Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Сопалатники

29.09.2009, 19:58

На днях Общественную палату РФ пополнили имена телеведущих Тины Канделаки и Алексея Пиманова. В соответствии с указом президента сюда входят не просто известные люди, а те, у кого имеются особые заслуги перед обществом и государством. Вероятно, данные заслуги предполагают наличие больших достижений свежих сопалатников на избранном ими поприще.

Тина – самый эффективный менеджер из всех существующих эффективных менеджеров, но только по части обустройства собственной судьбы. У дамы масса всевозможных достоинств — от яркой внешности до жгучей витальности, от нечеловеческой работоспособности до фанатичного прагматизма, от жажды лидерства до вечной потребности самопиара. И лишь один пункт отсутствует в реестре ее достоинств — талант телеведущей. За много лет пребывания в кадре она так и не научилась брать интервью. Тина не из тех, кто умеет слушать и слышать. Не вспомню ни одного выпуска ее «Деталей», где удалось бы вписаться в контекст разговора и не задать два краеугольных вопроса: сколько вам лет и какая у вас зарплата. Т. К. всегда движется параллельным курсом собеседнику, не соприкасаясь с ним ни в одной точке. Когда «Детали» стали по очереди вести еще и Рената Литвинова с Кириллом Серебренниковым, то и руководству канала стало, видимо, ясно, насколько слабо Канделаки владеет профессией интервьюера.

Программу закрыли, Тина стала пробавляться мелочевкой. Впрочем, она до сих пор верна вершинной удаче своей карьеры – детскому телеконкурсу «Самый умный». Здесь главное ее умение – произносить рекордное количество слов в минуту – мотивировано игровым форматом. Очередной всплеск в судьбе, то есть ведение шоу «Две звезды», не украсило ни шоу, ни Тину. Количество пошлости и глупости, которые она себе позволила в качестве импровизации, уже на третьем выпуске превысило допустимые санитарные нормы. Не стал событием и ее очередной разговорный формат «Нереальная политика». Если бы не участие в нем журналиста Андрея Колесникова, который хоть как-то структурирует своим здравым смыслом бурный Тинин поток, передача уже после нескольких выпусков была бы списана в архив. Тут виной не столько Канделаки, сколько изъян замысла. Соединить то, чего нет, то есть гламур с политикой, да еще с помощью стертых, словно медный гривенник от частого употребления, одних и тех же звезд шоу-бизнеса, — задача неподъемная.

В общественной палате Т. К. намерена заниматься школьным и студенческим образованием. И ведь займется, в том числе и личным примером. Я сейчас имею в виду не столько обнаженку в мужских журналах с последующим объяснением в телетаблоидах — мол, это не фотошоп, а я, натуральная. И даже не историю в Ницце с олигархом Сулейманом Керимовым, сделавшую ее вмиг гораздо более популярной, чем все телепрограммы вместе взятые. Я о более скучных материях: Тина знает все, но приблизительно. Отсюда любимое словечко «масштабировать», смысловые и лингвистические ляпы в речи и две самоубийственных (соглашусь с Гордоном) реплики в «Гордон Кихоте»: 1). «Как знать, как одеваться, если про это не прочесть в журнале?»; 2) «Мой любимый художник – Дали».

У Алексея Пиманова в Общественной палате своя забота – кинематограф. Хотя главное благо, которое он может принести кинематографу, — не заниматься им вовсе. Даже если бы я не знала, что к сериалам «Александровский сад», «Охота на Берию» или «Галина» приложил руку Пиманов, то с первых кадров определила бы сей факт. Его творческий метод предсказуем, как мировой финансовый кризис: сиропная тоска по утраченному советскому раю; острый сюжетец из жизни вчерашних власть имущих; картон в качестве строительного материала для характеров, композиции, мизансцен; пряная музыка, лобовой текст. Дефицит художественного дарования с лихвой покрывает убежденность в том, что важнейшее из искусств должно базироваться на неизбывном интересе холопа к хозяевам, будь то Сталин или Галина Брежнева.

Это высокое чувство движет автором и в его документальных сочинениях. Одно из самых популярных — «Последние 24 часа» из жизни известных людей. Здесь человеческая драма хоть Клары Лучко, хоть Надежды Румянцевой, хоть Андрея Миронова укладывается в формат, доступный потребителю, а стало быть, всенепременно оборачивается мелодрамой. C Канделаки Пиманова роднит работоспособность и плодовитость. Но если Тина готова щедро реализовать себя и во внеэфирном пространстве, будь то тусовки или корпоративы, то Алексей весь в творчестве. Только перечень его проектов занял бы колонку. Даже краткое расставание с ними ему невыносимо. В одном из июльских выпусков «Человека и закона» он принялся с первых кадров передачи готовить зрителя к тревожной новости, которой намерен поделиться в финале. Новость оказалась действительно тревожной: «Наша программа уходит в отпуск», — молвил Пиманов взволнованным голосом Поприщина, внезапно обнаружившего у алжирского бея под носом шишку.

Итак, скоро представители интеллектуальной элиты нации приступят к работе в Общественной палате. Имя Тины плавно перетечет из светской и скандальной хроники в хронику официальную. И это правильно. Ведь наша иерархия ценностей не подвержена никакому кризису. Только в той параллельной реальности, где мы все обретаемся (здесь Донцова с Марининой главнее Ахматовой с Цветаевой, Басков значится золотым голосом России, Крутой выше Моцарта, Шилов – Репина), Канделаки с Пимановым могут числиться самыми достойными представителями ТВ.