Пенсионный советник

Авторы спросят с РАО

Для обсуждения перестройки системы РАО авторы и композиторы собирают конференцию

Алексей Юрьев 02.08.2016, 09:20
Стоян Васев/ТАСС

Отечественная система сбора авторских вознаграждений за исполнение музыкальных произведений, пьес или фильмов все последние годы вызывала огромные нарекания. Как самих создателей, так и концертных организаций. Последние платили 5% от сбора Российскому авторскому обществу (РАО), даже если в программе было лишь одно современное произведение. Авторы при этом зачастую жаловались на скромные гонорары. Непрозрачная бухгалтерия, регулярные конфликты, попытки судиться с филармониями и даже хором ветеранов — вот только некоторые штрихи к деятельности некоммерческой организации, отвечающей за коллективное управление авторскими правами.

Недавний арест гендиректора РАО Сергея Федотова, обвиняемого следствием по ч. 4 ст. 159 УК РФ (мошенничество в особо крупном размере), в очередной раз привлек внимание к ситуации вокруг сбора авторских вознаграждений. Притом что открытые обвинения в махинациях с выплатами гонораров звучали чуть ли не ежегодно, причем от самых медийных персон. И новое уголовное дело, и публикации последних лет подтверждают одно: в отличие от западных стран, в России не удалось создать открытую и устраивающую всех структуру по распределению отчислений авторам.

Где деньги, РАО?


С 2008 года в России работает система коллективного управления авторскими правами: средства за пользование музыкой, текстами, программами и другими произведениями собирают аккредитованные при Министерстве культуры Российской Федерации организации, которые затем распределяют доход между их создателями. Сегодня аккредитацию имеют четыре организации. Старейшая из них — РАО — отчисляет деньги авторам текстов и музыки, звучащих как по федеральным телеканалам, так и в районных кафе или доме культуры. Российский союз правообладателей (РСП), созданный в конце 2009 года РАО, Союзом кинематографистов и частными лицами, собирает «налог на болванки» — производители и импортеры техники платят им по 1% за домашнее исполнение фонограмм. Действующая с 2008 года Всероссийская организация интеллектуальной собственности (ВОИС) работает с исполнителями и авторами фонограмм, а Партнерство по защите и управлению правами в сфере искусства (УПРАВИС) занимается авторскими правами в отношении произведений искусства и рукописей.

РАО не только старейшая, но и самая крупная из аккредитованных общественных организаций. В ней состоят более 27 тыс. авторов, по итогам 2015 года собрано 4,5 млрд руб., из которых непосредственно авторы получили 3,6 млрд. Эти цифры стали известны из ответа прокуратуры на запрос депутатов Госдумы от КПРФ Сергея Обухова и Валерия Рашкина, потребовавших проверить прозрачность расходования средств.

Несмотря на заверения гендиректора РАО Сергея Федотова в интервью РБК: «Я раскрою весь баланс, я раскрою все расходы организации, все бюджеты», финансовая кухня организации остается тайной за семью печатями.

Не только для общественности, но и для самих же авторов. Объясняя это заботой о том, чтобы не раскрывать доходы самих создателей, РАО не публикует информацию о начисленных выплатах.

Проверить, как и почему конкретному автору поступила именно эта сумма, почти невозможно.

«Если бы вы знали, какое нищенское пособие выплачивает мне РАО. Мои песни попадают в мировые чарты, звучат в Америке, в Европе, в Азии... Так вот, для примера, на Западе только одна моя песня «Ми-ми-ми» группы «Серебро» за месяц принесла мне больший доход, чем все, что мне выплатило РАО за 30 лет творческой работы за весь мой каталог. А это более 400 песен! Я был в шоке. Естественно, возник вопрос: где деньги, Зин?» — эмоционально рассказал «Комсомольской правде» один из топовых отечественных продюсеров Максим Фадеев.

Собеседник подчеркивает: система распределения денег в РАО непрозрачна. Именно поэтому он отозвал у РАО свой репертуар. «Не хочу, чтобы на мне зарабатывали непонятные дяди и тети, которые перераспределяют по своей воле мои деньги, мне же выплачивают копейки», — подытожил Фадеев.

Потерянное доверие


Не менее категорична позиция композитора Алексея Рыбникова, автора рок-оперы «Юнона и Авось», музыки к фильмам «Буратино», «Про Красную Шапочку», «Усатый нянь», «Тот самый Мюнхгаузен» и многих других.

«РАО выплачивает авторские, которые не соответствуют действительности. Раньше в РАО я получал гонорар за все мои произведения, которые исполнялись в России, в том числе за «Юнону и Авось» в «Ленкоме». Но потом заключил договор с «Ленкомом» напрямую. Вообразите, что авторские отчисления от «Ленкома» были намного больше суммы, которую перечисляло мне РАО, делая сборы по России, включая «Ленком» и все остальные театры. После этого я сразу стал заключать договоры с театрами напрямую», — объяснил «Комсомолке» Рыбников.

