Пенсионный советник

Лилу в Зазеркалье

«Обитель зла: Жизнь после смерти 3D» выходит в прокат

Ярослав Забалуев 07.09.2010, 13:24
outnow.ch

В прокат выходит «Обитель зла: Жизнь после смерти 3D»: сверхчеловек Милла Йовович наносит последний визит в мутировавшее зазеркалье.

В уничтоженном зомби-вирусом мире любое блюдо подают холодным, но месть армии клонов все же совсем особый случай. Бывшая сотрудница корпорации «Амбрелла» Элис, превращенная коллегами в суперженщину, обставила свою атаку на токийский офис экс-работодателей с шахматной точностью. Боевой силой стали ее многочисленные (до десяти в кадре, простите, на поле боя), но чуть более уязвимые копии. Сама же она вышла на сцену лишь в финале, чтобы уничтожить главу корпорации Артура Вескера. Однако судьба, медикаменты и несколько тонн взрывчатки быстро объяснили героине, что ожидаемый ею конец своей истории стал лишь началом нового приключения или, если угодно, кошмара.

Для очередного фильма франшизы, каждую часть которой кто-нибудь да называл худшим фильмом на свете, вокруг «Обители зла-4» многовато шума.

Парадокс: вроде всем и понятно, что фильм будет из рук вон, но за обложки и интервью с Миллой Йовович рвут глотки редакторы и журналисты, а на предварительных показах не найти свободных мест. Дело тут, разумеется, не в том, что это первый после «Аватара» боевик, снятый стереоскопическими камерами, а не переделанный в 3D в угоду моде. Вклад в успех Миллы Йовович, при всех ее достоинствах, тоже переоценивать не стоит — ее фильмы, вроде недавнего «Четвертого вида», далеко не всегда становятся хитами.

Даже наоборот — при такой разборчивости актриса скоро запросто превратится в некоронованную королеву трэша.

С Йовович, впрочем, проще всего. В «Обители зла» она играет ровно то, за что ее полюбили. Чувствительного сверхчеловека, Лилу из «Пятого элемента», смирившуюся с целесообразностью слова «война». Что-то подобное из нее пытались слепить и в «Ультрафиолете», но так растерянно хмуриться в камеру она может, кажется, только под любящим надзором бойфренда Люка Бессона или мужа Пола Андерсона. Если добавить к этому то, что первая «Обитель зла» была оммажем «Алисе в Стране чудес», то становится ясно: после тотальной ядерной дезинфекции от местного Зазеркалья можно ждать чего угодно.

Например, сверкающих обезоруживающим идиотизмом сценарных ляпов, героев, идущих на гибель строго по всем канонам слэшеров, и невесть откуда взявшихся бушлатов с шевронами «Армия» на чистом русском языке.

За мутантом, обретшим к четвертой инкарнации третье измерение, временами хочется просто восхищенно наблюдать, не пытаясь разобраться в логике поведения, и это целиком заслуга самого Пола Андерсона. Еще после «Смертельной битвы» было понятно, что этот кинематографист куда в большей степени геймер, чем собственно режиссер. Однако, прослыв главным экранизатором компьютерных игр и, как следствие, сумасбродом, Андерсон в конечном счете оказался прозорливее коллег.

Именно он, а не автор даже более дикого «Сайлент Хилла» Кристоф Ганс, первым принял видеоигры не как дополнительный маркетинговый бонус, но как новый источник выразительности, обращаться к которому отнюдь не стыдно.

Может быть, у Майкла Бэя больше бюджет, зато на стороне Андерсона опыт разработчиков (в данном случае постановщиков), способных выжимать холодный пот из самых прожженных кидалтов, которые и являются сегодня основными потребителями видеоигр. Когда на экране появляется гигантский «палач», уже не важно, откуда он, черт возьми, взялся, да и вообще каждый бой с зомби (из которых «Обитель зла», к общей радости, и состоит) врезается в память не столько бесконечными рапидами, сколько отменной хореографией.

«Жизнь после смерти», по словам создателей, последний фильм франшизы с Элис в качестве главной героини, и без обобщений тут не обойтись. Как бы того ни хотелось поклонникам, героиня так и не стала новой Рипли, а сама франшиза не превратилась в эпический рассказ о конце времен. Но, послушайте, а этого ли мы хотели? Ведь она так красиво дралась...