Пенсионный советник

Французские роботы и женские бороды

В Театре наций открывается фестиваль «Другой театр из Франции»

Николай Берман 20.06.2012, 16:34
Сцена из спектакля «Похвала бороде» Компании Баль theatreofnations.ru
Сцена из спектакля «Похвала бороде» Компании Баль

С 20 по 29 июня в московском Театре наций в пятый раз пройдёт небольшой фестиваль «Другой театр из Франции» — смотр кукольных, танцевальных и просто невербальных французских спектаклей.

Это один из немногих проектов театра, которые были задуманы и проводились ещё при его прошлом руководителе Михаиле Чигире. Напомним, актёр Евгений Миронов возглавил коллектив в 2007 году, что сопровождалось огромным скандалом, устроенным его предшественником, снятым с должности. Однако, с учётом поддержки Миронова со стороны администрации президента, исход конфликта был предрешён. А сегодня, как ни оценивай тогдашнюю спорную ситуацию, факты говорят сами за себя: затянувшийся на полтора десятилетия ремонт Театра наций завершён, а последние несколько сезонов премьеры в нём выпускают самые именитые европейские режиссёры.

Возможно, именно поэтому фестиваль до сих пор существует: его концепция идеально ложится на репертуарную политику Миронова, цель которой — собрать под одной крышей все самые интересные и актуальные тенденции российского и европейского театра.

В этот раз за неделю будут показаны три спектакля: «Go!» театра Одрадек, «Похвала бороде» Compagni Bal и «Беспредметно» Compagnie 111.

«Go!» — моноспектакль уехавшей во Францию художницы-кукольницы из Омска Полины Борисовой. В нём она выступает и режиссёром, и сценографом, и единственной актрисой. Её театр назван в честь Одрадека – загадочного юркого существа, сочиненного Кафкой.
Молодая артистка надевает парик и маску, благодаря им перевоплощаясь в древнюю старуху, и разыгрывает историю её жизни, с воспоминаниями о бурной молодости и одиноким сидением у настольной лампы на исходе лет.

Почти все предметы и персонажи возникают из белой клейкой ленты, которой Борисова орудует с удивительным мастерством, превращая её то во входную дверь с ручкой, то в оконную раму, то в ластящуюся к хозяйке кошку. Построенное на ярких эффектах повествование не зацикливается на них одних, рождая понятный без слов трогательный сюжет о незамысловатой женской доле.

Спектаклем Борисовой Театр наций откроет свою Малую сцену.

Ещё один моноспектакль, «Похвалу бороде», покажет танцовщица, акробатка и жонглёр Жанна Мордой. Нацепив на подбородок мужскую щетину, она будет один за другим выполнять самые разные трюки. Общаться с поющими звериными черепами, танцевать с белым знаменем, ползать по сцене с тазом на голове, ногами собирая в него рассыпанные по полу ракушки. В отличие от «Go!», здесь сюжета как такового нет. Есть только образ бородатой женщины, пришедший из ярмарочных представлений, и творимые ей чудачества, направленные единственно на то, чтобы вызвать восторг и изумление «почтенной публики». Однако завершается эта лихая театральная игра почти трагически:

актриса сама роет для себя могилу и ложится в неё, успевая помахать зрителям рукой на прощание, перед тем как захлопнуть её крышку.

Единственная постановка большой формы в программе фестиваля – «Беспредметно» от базирующейся в Тулузе Compagnie 111 и её создателя Орельена Бори. Он уже участвовал в «Другом театре из Франции» в 2008 году со спектаклем «План Б», в котором актёры-акробаты заправски прыгали, бегали и ползали по совершенно отвесной стене. Его новое произведение куда более радикально: по жанру это «пьеса для робота и двух актёров».

Главным героем становится настоящий промышленный робот, когда-то собиравший машины на заводе и теперь коротающий на сцене свою пенсионную старость. Он кружится, двигает манипуляторами, мигает глазами-лампочками, даже танцует в такт музыке.

С ним входят в контакт два актёра в безукоризненных офисных костюмах. То выплясывают вокруг него, то повторяют его жесты, то повисают на его перекладинах, постепенно попадая словно бы в его магнитное поле, из которого они уже не в силах выбраться. Бори исследует проблему взаимоотношения человека и машины, живого и искусственного, их взаимного порабощения. Артисты в его спектакле приравниваются к машинам, а робот делается полноценным актёром – их отношения он понимает как одно из самых безумных и сложных противоречий XXI века. Интересно, что, по словам режиссёра, вдохновили его работу немецкий драматург Генрих Фон Клейст с его учением о марионетке и конструктивистские постановки Мейерхольда.

Спектакли, которые можно будет увидеть в рамках «Другого театра из Франции», сложно назвать великими свершениями театрального искусства. Но все они – каждый по-своему – расширяют наши представления о театре и поле его деятельности. Единственным правилом в них становится всевластие фантазии художника, для которой нет и не может быть никаких ограничений. И это тот род театра, который в России до сих пор почти не существует. Режиссёров, творящих в жанре «театра художника» и мыслящих исключительно визуальными образами, у нас можно пересчитать по пальцам. А кукольный театр, за редкими исключениями, по-прежнему сводится главным образом к утренникам для тех, кому ещё не исполнилось 10 лет. Есть чему поучиться.