В жерновах у сказки

В прокат выходит «Крабат. Ученик колдуна»

Ярослав Забалуев 28.05.2009, 12:29
outnow.ch

В прокат выходит «Крабат. Ученик колдуна» — несвоевременное упражнение в жанре классической киносказки.

Над заснеженным карпатским пейзажем кружит воронье. Тридцатилетняя война на исходе. По снегу скитаются несколько сирот, вынужденные зарабатывать на корку хлеба чем-то вроде колядок. Крабата, одного из беспризорников, по ночам посещают зловещие видения, в которых черные птицы на шестах зазывают его прийти на некую мельницу, где юношу поджидает его судьба. Покинув товарищей и отыскав неведомым образом место назначения, Крабат попадает к зловещему одноглазому Мастеру и его одиннадцати живописно присыпанным мукой юным подмастерьям. Несмотря на учиненную новыми коллегами дедовщину, от героя не укрываются странные подробности деревенской жизни: на мельницу приезжает время от времени странная колесница, а из жерновов нет-нет да и выпадет обломок черепа. Вскоре выясняется, что хозяин мельницы обучает молодежь черной магии, а потом убивает, чтобы поддерживать силы в дряхлеющем теле.

Спасительницей оборванцев выступит встреченная в ближайшем населенном пункте селянка и побеждающая любое злое волшебство любовь.

Основой для фильма послужила сказка со зловещим названием «Крабат, или легенды старой мельницы» современного писателя Отфрида Пройслера, в 1971 году ловко адаптировавшего жутковатую народную легенду трехсотлетней давности под нужды школьной программы. Спустя шесть лет, в 1977 году, этот местный бестселлер послужил основой для мультфильма Карела Земана и вот теперь добрался до первой своей полновесной экранизации.

С первых же кадров картина дает понять зрителю, что очередного Гарри Поттера, несмотря на заявленную фэнтезийность, тут лучше не ждать. Здешние герои, хоть и владеют особой мельничной магией, но существуют в пространстве почти нарочито традиционной сказки. Панорама заснеженных гор и долин, которой открывается повествование, а также закадровый голос подтверждают догадки:

перед нами редкий пример почти забытого и, будем честны, уже не совсем актуального жанра классической киносказки — вроде тех, которыми нас при старом режиме потчевала в передаче «В гостях у сказки» тетя Валя Леонтьева.

В следующие два часа никаких отклонений с выбранного курса лучше не ожидать: скажите спасибо, что по-старонемецки не говорят. Ставка здесь сделана не на спецэффекты, которых вообще в «Крабате» буквально ворон наплакал, а на общую аутентичность происходящего. В таких живописных декорациях как раз только и могут неспешно твориться всякие волшебные дела, которые здесь в порядке вещей.

В связи с выбором такой старорежимной эстетики, к фильму даже неудобно предъявлять какие-либо претензии, как не получится их высказать классической диснеевской кинопродукции для детей и юношества. Ну да, бюджет не велик, зато натура настолько великолепна, что не возникает даже мысли о компьютерной графике.

Никаких звезд мировой величины в фильме нет, глазу не за кого зацепиться, зато есть шанс отдохнуть от поднадоевших лиц, за которыми уже давно не видно никаких художественных образов.

А тут юные мельники, не боясь цензуры, смело рисуют друг у друга на лбу пентаграммы, да и мельничные жернова — образ уже сам по себе достаточно яркий и редкий.

Другое дело, что не совсем понятно, кому из нынешних представителей целевой аудитории все это может быть интересно. Для того чтобы привлечь в залы целевую аудиторию, создателям картины надо было бы привлечь на роль злого волшебника Мэрилина Мэнсона, а прочих героев заставить решать какие-нибудь пубертатные проблемы. А так «Крабат» вызовет какие-то чувства разве что у наименее циничной части взрослой аудитории.