Пенсионный советник

Полет в страну чудовищ

На 75-м году жизни скончался художник Ганс Рудольф Гигер — пионер «некроготики», автор образа «Чужого» в одноименном фильме Ридли Скотта

Отдел культуры 13.05.2014, 17:25
__is_photorep_included6029445: 1

На 75-м году жизни скончался художник Ганс Рудольф Гигер — художник, скульптор и дизайнер, автор визуальной среды фильма «Чужой», один из главных художников киберпанка. Причиной смерти стали последствия травмы, полученной при падении с лестницы.

Однажды отец Ганса Рудольфа Гигера принес домой череп — моделью человеческой головы его, врача по профессии, наградило профессиональное объединение медиков. Позже художник рассказывал, что именно этот факт окончательно столкнул его (рисовавшего тогда комиксы-ужастики для школьной стенгазеты) в область эстетики, которую потом назовут «некроготикой» и «биомеханической графикой», пионером которой ему довелось стать.

Старший Гигер при этом считал, что искусство не сможет прокормить сына, и настойчиво советовал тому стать фармацевтом.

Гигер отказался от медицинской карьеры, но образование все же получил — в 1962 году, в 22-летнем возрасте он начал изучать архитектуру и дизайн в цюрихской Школе прикладных искусств.

Сам Гигер не раз говорил, что видит прекрасное в вещах, которые у других могут вызвать ужас, неприязнь или отвращение. Вдохновение он черпал в мифах, мистических и магических рассказах.

Первой прославившей его книгой стал сборник постеров по «Некрономикону» — книге, приписываемой мастеру темного фэнтези Говарду Лавкрафту.

Именно эти плакаты произвели впечатление на Ридли Скотта, который искал художника для создания концепта Чужого из одноименного фильма.

Концептом Гигер не ограничился, а создал целый мир саги о Чужих, за что получил «Оскара» и прославился на весь мир.

Швейцарец Гигер, мало выезжавший из своей страны, у себя на родине регулярно сталкивался с самыми интересными представителями искусства и науки. Например, он с юмором рассказывал о своих встречах с изобретателем ЛСД Альбертом Хофманом, при этом признавал влияние психоделического направления в искусстве на свое творчество.

Встречался он и с Сальвадором Дали, который, по словам Гигера, принимал его за австрийского художника.

Сюрреализм, несомненно, повлиял на Гигера не меньше, чем фэнтези. Именно поэтому он стал самым главным визуализатором киберпанка.

Гигер на протяжении всей своей жизни считался художником, принадлежащим к альтернативной и даже контркультуре, однако при этом оказал огромное влияние на современную культуру в целом. Арт-сообщество до конца его жизни так и не признало за ним статуса значимого мастера — но зато поп-культура сделала из него настоящего кумира.

Технологический сюрреализм Гигера больше пришелся по душе кинематографистам, чем музейщикам.

Впрочем, его фильмография относительно невелика: по приглашению режиссера Ридли Скотта он работал над фильмами «Чужой», «Чужие», «Чужой-3», «Особь» и «Полтергейст-2», а созданные им концепты использовались в «Чужом против Хищника» и в недавнем «Прометее» Скотта. О неудачной попытке экранизации саги Фрэнка Герберта «Дюна» режиссером Алехандро Ходоровски сейчас мало кто помнит, но вот кресло Харконенна, которое Гигер создал для этого фильма, запомнилось и вышло в тираж.

Работал Гигер и в музыке: оформленные им пластинки нью-вейв певицы Деби Харри из группы Blondie и прогрессив-рокеров Emerson, Lake & Palmer вошли в сотню лучших, по мнению журнала Rolling Stone.

Кроме того, он делал дизайн для компьютерных игр (Dark Seed и Dark Seed II), работал со скульптурами из латекса и металла, занимался аэрографией.

Сегодня работы Гигера сравнивают с Босхом и Брейгелем, ими вдохновляются авторы компьютерной графики, разработчики игр и тату-мастера.

В 1995 году Гигер открыл музей фантастического искусства в купленном им замке в швейцарском Грюйере. А в 2013-м его работы доехали и до России — в Московском планетарии прошла выставка-ретроспектива его творчества, от ранних работ середины 1960-х до циклов поздних нулевых. И очень странно, что эта выставка, на которую в столице России выстраивались километровые очереди, стала первой и последней прижизненной экспозицией в России.