Пенсионный советник

От Бальзака и Рабле

Умер Клод Шаброль

«Парк культуры» 13.09.2010, 11:50
fest21.com

Во Франции в возрасте 80 лет скончался один из основоположников «новой волны» — режиссер Клод Шаброль.

Когда в воскресенье стало известно о смерти Клода Шаброля, новостные издания Франции наполнились соболезнованиями, поступающими буквально со всех сторон — не только от кинематографистов, но и от чиновников и представителей власти. Николя Саркози заявил, что Шаброль «унаследовал изящество от Бальзака, а юмор и живость от Рабле». Жерар Депардье, сыгравший в последнем фильме режиссера «Беллами», вспоминал жизнерадостность Шаброля и печалился, что не может поверить в его кончину. Премьер-министр Франции заметил, что французское кино потеряло одного из главных мастеров, «который совершил революцию в стиле и технике, обратившись к реальной жизни». Директор Каннского фестиваля Тьерри Фремо сказал, что манера Шаброля в большей степени классическая, чем у многих других представителей «новой волны», однако «в его классицизме было столько отваги, свободы и эрудиции, что триллеры Шаброля навсегда останутся уникальным явлением в истории кинематографа».

Сказать, что Клод Шаброль был для кино знаковой фигурой, — не сказать ничего. Ведь он стал одним из официальных лиц французской «новой волны», оказавшей влияние не только на киноиндустрию Франции, но и впоследствии на целое поколение голливудских режиссеров. Впрочем, как признавался позднее Шаброль,

в идеи «новой волны» он, в отличие от своих соратников-леваков Трюффо и Годара, никогда толком не верил.

Их объединяло только одно — все они были уверены в том, что кино должно уйти из студий с дорогостоящими декорациями в реальный мир.

Клод Шаброль родился в 1930 году в Париже, во время войны был эвакуирован в провинцию и уже тогда грезил съемками фильмов, хотя у его родителей имелись относительно сына совсем другие планы: отец будущего режиссера мечтал, чтобы Клод продолжил семейное дело и стал фармацевтом. Некоторое время Шабролю удавалось сопротивляться тяге к кинематографу — он освоил фармакологию и пытался учиться праву, однако все кончилось работой критиком в легендарной «Кайе дю Синема» бок о бок с Годаром, Трюффо, Ромером и Риветтом, которые совсем скоро войдут в историю как революционеры французского кино.

Наследство, полученное от бабушки женой Шаброля, позволило ему основать собственную компанию.

Первым делом он спродюсировал короткометражку своего приятеля Риветты, а в 1958 году выходит лента уже самого Шаброля «Красавчик Серж», которая считается точкой отсчета «новой волны».

Пришедшее на смену большому стилю и приглаженной кинематографической реальности новое течение взялось за социальную критику и «правду жизни»: герой «Красавчика Сержа» приезжает в родной город, чтобы обнаружить, что его друг детства спивается и катится по наклонной. Дальше последуют «Четыреста ударов» Трюффо и «На последнем дыхании» Годара, а вышедший в 1959 году следующий фильм Шаброля, «Кузены», в котором сталкиваются два характера — деревенский простачок и городской франт, — становится обладателем «Золотого медведя» Берлинского кинофестиваля.

Шаброль на протяжении почти всей карьеры поддерживал темп, снимая едва ли не по картине в год, лишь немного снизив темп в последние годы. В 2004-м выходит «Подруга невесты», в 2006-м «Комедия власти», в 2007-м «Девушка, разрезанная надвое», в 2009 году «Беллами». Бравшийся и за коммерческое кино, и за телепроекты, и за экранизации («Мадам Бовари» по Флоберу, «Тихие дни в Клиши» по Миллеру),

Шаброль прославился как один из мэтров остросоциального кино,

хотя и склонного, по его собственному признанию, видеть детектив во всем, вплоть до «Анны Карениной». Режиссера интересовала не только и не столько буржуазная драма, сколько собственно криминальная интрига и детектив. «Неверная жена», «Кровавая свадьба», «Мясник», «Пусть умрет зверь», «Чудовищная декада» — неспроста в 1957 году Шаброль выпускает на пару с Эриком Ромером книгу «Хичкок»: именно этот режиссер оказал на него наибольшее влияние.

Всю жизнь снимавший чернуху, мрачные криминальные драмы, препарирующий пороки буржуазии и ужасы, скрывающиеся за фасадом тихой провинции, в жизни Клод Шаброль был веселым гедонистом. Трижды женатый, отец четверых детей, он был готов хохмить обо всем на свете. «В наши дни пицца приезжает быстрее, чем полиция», — говорил режиссер — и это лишь один из афоризмов человека, не стеснявшегося рассказывать, что, снимая свой первый фильм, он ничего не знал о процессе съемок, и, «когда мы приступили к первому плану и оператор захотел, чтобы я посмотрел в визир, я уткнулся в расположенный под ним штырь». Шаброль утверждал, что счастлив и ни о чем не жалеет, намеревался отмечать в Берлине 60-летие и 70-летие своей творческой деятельности и ставил себе шутливую цель: «Я собираюсь побить рекорд Мануэля де Оливейры, которому сейчас 101 год».

Сообщение о смерти режиссера поступило в воскресенье от официального представителя по культуре Франции. Официальная причина смерти еще не названа.