Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

«Для моей героини важнее, сколько купюр даст ей отец»

Интервью с Елизаветой Боярской, снявшейся в сериале «Долгий путь домой»

Игорь Карев 02.03.2015, 13:59
__is_photorep_included6432097: 1

Елизавета Боярская рассказала «Газете.Ru» о сериале «Долгий путь домой», его сходстве с фильмом Владимира Меньшова «Москва слезам не верит» и о том, что надо сделать, чтобы начать жизнь сначала.

В начале 1980-х Надя Чеботарева (Дарья Мороз) живет в подмосковной деревне Филькино, работает дояркой и, в принципе, у нее все хорошо. У нее любовь с трактористом Витькой (Михаил Евланов), впереди относительно предсказуемая жизнь с семьей, детьми в собственном доме. Но однажды в деревню приезжает из Москвы родственник соседки — партийный чиновник Виталий Большаков (Александр Лазарев-младший), в которого Надя влюбляется без памяти. Она сбегает из-под родительской опеки и отправляется покорять Большакова и большой город.

Правда, выясняется, что там провинциальную девушку никто особо не ждет. У Большакова роман с балериной Розой (Мириам Сехон), у него неплохие карьерные перспективы, которым противопоказаны семейные проблемы, и деревенская жена плохо вписывается в его жизнь. Но Надя очень настойчивая — и Большаков бросит свою балерину, чтобы жениться на ней.

Первый канал начинает показ сериала «Долгий путь домой» — 16-серийной эпопеи о судьбе выбившейся в люди деревенской девушки. В последующих эпизодах фильм покажет современное нам время: у главных героев выросла дочь Ляля, жизнь которой также складывается непросто. Эту роль сыграла актриса Елизавета Боярская, которая рассказала «Газете.Ru» об идее «Долгого пути домой», своей героине и отличиях сериала от фильма «Москва слезам не верит».

— «Долгий путь домой» — чья это история?

— В сериале нет второстепенных линий, и у каждого персонажа сюжет развивается полноценно, но если говорить глобально и привязываться к названию — это история Нади и ее дочери Ляли. В самом начале деревенская девица влюбляется в приехавшего из Москвы красивого, состоятельного мужчину, она начинает выделывать всяческие вещи, чтобы его привлечь, а потом и соблазнить. И естественно, влюбляется и считает, что теперь он, как честный человек, должен жениться на ней. И она добивается своего — всеми правдами и неправдами, перешагнув через многие головы, сделав многим больно.

Большаков вопреки отсутствию любви решается на брак, так как ему как партийному чиновнику выбрать жену из народа очень выгодно для будущей карьеры.

И вот с этой любви — неправильной, ненастоящей, неслучившейся, которая причинила боль, — начинается история расплаты за ошибки молодости. Расплачивается за них и моя героиня, дочь Нади и Большакова, — сначала за мамины грехи, потом за свои собственные. И в конце, приехав на родину матери, в деревню, замыкает круг, возвращается в ту точку, с которой на неправильный путь свернула Надя, чтобы попробовать еще раз.

1tv.ru

— Насколько удалось в «Долгом пути домой» передать суть книги Светланы Петровой «Беспамятство», на ваш взгляд?

— Я бы не стала их сравнивать. Сюжетное сходство, конечно, есть, но книга адаптирована для кино, так что расхождения есть. Для меня же неким показателем является все же сценарий, и «Долгий путь домой», кстати, один из редких случаев, когда фильм делался именно так, как он был написан; часто сценарий переписывают даже в процессе, а снимают вообще какой-нибудь 185-й вариант. Здесь же сценарий изначально был очень качественный — с прекрасной драматургией, подробно прописанными персонажами, насыщенный событиями и переменами.

— Фильм по фабуле похож на оскароносную картину Владимира Меньшова «Москва слезам не верит». Отмечали ли вы это сходство?

— Нет, тут, скорее, другое. Помните, Толстой начал «Анну Каренину» с фразы про счастливые семьи, которые похожи друг на друга? Так и здесь: сходство есть, но каждая история развивается по-своему. Конечно, если несколько прямых цитат — например, моя героиня говорит: «Как же долго я тебя ждала!» Но это именно отсылка к фильму Меньшова, своего рода послевкусие, напоминание. Сюжеты сравнивать не стоит.

— Методы, с помощью которыми героиня Дарьи Мороз пытается остаться в столице, и ее судьба больше подходят Люде, сыгранной Ириной Муравьевой, чем персонажу Веры Алентовой. Почему выбрана именно такая модель поведения?

