Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Слияние двух эпох

29.11.2005, 12:00

Последний и решительный съезд «Единой России» сильно напоминал «съезд победителей» 1934 года. Конечно, доклад товарища Грызлова был существенно короче доклада товарища Сталина. Однако структура докладов и пафос победы оказались очень похожи. Разумеется, борьба с «правой платформой» в «Единой России» (»…появились желающие пристроить к партии «платформу». Тем, кто слишком увлекся этим, напомним, что поезд может уйти, а платформа останется») по накалу и трагическим последствиям несравнима с борьбой с «правым уклоном» тех времен. Но хотя у «Единой России» по-прежнему проблемы с идеологической самоидентификацией, то есть нет программы, а есть документ с абстрактным названием «Наши цели», партия, судя по докладу ее формального руководителя, совершила внятный «левый поворот». А некоторые принципиальные пассажи речи, трактующие экономическую политику, позволяют квалифицировать «ЕдРо» как антиправительственную партию.

«Единая Россия» — партия государственного активизма, щедрых непроцентных расходов, высокой инфляции, распечатывания Стабфонда.

То есть партия всего того, что разрушает единственное относительное достижение кабинетов Касьянова и Фрадкова, не слишком усердствовавших в структурных реформах, — макроэкономическую стабильность и сбалансированность бюджета.

Модернизацию России «ЕдРо» трактует в мобилизационной стилистике: задача партии — «усиление государства». Партия намерена достичь экономического роста методом повышения «эффективности государственного регулирования и стратегического планирования в экономике». Формула вульгарного кейнсианства в интерпретации партийных идеологов выглядит так: «Деньги должны делать деньги! Эту простую истину хорошо бы не забывать Министерству финансов. Ведь стерилизуя, а проще говоря, сжигая деньги, мы ослабляем свои производительные силы, лишаем экономическую машину того горючего, благодаря которому она могла бы двигаться быстрее».

Панацею от всех бед невольные последователи лорда Кейнса видят в «расширении государственных инвестиций», что вполне вписывается в логику ползучей национализации компаний, доведенных частным бизнесом до рабочего состояния. «Полная государственная монополия на оборот спирта», «снижение НДС с 18 до 15 процентов» — лишь часть общей эклектичной картинки, которая оказалась бы неполной без масштабной задачи, которую ставит перед собой партия, — «модернизировать систему статистики».

Зачем партии власти понадобилось лезть в столь узкопрофессиональную сферу, которая, кстати, уже давно адаптирована к международным стандартам, решительно непонятно.

Однако одна догадка у меня есть: «немодернизированная» система статистики, вероятно, мешает добиться решения задачи удвоения ВВП.

Запальчиво аргументируя тезис о «непротиворечивости задач экономического и социального развития», то есть ломясь в открытую дверь (если есть реальное экономическое развитие, значит, есть и развитие социальное — в чем противоречие?), партия власти переходит к песне о главном — о взаимоотношениях власти и бизнеса. «Только государство может преодолеть разобщенность и разнонаправленность интересов разных отрядов (!!! — А. К.) бизнеса, стимулировать переток капитала из сырьевых отраслей в несырьевые», — утверждается в установочном докладе.

Вот тут уже лорд Джон Мейнард Кейнс вместе со своей общей теорией процента, занятости и денег отдыхает. Здесь уже начинается 17-й партсъезд, «съезд победителей» во всей красе. Здесь заканчивается государственное регулирование и начинается государственное вмешательство.

Здесь заканчивается свободный рынок и начинается государственный капитализм, режим, при котором монопольным и всегда побеждающим игроком на рынке является государство.

В заключительном пассаже своего выступления Грызлов, а вместе с ним и идеологи «преодоления разнонаправленности отрядов», до того, заметим, успешно «равноудаленных», называют партию «движущей силой развития страны». Дело даже не в том, что «Единая Россия» может умереть от чего угодно, только не от скромности. А в том, что подобного рода утверждение — попросту чуть скорректированная формула ст. 6 основного закона СССР в редакции 1977 года. Той самой статьи о «руководящей и направляющей силе».

Остается к этому только добавить идею формирования партийного кабинета министров, и подзабытое с советских времен словосочетание «партия и правительство» обретет новую жизнь после смерти.

И тогда в самом деле отмененное в докладе Грызлова разделение на правых и левых, социалистов и либералов-рыночников потеряет всякий смысл: какие могут быть правые и левые в однопартийной системе?

«Настоящий съезд проходит под флагом… ликвидации остатков антиленинских группировок… Разбита и рассеяна… группа правых уклонистов… партия сплочена теперь воедино, как никогда раньше (И. Сталин)… Мы должны добиться неоспоримой победы, получить твердое парламентское большинство» (Б. Грызлов).

Как органично монтируются две эпохи, далеко отстоящие друг от друга. Бурные, долго не смолкающие аплодисменты…