Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Президент без иллюзий

03.08.2011, 10:03

Медведев не заинтересован в открытой и демократической схватке за президентство, потому что такой способ борьбы явно обещает ему неудачу

Даже удивительно, насколько неверно просчитали политические расклады передовые люди, которые сейчас взывают к Медведеву «решиться и перейти свой личный Рубикон, обратившись впрямую к обществу» (Игорь Юргенс и Евгений Гонтмахер в заявлении «Президент должен заявить о себе») и убеждают общественность, что «в нынешней ситуации у нас нет иного выбора, кроме как оказать общественную поддержку действующему президенту… в его желании идти на второй срок» (Мариэтта Чудакова, Дмитрий Орешкин и другие подписанты обращения к гражданам России «Выбор есть»).

И если авторы второго из этих воззваний рассуждают больше о пагубности режима Путина, чем о конфигурации всенародного блока в поддержку Медведева, то Гонтмахер и Юргенс такую конфигурацию видят перед собою с полной четкостью. По их словам, «общественную коалицию для модернизации» (одно название-то какое придумали духоподъемное, прямо скликает народ, словно набатный колокол) – так вот, коалицию эту могут составить крупный бизнес, малый бизнес, «наиболее продвинутые университеты» со своей «интеллектуальной элитой и лучшей частью молодежи», а также «просто неравнодушные люди, которых у нас, как показывают опросы, не менее 15–20% взрослого населения».

Не будем придираться. Не станем говорить, что крупный бизнес уже зачислен в путинский «Народный фронт», а вовсе не в воображаемую «коалицию для модернизации». И вообще надеяться на какую-то самостоятельность действий этого бизнеса значит не понимать самую его суть. Что «продвинутых университетов» у нас раз, два и обчелся. И что

«неравнодушных людей», даже если вопреки всем нашим традициям они сплотятся в один кулак, заведомо не хватит для получения большинства на выборах.

Вместо всего этого просто посмотрим, какими слоями народа Дмитрий Медведев как политик, со своим сегодняшним идейным багажом, может быть принят в качестве лидера.

В широких массах Медведев малопонятен и маловлиятелен, и нет признаков того, что его понятность и его влияние растут. Путинский авторитет в народе тоже идет вниз, но остается пока что более заметным, а главное, простые люди так до сих пор и не поняли, чем таким существенным Медведев от Путина отличается. Частым повторением надоевшего слова «модернизация»?

Рядовой человек слабо улавливает умные слова. Он фиксируется на результатах. Реальные действия, повышающие качество жизни, назови их хоть модернизацией, он бы оценил. Но они стоят денег, а деньги Путин с Медведевым в принципиальном согласии, хотя, возможно, и в творческом соперничестве, делят где-то наверху, между сановниками и миллиардерами, между ведомствами и фантазийными суперпроектами.

Поэтому для модернизации быта широких масс у наших властей остается то единственное цивилизующее средство, которое у них всегда под рукой, – репрессии против тех, кто ведет себя не по правилам, очередной раз придуманным наверху. Если президент Медведев с чем-то и ассоциируется в глазах простолюдина, так это с какими-то новоявленными наказаниями – за распитие пива в неподходящих местах, за следы алкоголя в крови водителя и т. д. и т. п.

Буквально любое начинание, хотя бы и стартовавшее как разумное, пройдя через излюбленную Медведевым бюрократическую мясорубку, превращается в очередное издевательство над людьми.

Как техосмотр, который после благодетельной реформы наверняка станет дороже, а возможно, еще и запутаннее, чем был. Путин, при всей своей политической устарелости и оскудении идейных запасов, нашел гораздо более верный ход: через голову чиновников просто отменил техосмотр на год. Понятно, что это хитрость, что через год заинтересованные лица возьмут свое с процентами, но это именно тот год, когда решится судьба кремлевского кресла.

Еще один слой, который не нашел в Медведеве своего вождя, — это широкие массы провинциальных чиновников и некрупных бизнесменов. Эти люди в свое время не так уж стремились стать холопами вертикали и не были противниками системы конкурентных выборов – ну, хотя бы потому, что им нравилось занимать выборные должности. Путинский режим унизил этот слой, подлинный фундамент правящего класса, обращаясь с ним как с дворней, но режим медведевский упустил шанс мобилизовать их на свою сторону, хотя такая возможность была совершенно реальной.

