Пенсионный советник

«Питту было не до импровизаций»

Режиссер Марк Форстер рассказал «Газете.Ru» о фильме «Война миров Z», выходящем в прокат после премьеры на ММКФ

Владимир Лященко 25.06.2013, 13:11
Кадр из фильма «Война миров Z» kinopoisk.ru
Кадр из фильма «Война миров Z»

На неделе в прокат выходит «Война миров Z» — триллер про глобальную эпидемию зомби, показанный на открытии Московского кинофестиваля. В главной роли Брэд Питт — звезда и продюсер фильма, он играет бывшего сотрудника ООН, который путешествует по гибнущему миру в поисках источника заразы. Режиссером картины стал Марк Форстер, снявший «Бал монстров», «Персонаж», «Квант милосердия». «Газета.Ru» поговорила с Форстером о быстрых и медленных зомби, комических аспектах конца света и влиянии Эйзенштейна.

— Вы читали книги Макса Брукса до того, как вас позвали снимать одну из них?

— Нет, мне из «Plan B» (кинокомпания Бреда Питта. — «Газета.Ru») прислали «Войну миров Z» (российские прокатчики исказили оригинальное название фильма: «World War Z» переводится как «Мировая война Z») и «Руководство по выживанию среди зомби», а заодно и набросок сценария, когда студия получили права на них.

— Питт всерьез поборолся за эти права. В работе над фильмом он также активно участвовал или следовал указаниям режиссера?

— Обсуждение истории и его героя происходило на стадии написания сценария и подготовки к съемкам, но на площадке Питт делился надвое: после команды «камера, мотор!» был сосредоточен на роли, но превращался в продюсера картины, как только звучало «стоп, снято». Так что ему было не до импровизаций.

— Все очень хвалили сценарий, который написал Майкл Страчински, но потом он был полностью переписан. Насколько то, что мы увидим в прокате, отличается от его версии?

— Он тоже написал фильм-катастрофу про глобальную эпидемию и конец света с главным героем по имении Джерри Лейн, но его историю Страчински рассказывал во флешбэках. Из-за этого кино получалось менее напряженное и тревожное. Если кто-то рассказывает тебе историю, ты знаешь, что он выжил. Мы сохранили сфокусированность на одном персонаже, но решили рассказать историю линейно и с начала эпидемии. Такой подход дает более полное ощущение присутствия: все происходит здесь и сейчас и держит тебя на краю стула. Та же история, рассказанная в прошедшем времени, при всей масштабности эпидемии располагает к более пассивному восприятию. Я же хотел снять более энергичное и захватывающее кино.

— Поэтому и «классические» медленные зомби из книжки превратились в более современных быстрых и физически мощных существ?

— Да, быстрые зомби быстрее разносят заразу — эта фабула, по-моему, лучше отражает современное состояние мира. Ну а медленных зомби мы видели в кино так часто, что придумать что-то новое про них затруднительно. Равно как сложно снять кино про ползущих через экран мертвяков, которое расширяло бы границы жанра и выходило бы на общемировой масштаб.

— Одним из авторов итогового сценария числится Дрю Годдард, который написал «Монстро» для Джей Джей Абрамса, написал и снял «Хижину в лесу» и вообще известен любовью к жанровым экспериментам. Какова его роль в нынешней картине?

— Я захотел изменить финальную часть картины — Дрю и Деймон Линделоф (сценарист «Ковбоев и пришельцев», «Прометея», недавнего «Стартрек: Возмездие» и соавтор сериала «Остаться в живых». — «Газета.Ru») переписали заключительный акт, события которого разворачиваются где-то в валлийской глуши.

— Они оба умеют использовать клише из фильмов ужасов и фантастики для создания комического эффекта. В «Войне миров Z» есть подобные моменты, но не только в финальной части. Смешное в фильме задумывалось как смешное?

— Конечно, мне всегда казалось, что немного юмора пойдет на пользу и самым серьезным фильмам, поэтому такие ходы в сценариях можно только приветствовать. Ребенок с астмой посреди апокалипсиса — клише. Жена звонит на мобильник мужу, когда он старается быть тише воды, — клише. Я сам, например, целиком придумал сцену с машиной по продаже газировки, которую герой в абсолютно пижонском стиле использует для привлечения внимания зомби: демонстративно, с шумом (раздражитель для зомби. — «Газеты.Ru») открывает банку, делает жадный глоток, разбивает автомат, рассыпая содержимое по полу.

— Выглядит, кстати, как рекламная пауза посреди фильма, такой вызывающий продакт-плейсмент.

— Ну, это абстрактная банка.

— Когда Питт пьет — да, зато мы хорошо видим, что автомат забит вполне определенной колой.

— Ну да, но, честное слово, мы не получили от них никаких денег — надо было, наверное, перекрасить все эти банки на компьютере, но это такая морока.

— Судя по раннему трейлеру и слухам, события финала должны были происходить в России?

— Да, мы даже приступили к съемкам, но так и не завершили их. Мне показалось, что после масштабных событий, которые разворачиваются по сюжету в Израиле, еще один кусок с толпами, сражениями и серьезными разрушениями просто не сработает. Поэтому и придумали финал в замкнутом пространстве лаборатории, где уличный шум сменяется тишиной коридоров и где персонажи раскрываются глубже.

— Появление одного персонажа особенно приятно удивляет: вы сами выбрали на роль одного из сотрудников лаборатории Питера Капальди, известного по роли Малкольма Такера из сериала «The Thick of It» — вечно матерящего британских министров интригана?

— Я большой фанат и сериала, и снятого на его основе фильма «В петле» (In The Loop). Для рассказанной нами истории было важно собрать людей со всего мира, чтобы показать, насколько глобальна описываемая нами катастрофа. Так что выдалась отличная возможность позвать интересных артистов из разных стран.

— Вы и сценаристы в качестве отправных точек упоминали разные фильмы, в основном не связанные с зомби: «Вся президентская рать», «Идентификация Борна», «Дитя человеческое» — пересматривали что-то специально перед съемками?

— Я люблю кино и перед тем, как снять что-то, смотрю большое количество фильмов, чтобы найти источники вдохновения. Например, сцену в Филадельфии, когда мы смотрим сверху на движение охваченной паникой толпы, я придумал, пересматривая «Броненосец «Потемкин» Эйзенштейна. У кого еще учиться снимать с воздуха растекающуюся по площади толпу?