Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

.Враг у порога

06.06.2007, 13:35

Наши официальные лица – от Путина до Затулина – совсем застращали бедного российского обывателя надвигающейся с Запада военной угрозой. Именно он, простодушный, не шибко грамотный, доверчивый, легко внушаемый и столь же легко поддающийся панике, является на самом деле главным адресатом воинственных заявлений, которые по форме вроде бы адресованы Западу.

Но меня-то, стреляного воробья, на мякине не проведешь. Все упражнения в антизападной риторике, которыми поразили всех президент России и его сослуживцы – и про ПРО в Чехии и Польше, и про то, что НАТО прет из всех щелей, договоры по ограничению вооружений не выполняются, а западные спецслужбы боевиков на Северном Кавказе поддерживают и вообще русский народ хотят извести с помощью специального генного оружия, были предприняты ради него, избирателя-обывателя.

Ради поддержки 60 или 70 процентов избирателей, голосующих за Путина, тех, кто желает хоть третьего срока, хоть пожизненного президентства, кто является и вправду меньшими европейцами, чем наше далеко не европейское правительство, все эти разговоры и ведутся.

Сомнений больше нет: внешняя угроза и противодействие ей – главная тема новой предвыборной кампании. «Враг у ворот, объединимся для отпора врагу!» — простой, как палка, но всегда очень эффективный лозунг, который в нашей давней и недавней истории работал безотказно.

А теперь, если использовать образ врага, то никого, кроме внешнего врага, вообще не остается – всех победили, кого могли, загнали за можай, раскулачили, стерли в лагерную пыль.

Теперь можно и сериал про Варлама Шаламова по государственному телеканалу показывать, и автора «Архипелага ГУЛАГ» государственной премией награждать, в союзники его привлечь, благо, Александр Исаевич Солженицын, как известно, спасший его когда-то от значительно более жестких репрессий и приютивший его Запад совсем не жалует.

Впрочем, Солженицын – союзник ненадежный, все-таки личность слишком крупного масштаба, какие бы взгляд ныне ни исповедовал, чужие проповедовать не будет.

Другое дело – генерал Владимир Шаманов, тот самый, что был Ульяновским губернатором, а еще раньше – одним из главных героев первой чеченской военной кампании. Теперь он, находясь на скромной должности советника министра обороны, ведет примерно такие речи:

Россия не будет участвовать в совместных маневрах в Румынии и Болгарии, а нацелит свое оружие на военные базы США в этих странах, сообщает Шаманов корреспонденту ИТАР-ТАСС и добавляет: советское руководство, оказывается, в предвоенные годы уже имело неосторожность поучаствовать в совместных учениях с фашистской Германией, и это окончилось вероломным нападением на Советский Союз.

Вот ведь как заразительны примеры со стороны вышестоящего начальства! Стоило Путину 9 мая произнести теперь уже знаменитую фразу про то, что сегодня, как и времена Третьего рейха, мы сталкиваемся с угрозами миру, в основе которых лежит презрение к человеческой жизни, претензии на мировую исключительность и диктат, как тут же подчиненные творчески развили президентскую мысль.

Я не питаю никаких иллюзий по поводу того, что можно в одночасье переубедить обывателя, который искренне верит в большого американского Серого Волка, точащего когти на Россию. Потому что это вопрос веры, а не знания, а вера – штука иррациональная. Но заставить его задуматься попытаюсь.

Во-первых, что касается предвоенных лет, генералу Шаманову и всем, кто ему поверил, стоит напомнить: вероломному нападению Германии на Советский Союз предшествовало столь же вероломное нападение сначала Германии, а потом и Советского Союза на Польшу, в результате чего была развязана Вторая мировая война. Это стало возможным в результате подписания Договора о ненападении между СССР и Германией, вошедшего в историю как Пакт Молотова — Риббентропа, в котором Москва и Берлин договорились о разделе сфер влияния в Европе. 22 тысячи польских офицеров, попавших тогда в советский плен, были расстреляны в Катыни под Смоленском.

Вскоре Советский Союз ввел свои войска на территорию Латвии, Литвы и Эстонии и аннексировал их. СССР также начал войну против Финляндии, за что нас, между прочим, исключили из Лиги наций. Выиграли мы эту войну, как утверждала раньше официальная советская историография, или проиграли — большой вопрос. Финны нанесли Красной Армии колоссальные потери, а потом, одержав моральную победу, махнули рукой, заключили перемирие на советских условиях, пожертвовали клочком территории ради того, чтобы сохранить национальный суверенитет и независимость Финляндии, спасти жизни солдат.

Но вот другой вопрос ко всем, кто свято верит и сегодня, что спустя шестьдесят с лишним лет по окончании Второй мировой нам кто-то всерьез грозит войной:

скажите мне на милость, а мы хоть раз за все это время подверглись агрессии со стороны США или любой другой страны Запада?

Вот коммунистический Китая на нас нападал – в начале 1969-го, когда в результате боев за пограничный остров Даманский погибли десятки советских пограничников. А США или любая другая страна НАТО – никогда.

Нет, понятно, что США и их союзники проводили в отношении СССР политику сдерживания, окружали Советский Союз военными базами, нацеливали на нас свои ракеты, облетали наши границы на стратегических бомбардировщиках, держали на боевом дежурстве ракетные подлодки. Американские политики делали порой воинственные заявления. Мы отвечали, между прочим, тем же. Это что касается слов. А каковы были дела?

Во второй половине ХХ века в разных частых света было множество локальных конфликтов, в которые были в том или ином виде вовлечены США и СССР – арабо-израильские войны, гражданские войны в Эфиопии, Никарагуа, Анголе, список можно продолжить. Все это происходило на достаточно безопасном удалении и от советских, и от американских границ. Там же, за тысячи миль от дома, американцы вели две большие войны — в Корее и во Вьетнаме, куда, впрочем, и мы были по-своему втянуты по уши.

В остальном же у нас послужной список покруче будет: подавление советскими войсками антиправительственных выступлений в Берлине в 1953 году. Ввод советских войск в Венгрию в 1956-м. Попытка скрытно разместить советские ракеты на Кубе в 1962-м – Карибский кризис. Оккупация Чехословакии в 1968-м. Все это, заметьте, или в центре Европы, или вблизи американских границ.

А еще — вторжение в Афганистан в 1979-м, свержение президента Амина силами спецназа КГБ.

В 1981-м – введение военного положения в Польше.

В 1983-м — сбитый корейский пассажирский Боинг-747.

Я не говорю уже о том, сколько денег закачали ЦК КПСС и советские спецслужбы в разного рода подпольные и полуподпольные коммунистические организации и «национально-освободительные движения», в том числе на арабском Востоке. Именно тогда были посеяны ядовитые зерна международного терроризма.

Против нас ничего подобного не делалось ни разу – ни против нас, ни против наших союзников в Европе. В послевоенный период советская политика была куда как жестче, нахальнее, агрессивнее. Но под конец силенок не хватило. СССР не выдержал гонки вооружений, не выдержал резкого падения цен на нефть, надорвался и приказал долго жить.

История, как известно, повторяется. В прошлый раз обошлось почти без крови и уж точно – без большой гражданской войны, как в Югославии. Второй раз так может не случиться.