Июньские обещания президента материально и политически усилить муниципальный уровень управления даны слишком поздно, сформулированы слишком туманно и слишком узко, ну и, конечно же, сразу же увязли в очередной комиссии. Вдобавок и утечки от путинских пиарщиков указывают, что в случае чего Путин запросто пообещает муниципалам точно то же самое. Очень сомнительно, что выполнит. Но

много ли людей из провинциальных верхушек приняли всерьез почти неуловимый словесный отход Дмитрия Медведева от привычных вертикализаторских заклинаний: «прикажу – накажу – сниму – назначу»? Зачем же они будут рисковать, делать политические ставки, если Медведев, как и Путин, видит в них винтики, а не политические фигуры?

Что же до могущественной столичной бюрократии, то при всей ее усталости от волюнтаризма Путина, она не получила от Медведева убедительных в ее глазах альтернативных проектов. Нервирующие разговоры о борьбе с коррупцией, оборачивающиеся выборочными наказаниями неудачников; идущие на подъем межклановые войны; общая неуверенность в своем положении – ни то, ни другое, ни третье никак не способствуют самоотверженному сплочению сановников вокруг человека, который при всем этом председательствует.

Остается общественность, те самые «неравнодушные люди», от скромного интеллектуала и до интеллигентного богача, мыслящие в широких политических категориях и проживающие в основном в столицах. Медведев для них – человек, который замахнулся на перемены и почти ничего не изменил, много обещал и мало выполнил. Настоящих его поклонников тут немного.

Для остальных он просто меньшее зло – тоже фигура из прошлого, но не такая пугающая, как Путин, однако, похоже, более слабая.

В этой атмосфере представители мыслящей общественности могут выбрать несколько стратегий, от перехода на радикальные антисистемные позиции и до эвакуации с деньгами и семьями за рубеж. Но переход к решительному и рискованному сплочению вокруг действующего президента, устойчиво воспринимаемого в этой среде именно как фигура нерешительная и нерисковая, тут труден и сомнителен уже просто психологически.

Все эти расклады говорят о простом. Открытая и публичная борьба за президентство с прицелом на реальное соревнование персон и идей, да еще и на создание собственного блока политической поддержки в глазах Дмитрия Медведева должна сейчас выглядеть сугубой авантюрой с очень скромными шансами на успех. И это, даже если допустить, что он действительно владеет и политической техникой, необходимой для ведения такой борьбы, и сильным личным желанием ее вести. Аттестуйте это как хотите – отстал ли от поезда, засиделся ли на старте, но Медведев сегодня уже не лидер общественных ожиданий, каким он, возможно, был в начале своего президентства. Вопрос о сплочении народа вокруг него устарел и отпал сам собой.

Сам ли он архитектор нынешнего своего положения или так звезды встали – вопрос для будущих историков. Но

теперь Дмитрию Медведеву, если он сохраняет президентские амбиции, остается искать опору вовсе не в демократии и не в общественной мобилизации, а наоборот, в старых добрых системных механизмах, которые однажды, в 2008-м, уже привели его в президентское кресло. Попросту говоря, в Путине.

И может еще статься, что именно Путин, представляемый в воззваниях интеллектуалов как воплощение зла, сочтет выгодным для себя еще разок продвинуть прогрессиста Медведева в президенты. Это выглядит не особо вероятным, но все-таки более возможным, чем демократическая победа Медведева в некоей открытой борьбе лоб в лоб.

Впрочем, есть вещь, которая куда важнее, чем надоевший полувыдуманный раздор внутри тандема. Страна шаг за шагом выходит из оцепенения, общественная атмосфера меняется, и в этой меняющейся атмосфере старая система, включая любые действующие и будущие тандемы, чувствует себя все менее уютно. Необходимость политических перемен, а не просто очередных кадровых перетасовок, носится в воздухе, она улавливается вождями и заставляет их подыскивать новую риторику, более, как они надеются, соответствующую ожиданиям людей. Но одной риторикой не отделаться. Предстоящие годы принесут уж точно более серьезные споры, чем спор о том, кому сесть в президентское кресло.