Слушать новости
Телеграм: @gazetaru
Передышка газом

В игре по сугубо коммерческим правилам ЕС наверняка поддержал бы Россию, а не Украину

ИТАР-ТАСС
В результате новых долгих и мучительных российско-украинских переговоров по газу, скорее всего, возникнет лишь очередная непрозрачная схема и появится очередной хорошо спрятанный посредник.

Уже само возвращение темы международного газового консорциума в повестку дня российско-украинских отношений является успехом украинской дипломатии. Несмотря на публично заявленное нежелание «Газпрома» идти на пересмотр прошлогодних договоренностей, Москва, похоже, оказывается не в состоянии противостоять настойчивости Киева.

Почему администрация Виктора Януковича, как утопающий за соломинку, хватается за реанимацию идеи почти десятилетней давности, очевидно. На стратегическом уровне уже в среднесрочной перспективе Украина сталкивается с риском потери монополии на транзит российского газа.

Россия активно продвигает проекты обходных трубопроводов, а Европейский союз, не встречая готовности со стороны как предыдущего, так и нового украинских кабинетов министров идти на реформирование внутреннего рынка газа, не спешит политически и экономически вкладываться в поддержание украинской ГТС. В отличие от Польши, которая по принципиальным соображениям не планирует получать газ из «Северного потока», чем косвенно гарантирует загрузку газопроводов Белоруссии, другим соседям Украины все равно, по какой трубе к ним придет голубое топливо.

На уровне текущей бизнес-логики правительству необходимо облегчить жизнь промышленности, а точнее – рассчитаться с приближенными финансово-промышленными группами. Не для того последние столько лет поддерживали политический проект Партии регионов, чтобы платить за газ, как при оранжевых.

А вот с точки зрения Москвы все выглядит гораздо сложнее. С одной стороны, проигнорировать инициативу Януковича вряд ли возможно. С человеком, с победой которого на президентских выборах связывалось столько ожиданий в плане улучшения двустороннего климата, нельзя начинать отношения с отрицательного ответа. Он и так совершил первый визит в Брюссель, а не в первопрестольную.

И спустить дело на тормозах не получится, поскольку Киев задал процессу жесткие временные рамки. Перейдя, по сути, к шантажу Москвы:

премьер-министр Николай Азаров дал понять, что в случае если контракт 2009 года не будет пересмотрен, Украина может перестать оплачивать газ, поскольку покрывать убытки «Нафтогаза» за счет бюджета правительство более не намерено.

Перспектива возникает однозначно плохая. Один вариант – мириться с накоплением безнадежного долга. Второй – пойти на конфликт по известному сценарию с перекрытием газа – с той разницей, что в теплое время года это больше скажется на доходах поставщика, чем на собственно энергетической безопасности потребителей, втягиванием Европы, дополнительной потерей имиджа и появлением новой порции аргументов в пользу снижения энергозависимости от России.

С другой стороны, минусы украинского предложения тоже слишком велики, чтобы на них можно было бы закрывать глаза. Во-первых, доходная часть бюджета и «Газпрома», и Российской Федерации в целом сегодня не в том состоянии, чтобы отказываться от многомиллиардных в годовом исчислении сумм. Во-вторых, в случае снижения издержек украинских предприятий пришлось бы задуматься о том, как сохранить на нынешнем уровне конкурентоспособность аналогичных российских производств. В-третьих, живыми деньгами была бы оплачена схема, никакого контроля над украинской ГТС не гарантирующая. Если уж приобретение в собственность 50% «Белтрансгаза» — то есть самой трубы – не обеспечило отсутствия сложностей на белорусском направлении, то тем более странно ожидать, что 30% собственности в управляющей компании обеспечат должный эффект. Тем более что, в отличие от начала текущего десятилетия, когда российские и германские компании были склонны играть на одной стороне, сегодня европейцы вполне могут поддержать Киев, превращая российский пакет в фикцию.

Особый риск для Москвы заключается в том, что если она пойдет на отказ от решений, а именно переход на рыночные принципы ценообразования и строительство обходных трубопроводов, которые в течение нескольких лет подавались как стратегические, кредитоспособность ее внешнеполитической линии будет подорвана.

Через несколько лет или даже месяцев – если легитимность нынешней парламентской коалиции и созданного ею правительства не будет признана Конституционным судом, когда на Украине произойдет очередная смена власти, пересмотр политики придется начинать заново.

И на все эти издержки пришлось бы пойти, в общем-то, только ради запуска очередной части сериала о якобы идущем новом этапе постсоветской реинтеграции, хотя всем ясно, что после отказа Украины как члена ВТО рассматривать возможность вступления в российско-белорусско-казахстанский Таможенный союз речь может идти исключительно о возврате к политике субсидий в чистом виде.

Понятно, что в нынешней ситуации предложила бы Украине подлинно имперская, жесткая или, как принято сейчас говорить, «настойчивая» Россия. Она предложила бы размен экономических позиций на геополитические. В наиболее примитивном варианте это звучало бы как фиксация пониженных цен на газ в обмен на продление сроков пребывания Черноморского флота в Крыму при отказе Украины взимать какую-либо оплату за пользование военными объектами. Не факт, что такой подход сработал бы, но переговорная позиция была бы четкой и определенной.

Еще понятнее, чего в таком положении попыталась бы добиться страна, где изжиты имперские иллюзии и во главу угла ставятся прагматичные интересы. Такая Россия перевела бы спор на экономический уровень, исходя из права продавца получать нормальную оплату за свою продукцию, и с ходу бы отвергла миф о неплатежеспособности Украины. Миф этот был в ходу, когда цена была 50, 90, 130 и 160 долларов за тысячу кубометров, что, впрочем, не мешало прошлому руководству Украины платить по счетам. В конце концов, если у соседей проблемы, можно посоветовать им либо начать всерьез проводить реформы, как это делает Европа, либо распространить среди украинских фигурантов различных списков миллиардеров патриотический внутренний заем – после этого реформы точно начнутся. В любом случае нельзя сохранять старую систему, ничего не меняя. Не очень логично возлагать бремя поддержки своей экономики в основном на корпоративных или индивидуальных налогоплательщиков России. Кстати говоря,

в игре по сугубо коммерческим правилам ЕС наверняка поддержал бы Россию, поскольку Европа заинтересована в стабильном режиме торговли газом, обеспечивающем интересы продавца, покупателя и транзитера.

Когда на кону не стоит ограничение суверенитета одного из участников, искать компромиссы гораздо проще.

Но поскольку официальная Москва в зависимости от ситуации или интересов конкретных лиц попеременно пытается пользоваться обеими ипостасями, не стоит удивляться, если в результате долгих и мучительных переговоров всего лишь возникнет очередная непрозрачная схема, появится очередной хорошо спрятанный посредник и будет куплена внутриполитическая передышка для новой украинской власти. Власти, управленческая концепция которой сводится внутри страны к желанию сохранить привычные механизмы изъятия экономической ренты, а вне – к попытке заново продать российским партнерам проект, ею же успешно похороненный еще при президенте Леониде Кучме и премьер-министре Викторе Януковиче.