— Думаю, главным было сделать живую историю. Просто про живых людей, которые ошибаются, чего-то боятся, про людей самостоятельных и безответственных. И в «Долгом пути домой» это, на мой взгляд, получилось. Появились узнаваемые образы, очень человечные, не киношные, абстрактные герои, их поведение такое же, как в реальных семьях с непростыми отношениями между супругами. Есть выражение «из нашего двора» — вот оно про героев сериала. А конкретное настроение — благополучный исход будет, неблагополучный — сложно предугадать. Каждому свойственно ошибаться, совершать неблаговидные поступки — назло, спонтанно или, наоборот, долго их просчитывая. Но это жизнь, из которой и рождаются судьбы героев «Долгого пути домой».

— В сериале показано расслоение населения — и в СССР, и в наше время. Кто-то живет в каморке под лестницей, что тогда, что сейчас, а кого-то все есть. Даже Надя и Ляля как из разных миров.

— Конечно, Надя выбилась в люди из деревни, она выгрызала себе это положение, но она получила свою удачу и свою судьбу в погоне за любовью, поскольку видела свою жизнь только рядом с Большаковым. А Ляля — это существо, которое могло вырасти только в своей семье, когда отец и мать в ней души не чаяли. Ляля выросла балованной, капризной, абсолютно безалаберной девочкой, для нее не представляют ценности ни родительское внимание, ни деньги — возможно, это результат неправильного воспитания или общей атмосферы нелюбви в семье. И мы специально делали акцент на ее поведении — она, конечно, может чмокнуть отца в щеку, но для нее гораздо важнее, сколько купюр он даст ей. И интересно смотреть, как и в какую сторону она меняется — со своего первого появления и до последней серии.

— Вы нарисовали какое-то чудовище, такой типичный и устоявшийся образ «мажора».

— Знаете, несмотря на все это, Ляля — очень неплохой человек. Она добрая, хорошая, щедро дарит подарки друзьям. Она просто избалованная, не знает цену денег и не хочет ее знать. Ей жизнь вообще кажется прекрасной и беззаботной — и именно поэтому, наверное, она безоглядно и размашисто совершает какие-то жестокие поступки до тех пор, пока жизнь не начинает ее бить по голове.

1tv.ru

— В случае с «Долгим путем домой» определяющим для вас был качественный сценарий. А как вы выбираете проекты?

— Только по сценарию, остальное не имеет никакого значения. Еще важен режиссер — но не с точки зрения его фамилии, известности, а по степени заинтересованности и влюбленности режиссера в тот материал, который он собирается снимать. Ведь кино разное бывает и люди разные. Есть режиссеры, которые просто выполняют заказ, их функция — сказать «Начали» и «Стоп», они просто визуализируют то, что написано на бумаге. А есть те, кто ночами не спит, готовы репетировать каждую сцену, знают, каких персонажей они хотят видеть, как эти герои должны развиваться. Партнеры по съемочной площадке тоже важны, но это все-таки на третьем месте.

— Вы снимались и в больших кинофильмах вроде «Адмирала», и в сериалах. Для вас как для актрисы есть разница между телевизионными и кинопроектами?

— Она абсолютно непринципиальна. Ведь можно снять бездарный полный метр и очень хороший малобюджетный сериал. Все зависит от людей, от компании, материала и отношения. А что снимать — вгиковскую студенческую короткометражку или огромную масштабную мегабюджетную история — разницы нет. Тем более сейчас и нет артистов, которые брезгуют многосерийными фильмами — эти фильмы бывают интересными, талантливыми.

— Работа в каком формате для вас предпочтительнее?

— У меня театр отнимает, наверное, семьдесят процентов моего профессионального времени, там моя душа и сердце, и другого мне не надо. Так что я редко соглашаюсь на какие-либо съемки — и стараюсь соглашаться только на какие-то действительно стоящие проекты. Когда я выбрала «Долгий путь домой» — это выглядело безумием; кроме того, моему сыну тогда было всего пять месяцев. Но история была настолько хороша, что не согласиться было невозможно.

— Из западных сериалов можете отметить какие-то, в которых очень хотелось бы сняться?

— Из того, что недавно смотрела, — «Острые козырьки» (британская криминальная драма об уличных бандах 1920-х годов. — «Газета.Ru») или «Фарго» (американская драма по сюжету одноименного фильма братьев Коэнов. — «Газета.Ru»), там замечательная история.

Но сравнивать западные сериалы и наши не стоит — там каждая серия как четыре наших полнометражных фильма, причем хороших. Но у нас если один случится, уже здорово.

— Почему?

— Не знаю. У них каждая серия — на вес золота. Завидовать бессмысленно, ориентироваться на них надо, но не думаю, что в России когда-либо будут затрачиваться такие же бюджеты на сериалы. Но дело не только в бюджетах, конечно.

— Над чем сейчас работаете?

— Сейчас заканчиваю работу над «Контрибуцией» Сергея Снежкина, который снимается в Петербурге, на «Ленфильме».