Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Зерно власти

06.08.2010, 16:59

Об экспорте зерна и управлении Россией

Сельское хозяйство России в этом году пострадает не только от засухи, но и от распоряжений правительства: в четверг премьер Владимир Путин ввел запрет на вывоз зерна из страны.

Запрет этот официально мотивирован необходимостью обеспечить страну зерном и сохранить низкие цены на хлеб.

Официальные объяснения вызывают массу вопросов. Во-первых, несмотря на засуху, Россия в этом году, по прогнозам, соберет 75 млн тонн зерна против 90 млн тонн в прошлом году. Экспорт зерна из России составляет 17—18 млн тонн. В интервенционном фонде России, согласно официальным данным, находится 21,5 млн тонн.

Таким образом, вместе с интервенционным фондом нынешний урожай перекрывает даже прошлогодний и удовлетворяет все потребности России при привычных объемах экспорта, особенно если учесть, что засуха привела к забою скота и, соответственно, сокращению потребностей в фуражном зерне. Одно из двух: либо продовольственная безопасность и так обеспечена, либо интервенционный фонд на самом деле разворован. (О чем-то подобном заявил президент Агропромсоюза Иван Оболенцев, полагающий, что реально в интервенционном фонде находится 9 млн тонн.)

Во-вторых, если правительство пытается остановить рост цен на зерно для потребителя, то этого не получится. Запрет на экспорт зерна из России привел ровно к обратному: цены на зерновых биржах мгновенно скакнули на 10% и продолжают расти. Так что хлебопекарня будет покупать зерно по мировой цене.
А вот что реально случится — так это то, что российский производитель, утратив альтернативу, вынужден будет продавать зерно скупщику на его условиях. Как следствие, производители не смогут расплатиться по кредитам, и вслед за одной бедой — засухой — на них обрушится и другая — благодетельное распоряжение правительства.

Самое смешное, что есть некая совершенно конкретная общность, которая выигрывает от запрета на экспорт зерна, и это не бабушка в булочной, и не фермер в поле. Это компания Glencore.

В среду, 4 августа, за день до решения правительства, Юрий Огнев, глава Международной зерновой компании, подразделения Glencore, заявил, что в России необходимо ввести временное эмбарго на экспорт зерна. Мотивировал это г-н Огнев так: «Экспортеры сейчас попали в непростую ситуацию, когда они законтрактовались по одной цене, а внутренняя цена выросла резко. Соответственно, выполнять контракты становится невозможным, потому что выполнение их идет себе в убыток… Запрет на экспорт помог бы экспортерам избежать штрафов, так как это был бы форс-мажор».

Итак, удивительная откровенность: экспорт зерна из России следует запретить, чтобы компания Glencore (и, вероятно, еще парочка трейдеров) отказалась от своих обязательство по отношению к российским фермерам и оставила бы их с непогашенными долгами в состоянии банкротства, поставив тем самым точку на начавшемся возрождении российского сельского хозяйства.

Резоны Glencore понятны. Непонятны резоны правительства, хлопочущего об интересах Glencore в ущерб бабушке в булочной и фермеру на комбайне.

Один из основателей кибернетики Уильям Росс Эшби сформулировал закон, который называется законом необходимого разнообразия (Requisite variety), согласно которому управляющая система для хорошего управления должна иметь больше разнообразия, чем управляемая система.

Из закона необходимого разнообразия следует, что Россия стабильна не потому, что Кремль хорошо ею управляет. А потому, что в России возникает мало чрезвычайных ситуаций.

Когда чрезвычайная ситуация возникает, то оказывается, что власть не умеет ни предсказать ее, ни с ней бороться.

Ситуация с лесными пожарами является лучшей иллюстрацией этого принципа. Сначала пожары просто не замечали, потому что функция охраны и защиты лесов у государства Лесным кодексом 2007-го года отменена и сообщать о пожарах было просто некому.

Россия горела, а Путин посещал на трехколесном мотоцикле слет байкеров и пел вместе с горе-шпионами «С чего начинается Родина». Нижегородская область горела, а ее губернатор рапортовал, что помощь ему не нужна. В это самое время село Барковка в Выксунском районе умоляло о помощи: «сгорим», но ему не прислали даже пожарной машины. Тогда жители начали вырубать лес вокруг села сами, но тут приехала прокуратура и пригрозила посадить граждан, изменнически пытающихся спастись без разрешения начальства.
А теперь в качестве благодательной меры по борьбе с засухой принято распоряжение, которое заставит фермеров продавать хлеб по дешевке, но избавит от дополнительных расходов компанию Glencore.