Конечно, так считают далеко не все создатели произведений, но даже бывший до 2015 года вице-президентом РАО певец Юрий Антонов резок в интервью:

«Нынешнее руководство РАО во главе с его гендиректором Сергеем Федотовым отстранило авторов от дел. Мы с этим смирились. И это была наша стратегическая ошибка, но если бы мы погрузились в бумажную волокиту, то не смогли бы заниматься своим творчеством. Нашей отстраненностью воспользовались люди нечистоплотные», — рассказал Антонов «Комсомольской правде».

«Это очень запутанная организация. Даже мы, ее члены, не можем разобраться, что там происходит. Авторы жалуются, что получают маленькие гонорары, и я разделяю их тревоги, — пояснил он же Life.ru уже после возбуждения уголовного дела в отношении Федотова. — Сейчас никто ничего не знает. Я, будучи вице-президентом РАО, тоже не знал, сколько мне начисляется денег. Приходится звонить в банк и спрашивать, сколько поступило».

Схемы распределения средств этой общественной организации стали причиной того, что многие авторы давно не понимают, как им начисляются выплаты и почему за популярные произведения они получают такие скромные гонорары. Критически отзывались о РАО или вовсе отозвали из этой организации свои произведения Стас Намин, рэпер Баста, Илья Резник и многие другие деятели культуры.

С чистого листа


Проблема не только в выплате авторского вознаграждения. Памятен случай, когда РАО подало в суд на Московскую, Екатеринбургскую и Нижнетагильскую филармонии. При действующей системе отчислений в РАО, если в концерте звучит хотя бы одно современное произведение (наследники получают отчисления в течение 70 лет от года, предшествующего году смерти автора), то плата должна быть за всю программу. Если, например, в программе классической музыки прозвучит — хотя бы на бис — современное произведение, филармония должна отчислить РАО 10% всего сбора с концерта, независимо от того, какую часть программы оно составляло.

«Неудивительно, что государственные филармонии, находящиеся сегодня не в лучшем положении, выступают категорически против исполнения современной музыки. Кто выигрывает от этого? В России современная музыка загнана в «резервации» и, как правило, звучит только в специальных фестивалях и программах: она не становится достоянием широкой аудитории, не формирует восприятие нового музыкального языка», — пояснил «Российской газете» директор департамента современного искусства и международных культурных связей Минкульта Алексей Шалашов.

Получается, законодательная коллизия и аппетиты РАО могут в целом негативно сказываться на репертуаре концертных организаций.

Дошло до того, что в марте 2010 года прокуратура по заявлению РАО предъявила претензии организаторам концерта самарского хора ветеранов, с которых потребовали отчисления авторам песен военных лет.

Так что реальная проблема в РАО — это не только страсть гендиректора Федотова к роскоши в виде квартиры в Лондоне, Maybach и замка в Шотландии. С его арестом руководство организации лишилось влиятельного лоббиста, поэтому есть шанс, что теперь РАО заработает по-новому.

В отличие от западных стран, где вопрос с контролем за авторскими вознаграждениями давно урегулирован, в России он фактически пущен на самотек. И это вполне устраивало РАО, потому что при отсутствии полной и прозрачной отчетности перед авторами никто не может проверить распределение поступивших средств.

Жесткая критика звучит со стороны авторов и в сторону Министерства культуры, которое выдало аккредитацию РАО на десять лет и должно контролировать его деятельность. Волну негодования авторов вызвало заявление директора нормативно-правового департамента министерства Натальи Ромашовой на «круглом столе» в Федеральной палате адвокатов, которая сообщила, что Министерство культуры не собирается отбирать лицензию у РАО из-за «криминальных историй».

«Для меня как для автора очень странно, что Министерство культуры не отзывает аккредитацию у РАО и гордо заявляет об этом в средствах массовой информации. «Дело Федотова» — это история про рыбу, которая гниет с головы», — сказал РИА «Новости» музыкант Стас Намин.

«У меня и многих моих коллег РАО потеряло доверие, оно утрачено, и никто не пытается его восстановить, хотя бы даже сказать два слова членам РАО. Это полное неуважение, мы понятия не имеем, что происходит, никто нас никогда не собирал ни на какие выборы, это абсолютная закрытая железобетонным занавесом организация, куда не пробьешься», — цитирует РИА «Новости» композитора Алексея Рыбникова.

Новому руководству РАО предстоит начать работу с тотальной реорганизации и аудита РАО. Стоит отметить, что попытка реформировать аккредитованные организации по защите авторских прав уже предпринималась в июле 2015 года. Правда, неудачно — по мнению экспертов, именно позиция менеджмента РАО стала неодолимым препятствием для «перезагрузки» системы коллективного управления правами в России.

Так больше продолжаться не может, считает инициативная группа авторов — членов общероссийской общественной организации «Российское авторское общество», которая выступила с призывом созвать внеочередную конференцию РАО.

Инициаторы конференции считают: «Сегодня у нас, российских авторов, нет возможности ни управлять организацией, ни участвовать в ее деятельности» (обращение опубликовано в «Российской газете»).

Также из обращения следует, что на грядущей конференции планируется отстранить от управления нынешнее руководство РАО, переизбрать авторский совет и ревизионную комиссию, принять неотложные меры финансового оздоровления организации, а также решить другие насущные вопросы функционирования организации.