Слушать новости
Телеграм: @gazetaru
Россия примерит французский FRAC

В Россию привезут коллекцию французского фонда современного искусства FRAC

Wikipedia
В августе в Москве в рамках Года Франции в России выставят коллекцию фонда современного искусства Бретани. В ответ в бретанский Брест в сентябре повезут выставку инсталляций современных русских художников из коллекции Государственного центра современного искусства. Чем структура FRAC отличается от ГЦСИ и зачем Франции понадобился фонд современного искусства в каждом регионе, организаторы Года России — Франции рассказали журналистам в Париже.

Больным для России вопросом – проблемой дисбаланса между столицей и регионами – власти Франции занялись еще в 80-е годы. Тогда культурная жизнь Парижа настолько контрастировала с развитием остальных провинций, что дело потребовало государственного вмешательства, в том числе и в сферу современного искусства.

Так появилась концепция FRAC (Fonds régionaux d'art contemporain) – региональных фондов современного искусства. Деньги для их создания взяли из государственного и региональных бюджетов. Фонды должны были собирать новые коллекции из произведений современников (это было обязательным условием) – французов и иностранцев – и выставлять их в провинциях, воспитывая вкус местной публики.

Подразумевалось, что FRAC не будут походить на классические музеи: одним из пунктов концепции было «массовое распространение визуального искусства».

Поэтому отдельного здания для FRAC не выделяли: «Была популярна идея так называемой коллекция без места – искусства, которое показывает себя людям там, где его совершенно не ждут и где к нему не привыкли. Это и есть главное призвание FRAC», — говорит директор регионального фонда современного искусства Иль-де-Франса Ксавье Франчески. Картины и скульптуры начали выставлять в библиотеках, мэриях, школах, госучреждениях — местах, куда люди «ходят не за искусством». При этом коллекция FRAC Бретани не должна походить на собрание FRAC Бордо и отличаться формой подачи от выставки FRAC Марселя.

Фонды могут обмениваться коллекциями, но у каждого обязательно должен быть свой собственный проект.

Будучи формально независимыми, фонды находятся под эгидой министерства культуры и местных властей и финансируются из государственного бюджета. Например, мансарды на время выставок художникам предоставляет мэрия принимающего города. Но денег все равно не хватает, поэтому средства поступают также от частных и корпоративных спонсоров.

FRAC стали успешным госпроектом. В одном только хранилище FRAC региона Иль-де-Франс тысячи произведений, во всех фондах – 32 тысячи. «Это одна из крупнейших коллекций современного искусства в мире», — говорит Франчески. Но, по сравнению с бурными 80-ми, сейчас дела идут по-другому. В 90-х годах появились более консервативные фонды второго поколения – они все же обзавелись собственными зданиями, своими площадями для выставок. «Структуры росли — появились рабочие коллективы и собственные коллекции, которые где-то надо было хранить. Многие FRAC – Рена, Марселя – строят в это время отдельные здания, приближаясь к идее традиционного музея, но продолжают распространять искусство в других местах», — уточняет Франчески.

FRAC Иль-де-Франса, который называется «Плато» (ассоциацию FRAC называют «Платформой»), получил свое здание благодаря активности парижан. Раньше в доме на улице Алуэт в 19-м округе был телецентр, где продюсировали большинство передач для госканалов. Потом, когда появились частные телекомпании, он постепенно опустел — и здание стало ненужным. Пришли инвесторы, которые решили его снести и построить жилой комплекс. Но жители небуржуазного рабочего квартала не захотели расставаться с центром светской жизни района: в телецентр приезжали знаменитости, он был местом встреч друзей, кафе и бары около него всегда были переполнены.

Парижане выдвинули условия: новые дома можно строить, только если вместе с ними организуют новые ясли и не снесут здание телецентра.

«Сделайте в нем какой-нибудь музей: у нас в квартале ничего такого нет», — сказали жители бывших рабочих предместий района Бельвиль застройщику и властям. Мэрия от их требований отказалась, чиновники минкультуры тоже – они в тот момент были заняты обустройством Токийского дворца – круглосуточно открытого центра современного искусства в центре Парижа. Тогда горожане пошли к региональным властям Иль-де-Франса, которые, помимо Парижа, отвечают еще за 8 департаментов. А те как раз искали здание для FRAC. Так в здании на углу улиц Алуэт и Кардукси оказался FRAC, его хранилище и выставочный зал.

В июне здесь впервые показывают шотландца Чарльза Авери – его проект сверхнаселенного особыми существами острова и его главного города, Onomatopoeia. При этом гордый своим проектом куратор выставки Франчески признает, что FRAC других регионов, например Бретани и Бордо, – достойные конкуренты фонда современного искусства Иль-де-Франса и парижане ездят смотреть их коллекции.

Французским экспертам известно, что противопоставление Москвы и России в смысле современного искусства катастрофическое.

Программы децентрализации, аналогичной французской, на госуровне нет. Генеральный комиссар Года Россия — Франция Николя Шибаефф слышал о проекте нового культурного центра России – Перми, но согласен, что личной инициативы для его развития мало. Весьма вероятно, что амбициозная миссия, которую взяли на себя губернатор Олег Чиркунов, мэр Игорь Шубин и сенатор Сергей Гордеев несколько лет назад, провалится с уходом одного из чиновников.

Французские же FRAC, финансируемые госбюджетом и поддерживаемые минкультуры, — организации более стойкие.

Они носят статус независимых небюджетных общественных организаций, во главе которых стоит президент, а в попечительском совете состоят авторитетные деятели современного искусства. Шибаефф не исключает, что успешный опыт культурной децентрализации Франции может пригодиться и в России.