На 83-м году жизни скончался актер Вячеслав Шалевич

Отдел культуры
__is_photorep_included10442693: 1

В возрасте 82 лет скончался актер театр и кино, народный артист РСФСР Вячеслав Шалевич. Дата и место прощания с актером будут объявлены позже.

В начале декабря 82-летний Вячеслав Шалевич почувствовал себя плохо во время спектакля на сцене Вахтанговского театра. От больницы он отказался, но 3 декабря все же был госпитализирован; как сообщил ТАСС директор театра Кирилл Крок, Шалевич скончался 21 декабря после тяжелой болезни.

«Появляясь на сцене или в кадре, Вячеслав Анатольевич с первых и до последних мгновений приковывал все внимание зрителей к своим персонажам. Он обладал уникальным талантом и невероятным обаянием, располагал к себе как многочисленных поклонников, так и коллег по актерскому цеху», — цитирует слова министра культуры Владимира Мединского ТАСС.

Коллеги по цеху также попрощались с Вячеславом Шалевичем. Актриса Наталья Селезнева, снимавшаяся с актером в телепередаче «Кабачок «13 стульев», подчеркнула, что он был «прекрасным, характерным, ярким, запоминающимся».

«Шалевич был могучим, великим актером, он до последнего своего дня оставался любимцем публики, выходил на сцену Вахтанговского театра, служил ему верой и правдой», — сказала Селезнева ТАСС.

Театру имени Вахтангова Вячеслав Шалевич посвятил всю свою жизнь.

Сюда он пришел в 1958 году, сразу после выпуска из училища имени Щукина. Причем он мог и не попасть в основную труппу Вахтанговского театра — его не было в числе студентов, приглашенных на пробы. Но актер сумел добиться прослушивания — и остался в Москве.

В театре Шалевич сразу был введен на главную роль в спектакль главного режиссера Рубена Симонова «Неписаный закон» (его партнером была главная вахтанговская прима Юлия Борисова). Впоследствии режиссер и заступался за своего актера, и давал ему шанс исправиться — если вдруг тот позволял себе отступления от общепринятых правил поведения. И, разумеется, давал роли в основных постановках —

и не просто так Шалевич назвал Симонова своим настоящим учителем в актерской профессии.

Шалевичу доставались разноплановые по характеру и образу роли; он не выпал из обоймы и когда Рубена Симонова сменил его сын Евгений, и позже, когда театр возглавил Михаил Ульянов. Он играл в большинстве знаковых спектаклях театра — «Идиот», «Иркутская история», «Маленькие трагедии», «Живой труп», «Принцесса Турандот», «Конармия» (Козин), «Человек с ружьем», «Без вины виноватые», «Сирано де Бержерак», «Чайка» — и многих других.

Шалевич с уважением относился ко всем руководителям театра — и когда в 1998-м потребовалось спасать Театр-студию имени Рубена Симонова от закрытия, он согласился стать худруком, а потом возглавлял этот театр на протяжении 13 лет. Сам ставил там спектакли — к тому времени он и окончил режиссерские курсы ГИТИСа, и имел опыт постановок в Вахтанговском. Со сцены которого, кстати, все это время не уходил.

Роли в кино артисту доставались по его бравой красоте и большому таланту.

Начав со Швабрина в «Капитанской дочке» Владимира Каплуновского (на последнем курсе училища в кажущемся бесконечно далеким 1958 году), он сыграл Гришу в «Трех тополях на Плющихе», а в «Семнадцати мгновениях весны» — Аллена Даллеса, знаменитого американского разведчика. Между ними расположились менее известные фильмы и роли поменьше — но Шалевич явно был не из гордецов: его фильмография насчитывает более восьми десятков кинокартин.

Есть в ней и забавные пересечения: сыграв Алексея Косыгина в «Брежневе» Сергея Снежкина, он в 2011 году сыграл уже Брежнева в «Охоте на Беркута» пятилетней давности. Есть и замечательные в полном смысле слова проекты — например, «Мастер и Маргарита» (он сыграл Каиафу), снятый Юрием Карой в 1994-м и впервые показанный только в 2000-е. Или, например, «Московская сага», которую в 2004 году, приникнув к экранам, смотрела, кажется, вся страна.

Или «Марш Турецкого», ставший своего рода учебником, эталонной величиной отечественного сериалостроения.

Артисты обожают отмечать дни рождения на сцене. А вот сил играть до самых последних дней хватает не всем. Этому талантливому человеку повезло: его любили и ценили при жизни, не скупясь на заслуженные похвалы и документальные биографии. Видимо, за то, что он и сам ничего не жалел для сцены и экрана — в том числе себя.