Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Экономить, ждать, надеяться

27.05.2009, 10:04

Бюджетное послание – первая исходящая от Медведева бумага, где он критикует путинский хозяйственный курс

Не верьте, что все точки расставлены. Президентское бюджетное послание зря изображают как конец государственного транжирства и переход к бережливой жизни. На самом деле там не точки, а сплошные многоточия.

Президент действительно провозгласил режим суровой экономии. Но отсюда еще не вытекает, что эта экономия долго продержится.

И уж тем более не следует, что будут прекращены раздачи казенных денег неэффективным корпорациям, околоначальственным банкротам и прочим паразитам. Хотя формально такие раздачи отныне под запретом.

Бюджетное послание буквально пестрит указаниями на этот счет. «При принятии решений о финансировании должен быть ясно определен ожидаемый эффект…» «Система госзакупок должна исключать случаи… заключения контрактов с заведомо некомпетентными исполнителями…» «Расходы… поддерживающие существование неэффективных организаций, должны быть исключены…» «Кризис не должен становиться поводом для иждивенческих настроений…» «Государственная поддержка должна оказываться по веским основаниям…» «Поддерживать нужно только те предприятия, которые имеют рынки сбыта своей продукции…»

Сама многочисленность повторов отчетливо выдает неуверенность автора в том, что его предписания будут выполнены. Вдобавок в том же документе, рядышком с призывами не швыряться деньгами, отдельной строкой прописано финансирование: владивостокского саммита (2012), казанской международной Универсиады (2013) и сочинской Олимпиады (2014). Видимо, это как раз те случаи, когда ожидаемый эффект ясно определен, исполнители заведомо компетентны, а рынки сбыта продукции налицо.

А на другой день после послания Дмитрий Медведев еще и дополнил список нуждающихся, когда поздравлял в Барвихе отцов российского бизнеса с профессиональным праздником: «Очень важной является тема поддержки системообразующих предприятий, особенно в моногородах… Мы должны, конечно, продолжить кредитование тех отраслей, которые находятся в сложном положении, от этого никуда не уйти. Я имею в виду нашу автомобильную промышленность, сельское хозяйство…»

Следовательно, новая экономическая политика заключается вовсе не в отказе в деньгах конторам, которые эти деньги пустят на ветер. Те, от кого «никуда не уйти», свой кусок получат даже и сейчас. Новизна бюджетного послания – в другом.

Это первая исходящая от Медведева официальная бумага, в которой он довольно явственно критикует путинский хозяйственный курс в последние жирные годы и в начале кризиса.

Как раз с этого послание и начинается – с «четырех уроков», которые надо извлечь, «чтобы предотвратить в будущем подобные шоки для российской экономики». А именно: не закладываться на фантастические нефтяные цены, не раздувать госрасходы, не раскачивать экономику, а если уж кризис настал, то не превращать борьбу с ним в «решение сиюминутных проблем в ущерб долговременным приоритетам». Ясно, в чей адрес эти шпильки.

Еще одна новация немного припозднилась, и вместо того, чтобы быть заявленной еще прошлой осенью, провозглашается только сейчас. А именно: предложение исходить из того, что казенные доходы упали не на квартал-другой, а минимум на пару-тройку лет.

Отсюда и абсолютно революционный тезис: это «может привести по ряду направлений к сокращению объемов расходов федерального бюджета в 2010–2012 годах по сравнению с 2009 годом».

Сократить госрасходы прямо сейчас духу не хватило. Если не фактически, то формально, по действующему федеральному бюджету, в этом году они должны быть даже выше, чем в прошлом. Слишком уж долго верили в чудеса и в собственную пропаганду.

Чтобы созрела готовность, если и не ужать казенные траты, так хоть подумать об этом, понадобилось более чем двадцатипроцентное падение госдоходов по сравнению с тем же отрезком 2008-го и необходимость за март — апрель обменять валюту из Резервного фонда на 1 триллион рублей, чтобы профинансировать текущие нужды.

В отличие от призывов тратить казенные деньги рачительно и по-модернизаторски, обещание расходовать их в меньших количествах надо поэтому принять если не всерьез, так хотя бы почти всерьез.

Намек на то, по какой процедуре эта урезка может реально происходить, в послании содержится. «Необходимо ввести среднесрочные 'потолки' бюджетных расходов по конкретным направлениям государственной политики с тем, чтобы отвечающие за них министерства были заинтересованы не в постоянном наращивании расходов, а в росте их эффективности».

Дело тут, если присмотреться, конечно, не в «росте эффективности», а равно и не в борьбе с бюрократизмом, и не в отказе от непрогрессивных трат в пользу прогрессивных (о чем в послании рассказывается много, подробно и тоже с большим количеством повторов), а в том, каким способом в новых обстоятельствах удастся соблюсти главный наш бюджетный принцип. Чтобы каждое ведомство, каждая монополия, каждая лоббистская команда могли сообразно своим силам и влиянию отбить свою долю бюджетных денег, а потом потратить их привычным образом. Однако,

в отличие от прошлых лет, денег будет не просто меньше, но даже еще и заранее непонятно, сколько именно их будет: прогнозирующие структуры меняют свои предвидения ежемесячно, а то и чаще.

Способ избавиться от сковывающих формальностей хотя бы на этом участке премьер Путин предложил сразу же после представления президентского послания. Проект бюджета-2010 будет внесен в Госдуму не летом, как раньше, а только в октябре. Чтобы либо приняли, не обсуждая, либо обсуждали, не принимая, до тех пор, пока это занятие не утратит всякий смысл.

Вообще-то, бюджет превратился в фикцию уже и в этом году. Сначала узаконили нечто явно неисполнимое, потом много месяцев переделывали, затем приняли то, что все равно не соблюдают. А теперь это станет традицией. Когда денег так мало, делить их без формальностей, в узком кругу и в рабочем порядке гораздо практичнее.

По этой логике, отделение эффективных или, там, первоочередных расходов от расходов неэффективных или не самых первоочередных – дело заведомо невозможное. Больше или меньше, но попробуют урезать все без разбора, включая, конечно, и социальные траты, хотя их и обещано сохранить.

Кстати, в бюджетном послании есть и еще новация – отложены тянувшиеся несколько лет разговоры о снижении налогов. Минфин победил. Что и понятно. Доходы и так упали, куда их еще уменьшать?

Что же до разговоров о модернизаторских начинаниях, то они (не начинания, понятно, а разговоры) продолжаются как ни в чем ни бывало и даже занимают в послании почетное место. Но последствий иметь не будут: модернизация по-прежнему понимается властями как бюрократическая акция, а у чиновников сейчас на непрофильные акции сил не хватает.

Если политика – это искусство реального, то новая экономическая политика, пожалуй, реалистична. Это все та же старая экономическая политика, только без прежнего гонора и не такая суетливая и дорогостоящая. Консервативная, как не раз отмечено в послании. Если попросту, то ее лозунг – побольше экономить, поменьше что-нибудь менять и надеяться, что главные неприятности позади.

Старый курс не блистал эффективностью, не блещет ею и новый. Но ведь если и есть реальный альтернативный вариант, так он еще хуже – с безоглядным печатанием денег и уже не частичным, а полным возвратом к инфляционным приключениям 90-х годов.

Та экономика и та система управления, которые у нас сейчас есть, другого выбора на сегодня просто не оставляют. И даже тот режим экономии, который вроде бы намечен в бюджетном послании, на самом деле выбран вовсе не окончательно и при серьезной проверке на прочность плавно перетечет в инфляционизм.